«БОЯТЬСЯ УЖЕ ПОЗДНО»

Женщины в России традиционно смелее мужчин. Так повелось.

«Бояться уже поздно»

Родственницы мобилизованных объединились — они требуют вернуть близких с фронта и начать переговоры с Украиной. «Бумага» рассказывает о новом женском движении.

«Совет матерей и жен» — так называют себя родственницы мобилизованных и срочников, отправленных служить в Белгородскую область. 14 ноября более 20 активисток «Совета» приехали из разных городов России к штабу Западного военного округа (ЗВО) в Петербурге, чтобы озвучить свои требования: начать переговоры с Украиной, отказаться от использования ядерного оружия, вывести срочников из Белгородской области, разобраться в случаях незаконного призыва и отправки срочников в зону военных действий. Ни женщин, стоявших в пикете, ни тех, кто пытался пройти в штаб ЗВО, полиция не задерживала.

О создании «Совета матерей и жен»

20-летнего сына Ольги Цукановой из Самары призвали на срочную службу в июне 2022 года. «Мы не купили ему военник, как делают многие. Он сам хотел все по-честному», — утверждает она. 31 июля сын принес присягу — Ольга присутствовала на церемонии в Астраханской области и вспоминает, что в тот день руководство части заверило родителей, что их сыновей не отправят в Украину:

«Уже в августе — и месяца не прошло с присяги — его начали склонять к «добровольному» подписанию контракта: прямо говорили, что это для участия в спецоперации. Он отказывался, да и я стала звонить в часть. Временно его оставили в покое, а в сентябре все по новой. Я узнала, что его готовят к отправке на Украину».

По словам Ольги Цукановой, сейчас связи с сыном нет. Она подозревает, что на него и других срочников давят, заставляя подписать контракт. 23 сентября Цуканова опубликовала на личной странице во «ВКонтакте» обращение к матерям и женам срочников и мобилизованных с призывом объединяться, чтобы добиваться реакции Минобороны и прокуратуры на нарушения в армии.

28 сентября общественное объединение «Общенародный союз возрождения России» объявило о создании «Всероссийского совета матерей» (далее его называют «Совет матерей и жен»). Ольга Цуканова его возглавила. Ольга отказалась пояснить «Бумаге», почему выбрала именно эту организацию для распространения своей идеи.

«Общенародный союз возрождения России», согласно информации на сайте, создан в 2019 году. У организации есть представители во всех регионах страны. Участники движения выходили на одиночные пикеты против вакцинации от коронавируса, организация агитирует против 5G-вышек сотовой связи, «цифрового рабства», ГМО, а также выступает за возрождение СССР.

Идеология «Совета матерей и жен» противоречива: с одной стороны, участницы выступают лишь против нарушений в ходе мобилизации и срочной службы, не оспаривая легитимности этих процессов, с другой — они требуют мирных переговоров для прекращения военных действий. «Я приехала в Петербург от лица «Совета», чтобы передать письменные требования в Военную прокуратуру и штаб ЗВО. Мы требуем мирных переговоров между Россией и Украиной, чтобы устранить причину всех этих несчастий. Еще в начале ноября мы отсылали и лично отвозили такие обращения в Москву, в Минобороны и в приемную президента», — Ольга Цуканова.

«Совет матерей и жен» под руководством Цукановой предлагает создать в каждом городе советы матерей — органы общественного контроля, которые будут фиксировать нарушения, проверять, как готовят мобилизованных и насколько качественно их снабжают. «Я верю, если допустить женщин к контролю, у нас не будут из Минобороны пропадать комплекты одежды на полтора миллиона. Ну куда они пропадают? — возмущается Цуканова. — Скорее всего, они появляются в магазинах, а потом эти же мобилизованные их скупают».

Кто и зачем вошел в «Совет»

Утром 14 ноября Ольга приехала в Петербург, где находится штаб ЗВО, с 20 участницами «Совета» из разных городов. Одна из них — Зинаида Курбатова. Алексей Курбатов, ее сын, в 2011 году отслужил водителем легкового автомобиля в войсках связи. 21 сентября, в первый день мобилизации, 31-летнего Алексея призвали. Неподходящую военно-учетную специальность, по словам матери, просто заменили — назначили «не имеющего никакого боевого опыта электромонтера» стрелком.

Зинаида утверждает, что ни медкомиссию, ни обучение Алексей не проходил. После двух дней в части в Воронежской области его отправили в Белгородскую область, а потом — на передовую, под Купянск. Семья обращалась с заявлением в Военную прокуратуру. Там велели ждать рассмотрения. А уже через восемь дней после мобилизации Алексей погиб. Его не стало 29-го числа. Об этом сообщили его друзья, которые тоже там были. Официально о смерти объявили только через несколько недель. Дата смерти у него в свидетельстве — 5 октября.

После известия о смерти сына Зинаида увидела интервью Ольги Цукановой. Она нашла телеграм-канал «Совета матерей и жен» и написала, что хочет участвовать в его работе. «Из «Совета» мне позвонили 12 ноября. Сказали, что собираются ехать в Петербург, в штаб ЗВО и в Военную прокуратуру. Я решила присоединиться. Воронежская область ведь тоже к ЗВО относится. Быстренько собралась и в воскресенье выехала, чтобы в понедельник быть здесь. Я думаю, что мы можем оказаться той силой, которая заставит Минобороны обратить внимание на свои, так сказать, промахи. Промахи, которые стоят жизни наших ребят», — Зинаида Курбатова.

Семью другой активистки «Совета» Светланы Беловой из Самары война не затронула: ее близкие не участвуют в «спецоперации». По ее словам, в «Совет матерей и жен» она вступила, потому что опасается, что мобилизация не закончится. Тогда она коснется каждого — ее семьи в том числе. В начале ноября Белова участвовала в подаче заявлений в Москве. Она отмечает, что там представительниц «Совета» пусть и не сразу, но пропустили на прием в Минобороны: «Часок попробиваетесь — начинают шевелиться», — описывает она. Пробиваться в штаб в Петербурге пришлось два дня.

О переговорах с ЗВО и пикетах

14 ноября активисток не пропустили в здание штаба ЗВО на Дворцовой площади. Его охрана призвала женщин расходиться. Они отказались, и тогда на входе в штаб появились солдаты с автоматами, а чуть позже подъехали полицейские. «Единственный человек из здания ЗВО, с которым мы смогли хотя бы немного поговорить в первый день, — это мужчина в штатском. Он не представился — потом мы вычислили, что это был начальник по работе с обращениями граждан Вячеслав Мельник. Когда увидел, что мы ведем съемку, испугался, потом завел нас в какую-то арку и начал требовать, чтоб мы сдали телефоны», — Ольга Цуканова.

Представитель штаба предложил женщинам «забрать их бумажки» — с жалобами на нарушения, требованием мирных переговоров и отвода срочников из Белгородской области — и передать руководству. «А что с того, что он бумажки заберет? Мы можем их по почте отправить. И вообще, это не бумажки, а жизни людей. Есть женщины, которые думают, что они отправят запрос, им ответят и проблема решится, — но это не так. Поэтому мы и добиваемся личной встречи с штабом ЗВО. [Активных действий] не надо бояться, бояться уже поздно. Потому что сейчас есть угроза жизни наших близких. А что хуже, чем потерять сына или мужа?» — Ольга Цуканова.

Не попав к руководству штаба, две женщины по очереди встали в одиночные пикеты на Дворцовой площади и Невском проспекте. «Срочники на белгородской границе получают ранения и погибают! Лабутин [военный прокурор Западного округа] — проведи расследование!» — было написано на плакате активистки из Томска. Она рассказала, что ее 20-летнего племянника призвали на срочную службу в июне.

На следующий день нескольким матерям удалось пройти в штаб. Чтобы поговорить с армейским чиновником, женщины несколько часов простояли на холоде. Светлана Белова из Самары описывает это так: «Мужчина, который еще вчера буквально бегал от нас, пообещал, что примет. Чтобы попасть к нему, надо пройти через ворота, за которыми стоят постовые. И эти постовые просто закрывают перед нами ворота! Мы стали перезванивать [Вячеславу Мельнику] — он трубку не берет. В итоге, когда приоткрыли дверь, одна женщина поставила в нее ногу и объявила, что не уйдет, пока не начнут прием. Только тогда начали запускать по одному», — Светлана Белова, участница «Совета матерей и жен».

На прием к начальнику по работе с обращениями граждан Вячеславу Мельнику удалось попасть матери погибшего солдата Зинаиде Курбатовой: «Я требовала возбуждения дела о незаконной отправке мобилизованных [на фронт] без подготовки. Как моего частного случая, так и похожих на мой. Мельник все это выслушал, говорил тактично, корректно и заявление принял. За сегодняшнюю беседу я ему благодарна. Ответ обещали дать в течение 30 дней, возможно с продлением еще на месяц, но [Мельник] пообещал предупредить, если так».

Белова отмечает, что многие, кто приехал за ответами в штаб ЗВО, ранее направляли туда письменные обращения. Но не получили ответа за два месяца и больше. Теперь чиновники берут на проверку информации еще месяц. Белова считает, что этого времени у военных нет. 15 ноября «Совет матерей и жен» распространил видеообращение Оксаны Абрамовой: она утверждает, что ее сын — солдат-срочник — и другие служащие в Белгородской области стали свидетелями гибели сослуживца при минометном обстреле. Оксана называет номер войсковой части, зарегистрированной в Ленинградской области. «Бумаге» не удалось подтвердить эту информацию в других источниках.

С нами связались матери тех срочников, которые все это видели. Они прислали видеообращение и заявление — все с фамилиями, именами, номером части, поэтому мы открыто говорим об этой ситуации. Это не «фейк». И не «дискредитация армии». Сегодня мы передали жалобу, чтобы в ситуации разобрались. Там ребята-срочники гибнут, а нам говорят, что они в спецоперации не участвуют. Что же это тогда?

meduza.io.

***

«Совет матерей и жен» предложил президенту России Владимиру Путину провести открытую встречу. Видеообращение с таким призывом записала организатор совета Ольга Цуканова после того, как стало известно, что Путин проведет встречу с матерями военнослужащих. Ни одну из представительниц «Совета матерей и жен» на эту встречу не пригласили. Ольга Цуканова заявила в обращении, что президент собирается провести встречу с «карманными матерями», чтобы продемонстрировать, что власти реагируют на обращения родственников мобилизованных:

«Но это не то, что нам нужно. Владимир Владимирович, вы мужчина или кто? Хватит у вас смелости встретиться в глаза, в открытую не с согласованными вами карманными женщинами, матерями, а с настоящими, которые из разных городов приехали за свой счет сюда к вам. Мы здесь, в Москве, готовы с вами встретиться. Мы ждем вашего ответа! Или спрячетесь опять? В Минобороны у нас мужчины, в военной прокуратуре мужчины, в администрации президента сплошные мужики, президент мужчина. И матери на другой стороне. Ну что, мужики, будете выходить на диалог или будете прятаться?»

Газета «Ведомости» сообщила в номере от 22 ноября, что, по данным источников, близких к администрации президента, Путин на этой неделе встретится с матерями российских военных, встречу приурочат ко Дню матери, который отмечают 27 ноября. Один из источников издания сказал, что президент не обойдет вниманием «тему боевых действий, в которых участвуют военнослужащие». Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков подтвердил, что Кремль готовит встречу Путина с матерями российских военнослужащих.

Ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова сообщила изданию «Верстка», что представителей правозащитной организации не приглашали на встречу с Путиным. «Если позовут, будем думать. О чем нам говорить с Путиным? Мы миротворческая организация», — сказала Мельникова. Неназванный собеседник «Верстки», близкий к Кремлю, сообщил, что российские власти якобы обсуждают возможность создания альтернативного, патриотического движения матерей военнослужащих. Другие источники это не подтверждали.

С конца октября родственники мобилизованных россиян в 15 регионах страны выходили на протесты, требуя, чтобы их близких вывели с линии фронта и обеспечили всем необходимым.

meduza.io.

***


1 комментарий к “«БОЯТЬСЯ УЖЕ ПОЗДНО»

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.