ОВОЩЕРЕЗКА ХХI

Цифровые технологии не пошли на пользу железным горцам.

ОВОЩЕРЕЗКА ХХI

Цифровые технологии определённо не пошли на пользу Нашгороду.

Я серьёзно. Перед новогодними каникулами остановил меня на улице пенсионер ГХК и принялся то ли отчитывать, то ли жаловаться насчёт развала Основных Производств. Говорил долго, привычно злоупотребляя смешными словечками типа «ходок», но уже на первых минутах выступления стало понятно, что а) подтвердить излагаемую фактуру будет нельзя ни по документам, ни хотя бы ссылками на нынешних работников предприятия, и б) даже официальную канву происходящего вокруг комбината дядька знает плоховастенько, увы.

Отсюда вывод. Пушкинский тезис насчёт «ленивы и не любопытны» относится к бывшему Красноярску-26 примерно на сто сорок семь процентов. Железные горцы, вскормленные и воспитанные первыми отделами и кухонными сплетнями, наотрез отказались уходить из двадцатого века в двадцать первый. Однако помимо лени была и есть данному феномену вторая, куда более значимая причина. Так жить проще. В этой модели поведения ничего не надо делать и ничем не нужно рисковать. А там, глядишь, снова отыщется какой-нибудь дурачок и впряжётся в общественную телегу «за други своя».

И ведь нельзя сказать, что это не работает, вот ведь в чём фокус! Непременно находятся, впрягаются и даже ухитряются одерживать над системой локальные победы. Однако поскольку ситуация в Нашгороде неуклонно ухудшается, этот modus operandi, очевидно, не является разумным. Пенсионер с проспекта Курчатова жаловался на вождей ГХК не в прокуратуру, прошу заметить, не в Государственную Думу и даже не на «Канал 12». Вряд ли ему в голову приходило светиться в разборках с бывшим минсредмашем и его оловянными солдатиками. Хотя, казалось, уж пенсионеру-то чего терять.

Впрочем, этот хотя бы жалуется. А остальные тысячи железных горцев где?

«Персонал завода по производству смешанного оксидного уран-плутониевого топлива в ближайшее время отправят в вынужденный отпуск с сохранением 2/3 среднего заработка. 21 июня 2021 года Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору приостановила действие ранее выданной ГХК лицензии на право эксплуатации промышленного производства МОКС-топлива после чрезвычайного происшествия на заводе фабрикации топлива.

В феврале 2021 года Центр гигиены и эпидемиологии №51 ФМБА России при проведении биофизического обследования обнаружил у 12 работников ЗФТ повышенное содержание плутония в моче. Проверка Ростехнадзора выявила нарушения требований федеральных норм и правил в области использования атомной энергии. Надзорный орган выдал ГХК предписание устранить нарушения. В итоговом документе проверки упоминается инцидент, который привел к облучению персонала. 24 ноября 2020 года в результате утечки ядерных материалов в помещениях «образовалось снимаемое радиоактивное загрязнение поверхностей, превысившее допустимые уровни».

10 марта 2021 года заместитель руководителя Ростехнадзора Алексей Ферапонтов обратился с письмом к первому заместителю генерального директора по операционному управлению Госкорпорации «Росатом» Александру Локшину. Внимание одного из руководителей Госкорпорации было обращено на «фиксируемый Ростехнадзором в 2019-2020 гг. рост числа нарушений при производстве МОКС-топлива на ФГУП «ПО «Маяк» и ФГУП «Горно-химический комбинат», сопровождающихся радиационными последствиями, в том числе с превышением установленных пределов доз облучения персонала».

В июне Ростехнадзор вне плана проверил на Горно-химическом комбинате радиационную безопасность и 21 июня приостановил действие ранее выданной лицензии. Решению Ростехнадзора предшествовало обращение председателя первичной независимой профсоюзной организации «Солидарность» к главе ФСБ. Дмитрий Билык обратил внимание Александра Бортникова на нарушения правил радиационной безопасности на заводе фабрикации топлива».

***

Что правда, то правда — обратил. И в Нерезиновой на сигнал отреагировали, и это совсем не чудо, ибо плутоний сам по себе есть редкая бяка в смысле убойной силы, а на комбинате с некоторых пор ведутся работы с плутнонием оружейным, то есть любое заметное ЧП немедленно ляжет дополнительным несмываемым пятном на репутации обнуленного карлика. Да-да, я вижу, конечно, тут определённый логический провал. Факт облучения персонала ЗФТ вроде бы установлен, однако никакого скандала — даже на российском уровне — так и не произошло. Почему, спросите вы?

Во-первых и в-главных, потому что дальше постиков во «ВКонтакте» дело не продвинулось. Широкая отечественная общественность и вездесущие СМИ понимающе переглянулись… и тема умерла. А вы как думали? С одной стороны её подпирали бесчисленные юристы госкорпорации, а выигрывать судебные процессы у государства становится всё труднее. С другой стороны, за правильное поведение в той же корпорации можно было попросить печенек — и получить их, скорее всего. Ну, и каков тут может быть выбор для разумных людей?

А вы мне тут про какой-то трихлорсилан ещё втирать пытаетесь. Русским же языком сказано сказано: это не авария была! Вот когда накроет весь город хлорпикрином, тогда и приходите жаловаться. К слову, отдельно отметим, что официальный, с солидным стажем профсоюз ГХК* никак себя в этой истории не проявил. Зато упомянутая выше «Солидарность» ещё могла себе позволить прямую фронду, ибо и без того числилась в самых-самых, наверное, чёрных списках у подгорного начальства после целой серии выигранных судов по поводу незаконного увольнения работников, отказавшихся переходить в дочерние зависимые общества по свистку из первого заводоуправления.

Собственно, тут-то «Солидарность» и засветилась в первый раз, и просто поразительно, что комбинатские ветераны не в курсе даже официальной канвы… Впрочем, кажется, я это уже говорил. Просто уточню поэтому, что в настоящее время в электронной базе «Правосудие» за городским судом числятся двадцать три дела, в которых так или иначе задействованы были независимый профсоюз ГХК и персонально Дмитрий Билык.

Очень неплохой результат за три года существования, особенно если учесть, что на первый порах российская Фемида в упор не замечала попранных пролетарских прав, и лишь после окрика из Москвы судьям на местах пришлось поменять позицию на сто восемьдесят градусов. Последнее дело, в частности, затрагивало увольнение электромонтёра Александра Селютина, и его в июле 2021 года велено было восстановить в прежней должности. Это стоило комбинату 1,322 млн рублей.

Коль скоро выясняется, что заинтересованная публика не знает даже азов — тьфу ты! — то давайте я вам ещё раз обрисую status quo. В августе 2018-го городской суд принял решение по заявлению Дмитрия Билыка. Там много всего накопилось в ходе «реформирования» предприятия.

«Было вынесено два приказа по реакторному заводу о вынесении мне выговора, один из них — в день увольнения, — рассказывал Билык в самый разгар войнушки. — На данный момент первая партия работников, в том числе 15 членов первичной независимой профсоюзной организации, уже сокращена. Сейчас готовят вторую , там ещё 15 членов ПНПО, не считая остальных. Третья партия будет уволена в феврале, четвёртая — в марте. Значительная часть персонала перешла в ООО «ПРЭХ ГХК» и ООО «ОКБ КИПиА ГХК», либо уволилась по собственному желанию. Примерно десятая часть работников пошли до конца».

До конца — это значило «в суд». А там бунтовщикам сперва сильно не везло, повторюсь. Сам председатель «Солидарности» ознакомился с родным ядерным щитом в числе первых, ибо его-то увольнение обставлялось, уж конечно, показательно. Чтобы другим бузить неповадно было.

«Допускающим лицом начальником Шкуратовым при осуществлении контроля за выполнением предусмотренных нарядом-допуском организационных и технических мероприятий, подготовительных мер безопасности и их достаточности выявлено, что перерывы в работе в течение рабочего дня (на обед, по условиям производства работ) производителем работ Билыком не оформлялись, в п. 9 наряда-допуска об этом отметка отсутствует».

«При проверке выполнения требований пожарной безопасности комиссией в составе главного инженера РЗ Жирникова, ведущего специалиста по охране труда РЗ Уткина, специалиста по охране труда Щежина выявлены нарушения требований охраны труда: у члена бригады слесаря-ремонтника Григорьева отсутствовали средства индивидуальной защиты органов слуха – беруши…»

***

Проработавший на комбинате пятнадцать лет Билык превратился вдруг в злостного нарушителя производственной дисциплины и едва ли не клеветника. Был, знаете ли, в материалах суда любопытнейший момент: «В связи с опиской в наряде допускающим в дате допуска бригады к работе главным механиком РЗ Григорьевым оформлен новый наряд-допуск на выполнение тех же работ и назначением тех же работников».

Непонятно? Это был прямой намёк на фальсификацию внутренней документации ГХК. Юрист Юлия Худоногова, представлявшая «Солидарность», отыскала в бумагах комбината не один такой эпизод, помнится однако «кто ж его посадит, он же памятник», как говорится. Посему Фемида не установила «нарушений порядка применения дисциплинарного взыскания в каждом случае. Доказательств того, что истец был подвергнут дискриминации в сфере труда, не представлены».

Ещё бы! Ведь нельзя же было перенести в данный вердикт что-то подобное из предыдущих разборок:

«В период с 24.07.2017 по 27.07.2017 Билык, находясь в подгорной части предприятия, не использовал свое рабочее время для производительного труда, а проводил беседы с работниками предприятия по вопросам назначения дополнительного ежемесячного пожизненного материального обеспечения по Указу Президента РФ от 23.08.2000, а также собирал подписи на коллективном заявлении к руководству о получении работниками РХЗ данного материального обеспечения. Тем самым Билык отвлекал других работников от выполнения трудовых обязанностей».

А вот это — чистый шедевр, я считаю. Непрофессионалу такое придумать нипочём не случилось бы:

«Истцу было объявлено дисциплинарное взыскание — выговор за то, что Билык совершил дисциплинарный проступок, разместив в социальной сети «Одноклассники» персональные данные работников предприятия без их согласия, которые содержатся в скан-копиях следующих документов:

1. Открытое обращение работников РХЗ и нп МЦИК в адрес Генерального директора Гаврилова**, заместителя генерального директора по финансам Горбатова, заместителя генерального директора по управлению персоналом Куксина***, начальника УООТ Колосковой, начальника ОК Федотова***.

2. Заявление истца в комиссию по этике содержит фамилии, инициалы и должности директора РХЗ Глазунова.

3. Распоряжение о предоставлении истцом объяснения от 03.08.17г. содержит фамилии, инициалы и должности директора РХЗ Глазунова…»

И так далее, и тому подобное. Всего двадцать один пункт упоминания всуе священных для любого заколючинца имён. Согласитесь, только за одно за это Билыка нужно было на кол посадить, а ему всего лишь выговор объявили. Гнилой либерализьм! Ведь Билык «принял на себя обязательство по неразглашению охраняемой законом тайны, ставшей ему известной в связи с исполнением трудовых обязанностей, в том числе, персональных данных работников».

***

Дальше — больше. «Ответчиком приказ о привлечении Истца к дисциплинарной ответственности от 18.09.2017 г.» был отменён, оказывается, и суд преспокойно удовлетворил его требования в смысле материальных компенсаций (на 40 т.р. в сумме). Естественно, отщепенец выводов для себя не сделал и принялся раскачивать лодку с другого конца при первом же удобном случае. А его долго ждать не пришлось, слава богу. Уже в декабре 2018 года Билыка ознакомили с приказом об увольнении.

— На собрании 26 сентября мы решили подумать о создании независимой от работодателя профсоюзной организации. И сразу после этого руководством предприятия была дана команда на начало процедуры сокращения. Второго октября выдали первые уведомления. Я получил уведомление в числе первых. Было вынесено два приказа по реакторному заводу о вынесении мне выговора, один из них — в день увольнения. Думаю, хотели меня уволить ещё до момента сокращения, с «волчьим билетом». На моём примере руководство решило показать, что не надо задавать «неудобных» вопросов. В отношении меня неоднократно проводились внеплановые экзамены по электробезопасности, охране труда, по мне делали фотографии рабочего дня, несколько раз лишали различных видов премий, оказывалось прямое давление на моего непосредственного руководителя и так далее.

В таких раскладах даже ёжику понятно, что основная масса трудяг, повозмущавшись, покорно двинулась в «дочки», и только несколько десятков человек реально пошли на обострение. И Фортуна неожиданно повернулась к ним лицом, а вместе с нею сделали поворот «все вдруг» железногорские судьи. Двадцать шестого мая 2021 года, в частности, озвучено было решение по иску Дмитрия Билыка к Горно-химическому комбинату.

«Представитель ответчика пояснил, что истец был уведомлен об отсутствии вакантных должностей и работы, соответствующей его квалификации, а также нижестоящих должностей и нижеоплачиваемой работы, которую он может выполнять с учетом имеющейся у него квалификации. ФГУП «ГХК» приняты все необходимые меры для соблюдения порядка прекращения трудового договора с истцом в связи с сокращением численности (штата) работников, основания для признания процедуры сокращения проведенной с нарушениями действующего законодательства отсутствуют. Кроме этого, заявленные ко взысканию расходы на представителя и компенсация морального вреда, завышены и не разумны».

Особо подчеркиваю: уже в декабре 2020 года новые перспективы судов стали кристально ясны, ибо вся процедура «сокращения» проводилась по единой схеме. Необъяснимое упрямство ответчика в данном случае можно списать персонально на казус Билыка. Его возвращать на предприятие было нельзя, учитывая тот чудовищный антипедагогический эффект, что произвёл бы на электорат один лишь факт принудительного восстановления мятежника на работе.

При этом, как и прежде, «из представленных ответчиком материалов установлено и не оспаривается, что с момента вручения истцу персонального уведомления и до увольнения (с 02.10.2018 г. по 10.12.2018 г.) на предприятии имелись вакансии, которые истец мог занять». Сиречь, «была существенным образом нарушена процедура увольнения по инициативе работодателя». Стало быть, дальше совсем просто:

«Период вынужденного прогула суд определяет с 11.12.2018 года по 26.05.2021 года. Размер среднедневного заработка определен судом в сумме 2.760,06 руб. согласно справке ответчика». Немного, скажете? Ну да. Мы ведь здесь имеем дело со слесарем-ремонтником технического обслуживания службы хранения, переработки высокоактивных растворов и реагентов реакторного завода, а не с мэром Заколючинска или директором ГХК. Билык не держит под неусыпным контролем бочки с трихлорсиланом или банки с диоксидом плутония. Так, мелочь пузатая и крайне надоедливая. Пусть довольствуется тем, что есть:

«Восстановить Билыка Дмитрия Михайловича в должности с 11 декабря 2018 года. Взыскать с федерального государственного унитарного предприятия за время вынужденного прогула 1.360.490 рублей 68 копеек, компенсацию морального вреда в размере 50.000 рублей, судебные расходы в размере 54.000 рублей… государственную пошлину в размере 15.302 рубля 45 копеек. Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению» (см.).

Продолжение следует.

P.S. «У нас в стране всё происходит только по трём причинам: по указанию вышестоящего руководства, в результате широкого общественного обсуждения, либо после чрезвычайной ситуации с тяжёлыми последствиями».

Хорошо сказано, правда? Указания уже были, обсуждений не случилось и, значит, тяжёлые последствия не за горами.

* «По состоянию на 31 декабря 2020 года совокупные активы организации составляли 75,2 млн руб. Это в 5,2 раза больше, чем годом ранее», — уверяет audit-it.ru. Какие, на фиг, тут могут быть ещё вопросы? Плутоний? Да и чёрт с ним!

** Депутат Заксобрания от «Единой России» на тот момент.

*** Два депутата горсовета, коммунист и едрист, на тот момент. Ныне Куксин — заколючинский мэр, уверенно доводящий Нашгород до ручки.


Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.