Геннадий БАХОВЦЕВ : «ДЕНЬГИ БЕЗ СЛЕДА НЕ ИСЧЕЗАЮТ»

16 марта 2005 года

 

Геннадий БАХОВЦЕВ : «ДЕНЬГИ БЕЗ СЛЕДА НЕ ИСЧЕЗАЮТ»

 

Обстановка для интервью складывалась довольно странная. Воскресенье. Мэр туда-сюда снуёт по «Горэлектросети» с большущим мешком в руках. В мешки складируются книги, альбомы, сувениры, в изобилии расставленные на полках бывшего кабинета бывшего директора Баховцева. Только месяц спустя после победы на выборах он сумел выкроить время для того, чтобы перевезти личные вещи к новому месту пребывания. Да, городом управлять – штука непростая…

— Геннадий Яковлевич, как меняется мировоззрение человека, который в зрелом возрасте круто меняет свою жизнь?
— Моё мировоззрение уже, наверное, никогда не изменится. Новая информация заставляет, конечно, вносить какие-то коррективы, но это нормально. Понятно, что люди ждут от меня резких движений, но город – это очень сложный механизм. Резкими, непродуманными действиями можно не пользу принести, а навредить. Монетизация льгот – яркий тому пример…

— Про монетизацию разговор будет отдельный. Народ про чиновников хочет знать. Тубольцев, говорят, в Москву перебирается, Фомаиди хочет возглавить городской Совет. А с остальными что?
— Думаю, что года три будем мы зачищать муниципальный сектор. Фронт работы непочатый. Посмотрите на наши предприятия – ведь они все дотационные! Как так можно? Они что, не занимаются коммерческой деятельностью? То же ПАТП 40 миллионов зарабатывает, а 80 мы ему даём. Это как? Машин в администрацию зачем-то набрали… Лесхоз, пищекомбинат…

— Недораспроданный наш молокозавод – это просто песня!
— А что не песня? Проблем очень много, и это только то, что видно невооружённым глазом. А у всякого айсберга есть ещё подводная часть, которая гораздо больше. Наверное, двух специальных юристов нужно ставить, чтобы разгребать дела прошлой администрации. Мне практически ежедневно идут документы из арбитражных судов, примерно по две бумаги в день. Ими надо заниматься. Хотя надежда возврата средств по этим делам – величина не нулевая даже, а отрицательная.

— Так всё плохо?
— Администрация то ли не хотела, то ли не могла работать. Были бесконечные реорганизации, которые ни к чему не вели. За шесть лет они даже структуру не сумели отладить! Например, реформировано было Управление городского хозяйства. А ведь оно практически закрывало все вопросы, связанные с жизнедеятельностью города. Из него зачем-то сделали комитет по управлению муниципальным заказом. Но, скажем, на электроснабжение горожан нет заказа от КУМЗа! Значит, он на электроснабжение не влияет. В этом месте управляемость городским хозяйством проваливается…

Работы много. Интересной работы много. Я думаю, что наладим мы всё. Хотя жалко упущенного времени. И денег. Всего жалко. Возможности были: страна нам помогала. А сейчас имидж города очень сильно подмочен.

 

КОМУ ЧТО НУЖНО

— На что жалуются новому мэру избиратели?
— Очень много на приём идёт предпринимателей, которых, будем говорить, задвигала та власть. Кладбищенский наш бизнес требует вмешательства, там творится просто непотребное. Очень много по земле жалоб, по недвижимости. Похоже, там ситуация тоже очень некрасивая. Много вопросов по жилью.

— Новый Жилищный Кодекс, вероятно, добавил головной боли?
— Да, с новым Кодексом ситуация изменяется не в лучшую сторону. Но мы решили взять примерно месяц выдержки, ничего резко не делать, потому что наверняка появятся какие-то разъяснения, уточнения. Проведём в администрации что-то типа учёбы, специалисты всё расскажут и пояснят. Есть ведь в Кодексе и положительные стороны. Например – по переделке помещений, по переводу из жилого в нежилое требования сильно ужесточаются. А то ведь сейчас каждый норовит по своему разумению долбить несущие стены!

— Кстати, о специалистах. Как решается кадровый вопрос в администрации? Что там у Вас с замами?
— Одного пока оставлю в резерве. Есть мысль усилить Управление экономического развития. Выделить там стратегическую группу из двух скажем человек, которая занималась бы перспективными направлениями. Мы должны готовиться и к лучшему, и к худшему. Если Москва нам оставит нынешний бюджет, то мы сможем жить и развиваться. Если заткнуть все дыры, куда утекают деньги, то средств хватит. Но если реализуется худший вариант, мы должны не только сократить расходы, но и стимулировать местный бизнес…

Вы знаете, я провёл опрос среди работников администрации. Дал им возможность высказать свои пожелания. И практически все отделы запросили увеличения штатов. Для оптимизации своей работы. Очень интересно, да? Каждый отдел хочет иметь, к примеру, отдельного юриста, и так далее. Наверное, это всё-таки неправильно.

Впрочем, есть и дельные предложения. Например, предлагается объединить земельный комитет с КУМИ. Есть идея создать на сайте администрации виртуальную приёмную. По общественному совету есть идеи… Думаю, что это будет очень хорошо с точки зрения прозрачности нашей работы. Все наши проблемы там будут высвечиваться. Новую структуру администрации мы, видимо, сформируем уже на днях.

 

РУБИТЬ ЛИ «ХВОСТЫ»?

— Как относятся к Вашим начинаниям обитатели Серого дома?
— У многих сейчас есть опасения. За одну веревочку потянешь, тут оно всё и вылезает. Всё у нас делалось через… одно место. Ну, ладно, воровал ты, но зачем было принимать глупые решения? С этим вот «Инфоцентром» — ну зачем это было делать? Неужели ОТРП нельзя было заставить работать так, как тебе нужно? Каждый день я вынужден начинать с этого ОТРП. Мне что – заниматься больше нечем?!

— Боюсь, недооцениваете Вы значимость электронных СМИ…
— Муниципальные средства массовой информации, вероятно, ещё не вполне определились после выборов. Но всем надо понять: любая критика должна идти на пользу городу. Пинает меня телевидение? Пусть пинает. Вопрос: за что? Принесут ли пользу городу их пинки?

— «Информ-Экспресс» недавно зазвал в студию бывшего мэра. А тот весёлый такой…
— Да, приезжал Катаргин. И нужно сразу сказать, что я его не приглашал. Он приехал по приглашению совсем других «друзей»…

— Из краевой прокуратуры.
— Да. И визит этот был не совсем нужен. Он отнюдь не добавляет нам очков. Было бы понятно, если бы Катаргин мне передавал дела, но на самом деле такого не происходит. Прошлая команда оставила город далеко не в том состоянии, в котором он должен был находиться. Мин заложено было достаточно много. Одна уже сработала: 40 миллионов рублей с нас сняли, за нецелевое использование по «Мехмашу».

К сожалению, я не могу отвечать отсидкой за деятельность прежней администрации, но ухудшением положения города нам придётся отвечать. Я сейчас в двойственном положении. Нецелевое использование нам хотят определить в значительно большем размере. 10% процентов годового бюджета ЗАТО – это не кот начхал. Если эти 200 миллионов с нас снимут, придётся всю перспективу пересматривать. Жить только на текущих расходах, затыкая дыры. Поэтому, защищая интересы горожан, я должен, по сути, защищать Катаргина.

Ситуация непростая, и я не понимаю, почему Катаргин такой весёлый. Мне, конечно, сложно, потому что я должен всё это расхлёбывать. Но и им радоваться нечему. Ведь если нецелевое использование будет доказано, уголовных дел будет гораздо больше.

— Васильич, говорят, надеется выскочить по амнистии.
— Если он выскочит по амнистии, надо ликвидировать такое государство. Старая истина, её ещё Высоцкий в фильме озвучил: «Вор должен сидеть в тюрьме». Тогда другой, возможно, не станет воровать.

 

ШУБА ИЗ ДЫРОК

— К понятию «дефицит бюджета» мы давно успели привыкнуть. Сколько денежек сейчас не хватает Железногорску для полного счастья?
— Дефицит бюджета увеличился, т.к. тарифы на тепло до установленных Региональной энергетической комиссией не были подняты. Это понятно: 40-процентного их роста мы допустить никак не могли. Поэтому придётся компенсировать МП «Гортеплоэнерго» выпадающие доходы. Это — дырка в 53 миллиона. Далее придётся изыскивать деньги на монетизацию льгот, поскольку это мероприятие в бюджете не закладывалось. По приблизительным подсчётам, это ещё одна дырка, в 22 млн рублей. Плюс тот дефицит, что уже имелся…

— В сумме зашкаливает за сотню миллионов?
— Есть надежда, что мы всё-таки обещанные деньги по монетизации из Минфина возьмём. Поскольку закон всё-таки придумала федерация. А что касается «Гортеплоэнерго», будем перекраивать бюджет. Что-то урезать. И с тарифами ГТЭ тоже предстоит разобраться. Мы нашли аудитора, юридический отдел сейчас отрабатывает договоры по экономической экспертизе этих тарифов. Судьба предприятия действительно внушает опасение. За такие долги ГХК может запросто его обанкротить. И распродать по частям. Мы должны получить качественный анализ накопленных долгов: почему они сделаны, кто виноват? Утешает одно — деньги это такая субстанция, что без следа не исчезает. Скрыть что-либо можно только «по договорённости сторон».

— А почему в этом году наблюдается такой сбой с бюджетом? Люди его готовили вроде бы те же, механизм тот же…
— Я думаю, этого механизма никогда и не было. Бюджет у нас всегда составлялся судорожно. И городской Совет вынужден был его пересматривать дважды в месяц. Нормально готовить его просто не хотели, у них были другие цели. Но здесь положение вещей мы изменим легко. Нужно всего лишь заставить экономистов работать. Другой вопрос, что там, может быть, квалификации у людей не хватает. По какому принципу они были набраны, непонятно. Этот спортсмен, его нельзя трогать. Тот – родственник. Но мы-то на работу принимаем не спортсменов, а экономистов и юристов!

Сейчас нужно срочно заткнуть все дыры и начинать работать на перспективу. Грамотно сверстать бюджет будущего года. Это — первостепенная задача. Если мы её не решим, в городе не будет денег. А при отсутствии денег можно сколь угодно долго ругаться и махать руками, положения это не спасёт.

 

О ПЕРСПЕКТИВАХ

— Ровно месяц остался до перевыборов горсовета.
— Прошлая администрация на избирательный процесс влияла самым непосредственным образом. А мы будем говорить о том, как всё должно быть. Кто победит – зависит только от волеизъявления горожан. Хотелось бы, чтобы Совет был конструктивным: неправильные решения главы города не одобрял, а правильным не препятствовал. Что же касается отношения администрации ко всем партиям, кандидатам, оно должно быть — и будет — ровным.

Народ сейчас немного от пропаганды подустал, поэтому главное, чтобы выборы состоялись в принципе. Далее хотелось бы, чтобы избранные депутаты не начали лоббировать интересы тех структур, что их будут финансово поддерживать. Особенно если интересы эти идут в пику интересам города. Если какая-то партия займёт в Совете доминирующие позиции, хотелось бы, чтобы она также в первую очередь отстаивала интересы наших горожан. В этом случае мы договоримся хоть с чёртом.

Ещё одна задача — пройти референдум. Большинству горожан, наверное, всё равно — будем ли мы объединены или нет. Но поскольку нам обещают какие-то деньги (а если не объединимся, обещают изъять какие-то деньги), то лучше всё-таки проголосовать за объединение. Понятно почему? Если есть какая-то опасность впереди, лучше от неё предохраниться. Да и город будет на хорошем счету в краевой администрации. Короче говоря, хуже не будет. Это точно. Будет ли лучше, вот вопрос…

— А что говорят в крае и Москве о перспективах ЗАТО?
— Везде идут реформы. Все очень осторожны с громкими заявлениями. В Минатоме это было особенно заметно. По теплоисточнику нам было сказано: занимаемся, где-то к июлю ситуация прояснится. Мы предложили свою помощь — нам сказали: пока не нужно. Но мы всё равно будем настойчиво стучаться во все двери. Если атомный источник остановится раньше срока, замёрзнуть город не замёрзнет, но тарифы будут очень высокие. А как мы будем компенсировать их жителям, неизвестно.

— То есть прорывов в отношениях с производителем тепла ждать не приходится?
— Руководство ГХК тоже можно понять. Их заставляют быть рентабельными. Или хотя бы менее убыточными. Поэтому они «изыскивают резервы». А один из реальных резервов – это тарифы на тепло… Это я считаю проблемой номер два. А проблема номер один – это если не сохранение статуса ЗАТО, то плавный переход на краевое финансирование. Тут мы определённые надежды возлагаем на визит полпреда Квашнина. Если нам удастся ему всё доходчиво объяснить, то, думаю, что шансы наши повысятся. Полпреда, как бывшего военного, есть чем поразить: ракеты имеются, боезаряды, средства наведения…

— Строем перед ним пройдёмся туда-сюда, с песнями…
— Наша задача – подключать к решению наших вопросов всех, кого сможем.

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.