ТРЕТЬЯ ПЕРЕМЕНА БЛЮД

Если отдавать всё самое вкусное детям, что же взрослым останется?

ТРЕТЬЯ ПЕРЕМЕНА БЛЮД

Если отдавать всё лучшее детям, то что же взрослым останется?

Подымая архивы в поисках хорошей фоточки для декларации о доходах Игоря Рыженкова, ваш корреспондент вчера отыскал в «Полиграфе» дивной красоты заметку* об информационных войнах на заколючинском рынке школьного питания. Лет прошло много и я, честно сказать, сам уже забыл про неё и про забавные железногорские расклады.

Напомню: из доброго десятка т.н. кормильцев, пришедших на замену разорённому муниципальному общепиту, сегодня на плаву остался один Юрий Ковалёв со своим «Аквариумом». Это явно не игра случая и не логичная реализация неравных стартовых условий. В конце концов — что такое магазин на ул. Ленина супротив огромной империи «Балтийского»? И тем не менее…

После передачи в суд уголовного дела Валерия Головкина, на которого по свистку Гироскутера Карташова с равным ожесточением погнали «обе городские газеты», события девятилетней давности смотрятся особенно умилительно. Итак:

ДЕНЬГИ ГОВОРЯТ. И ПИШУТ

Рынок школьного питания помогают делить… газеты.

Жгучая финансовая любовь «СГ-26» к торговой сети «Балтийский» основной массе железных горцев отлично известна. Но для тупых 22 ноября под заголовком «Война за школьные обеды» журналистка «Ирина Флаг» опубликовала большой текст, посвящённый развенчиванию происков предпринимателя Ковалёва и восхвалению ООО «Балтийский плюс». Вот он:

Ответного удара пришлось ждать целый месяц. В муниципальной газете столь же широко известный в узких кругах «Николай Ребров» разместил ещё более объёмистую отповедь «одному из городских СМИ». Так у бойцов невидимого фронта принято всуе друг дружку поминать. Читаем:

«За последние 10 лет среди школьных кормильцев остались две крупные фирмы – ООО «Аквариум» и ООО «Балтийский плюс», незначительную долю сегмента составили красноярские фирмы, в частности ООО «НВА». Последние «почему-то» в основном работают по договору со школами, переданными под краевую юрисдикцию (санаторно-лесная, коррекционная и т.д.).

Долгое время между основными конкурентами царил паритет, и у «Аквариума», и у «Балтийского» на обслуживании находилось примерно по равному количеству учебных заведений, потому и расценки на питание не сильно разнились. Правда, за последнее время ситуация стала меняться – неожиданно 106 школа и 103 лицей ушли от своего давнего стратегического партнера «Балтийского» и заключили договор с Юрием Ковалевым, владельцем «Аквариума». Пусть у Ковалева немного подороже, зато к качеству блюд и их разнообразию претензий никаких, говорят и Елена Дубровская, и Виктор Пословин.

На сложившуюся ситуацию в ноябре отреагировало одно из городских СМИ, выдав на-гора разоблачительную статью «Война за школьные обеды». Ее главные акценты таковы: в выборе поставщика питания преобладает личная заинтересованность директоров школ; ООО «Аквариум» не выдерживает меню, порции меньше заявленных, а стоят дороже.

В это же время прокуратура Железногорска проверяла несколько школ в сфере организации питания. Факты, изложенные в статье, начали сопоставлять.

Прокуратура уполномочена заявить

— Сразу скажу, что ноябрьская проверка была повторной, — сообщил Игорь Рябых, старший помощник прокурора. – В марте прокуратура нашла нарушения в организации питания в нескольких школах, главные из них – несоблюдение примерного меню и несоблюдение веса. Грубо говоря, котлета напоминала по весу тефтельку. Мы направили представление в адрес городской администрации о необходимости устранения нарушений со стороны и ООО «Аквариум», и ООО «Балтийский плюс», и пообещали еще раз проверить школы в начале лета.

Июнь – месяц для школьных столовых абсолютно не показательный, каникулы, не сразу обратили внимание на сей факт в прокуратуре. Потому перенесли ревизию на ноябрь и включили в список три школы с разными поставщиками питания: 97 – «Балтийский плюс», 98 – «Аквариум», санаторно-лесная – «НВА». Проверяли тщательно и долго, однако, по словам Игоря Анатольевича, нарушений в школах 97 и 98 не нашли, замечания достались краевой фирме (неправильное хранение и использование продуктов).

— Констатирую, что все выявленные в марте нарушения «Аквариум» и «Балтийский плюс» устранили, — заявил Рябых. – Вес блюд и примерное меню соблюдаются.

А как же тогда факты из газетной статьи? Ирина Флаг, ссылаясь на данные конкурента «Аквариума», утверждала: детям из подшефной Ковалеву школы предлагали филе рыбы с добавлением категорически запрещенного майонеза, редко в меню присутствовали творог, фрукты, и вообще «12 октября на завтрак и полдник приготовили один и тот же чай». Номер школы не назывался, однако представители прокуратуры и регионального управления №51 ФМБА России решили проверить написанное на соответствие в 98 школе – подшефной Ковалеву.

«Факты относительно ООО «Аквариум», изложенные в статье «Война за школьные обеды», не соответствуют действительности, — говорит Рябых. — Это я заявляю официально». С соответствующим комментарием выступила и Татьяна Рукосуева, ведущий специалист-эксперт отдела санитарного надзора РУ №51 ФМБА России.

— Мы проверили по указанным в газете датам бракеражный журнал, в нем фиксируется ежедневное меню учащихся. Данных о том, что меню не соблюдалось и вместо одних продуктов выдавали другие, не зафиксировано. На мой взгляд, указанные в статье нарушения — не более чем борьба между конкурентами. К чести фирм-организаторов школьного питания, со своими обязанностями они справляются неплохо: последняя жалоба на обед в школьной столовой поступала лет 5-6 назад.

Сначала педагоги, а потом управленцы

На самом деле круг проблем в организации школьного питания гораздо шире, он не ограничивается соперничеством конкурентов между собой. Предприниматели все-таки в конечном счете борются за прибыль — оборот с каждой крупной школы оценивается сегодня экспертами где-то в миллион рублей ежемесячно. Но сначала о плюсах.

То, что горячее школьное питание в городе организовано в принципе, никто не будет спорить. А ведь могли пойти по пути наименьшего сопротивления и ограничиться буфетами, как это принято в других городах. За последние годы, в том числе в Красноярском крае, было проведено немало экспериментов по поводу школьных завтраков, однако сегодня железногорскую систему аутсорсинга** в региональном министерстве образования считают самой эффективной, и в этом немалая заслуга в том числе городских фирм.

На настоящий момент в наших школах питаются больше 80 процентов детей, причем тенденция к увеличению есть – недавно директор лицея 102 Виталий Лесняк рассказывал, как в столовой перестало хватать места и пришлось разбивать завтраки и обеды на несколько перемен. Еще одна примета времени – резко сократились остатки*** пищи. Из чего делаем вывод: железногорские фирмы стараются держать марку, дети ведь что попало есть не будут.

Теперь о соответствии санитарным нормам. Коллективы поваров не состоят в штате школ, их приводят с собой поставщики обедов. Обычно это бригада из 10 человек, которые, естественно, обладают не только кулинарными навыками, но и санитарной книжкой. Школьная медсестра ежедневно берет пробы всех блюд, которые, как и положено по СанПиН, хранятся на всякий пожарный двое суток в холодильнике. Но до сих пор они ни разу не пригодились, никаких проблем со здоровьем детей пока не случалось.

В ответ на обвинения, что «личная заинтересованность руководителя школы определяет общую политику по отношению к организации питания», Игорь Рыженков из 98-й делится своими умозаключениями: «Уверен, ни один директор не пойдет на такую сомнительную сделку. Мы все-таки сначала педагоги, а потом управленцы. Для нас главное — качество блюд, организация питания, чтобы и дети были сыты, и у родителей не было претензий».

Страховка от экспериментов

Директора при аутсорсинге на школьное питание находятся в действительно сложном положении. Погонишься за дешевизной контракта — рискуешь накормить детей просроченными продуктами. Заключишь договор подороже, но с гарантией качества — получишь обвинения в личной заинтересованности. Но здесь на помощь пришел краевой закон.

В начале каждого календарного года школой объявляются котировки. В спор с пресловутым 94 законом, главная цель которого — снизить цену муниципального контракта, вступает краевой закон от 2 ноября 2000 года «О защите прав ребенка», регламентирующий, что стоимость завтрака и обеда в школьной столовой не должна быть ниже разумной отметки. Поэтому директора школ сегодня выбирают исключительно качество (тем паче, что и выбор невелик). Кто-то считает, что оно выше у «Аквариума», кто-то полагает — у «Балтийского плюс».

Если возникают претензии, то преимуществом пользуется тот, кто первым заявился в котировках. Суженный круг возможностей на рынке – это не всегда удел, но и преимущество маленького городка. От никому не известных чужаков и возможности экспериментов директора свои учреждения все-таки страхуют. На сегодняшний день местный рынок школьного питания распределен следующим образом: «Аквариум» обслуживает девять учебных заведений, «Балтийский плюс» — четыре.

Цена вопроса

С нового года обеды и завтраки в городских школах подорожают. Предполагается, на 2-3 рубля. В 2012 году повышение расценок было куда более зримым – после известной прокурорской проверки предприниматели вынуждены были повысить стоимость горячего питания в среднем на 15-20%, чтобы вес блюда соответствовал нормам, как того требовало государево око. Мера непопулярная, но массового оттока из школьных столовых не произошло. И вообще никакого не произошло, отмечают эксперты. Малообеспеченным семьям затраты на обеды и завтраки компенсирует бюджет, а остальные родители рассудили здраво – экономить на здоровье детей невыгодно, а кормят в школах все-таки хорошо. Иногда даже лучше, чем дома».

***

Мило, не правда ли? Вот и я говорю: между чёрным и белым существенной разницы в Нашгороде нет. Посему в следующей части нашего исследования мы вернёмся непосредственно к новой волне отсосинга в управлении образования и, как следствие, к конфликту Валерия Головкина и Евгения Карташова, который завершился уголовным делом.

.

* Воспроизводится с минимальными сокращениями.

** В случайно завалявшемся у меня проекте штатного расписания МУ «ЦОДДО» на 2009 год речь шла о месячном фонде оплаты труда в размере 1,3 млн рублей. Это на восемьдесят человек.

*** Фрагмент акта проверки ЦГСЭН-51 детского садика «Весёлые ребята» в апреле 2005 года:

P.S.

«Красноярка Светлана Кобякова рассказала, что детей в школе космонавтики в Железногорске накормили супом с пельменями. На своей странице в соцсетях Светлана сообщила, что с 2018 года школам запретили самостоятельно заключать договоры на питание детей. Поставщиков выбирали городские администрации, и с этого момента еда в учреждениях «стала отвратительной». Светлана, у которой дочь учится в десятом классе школы космонавтики, отметила, что несколько лет подряд ученики жаловались на еду, а несколько раз в учреждении случались массовые отравления.

С осени этого года ситуация стала лучше. Школа космонавтики избавилась от прошлого поставщика, и ученики перестали жаловаться. Красноярка опубликовала одну из фотографий обеда — школьников накормили супом с картошкой и пельменями. По словам Светланы, подросткам понравилось такое блюдо, и они даже попросили добавки. «Теперь ждем люля-кебаб, лазанью, расстегаи с визигой», — пишет Светлана. Суп с пельменями и картошкой называется дюшбара и является одним из блюд азербайджанской кухни. «ПМ» направил запрос, чтобы узнать о системе питания в учреждении».

Хех. Это какая же городская администрация выбирала поставщиков для краевого образовательного учреждения, интересно? Норильская, может быть? И точно ли Светлана рассказывает о своей дочери?

И ещё. «Дюшбара — блюдо азербайджанской кухни, представляет собой суп на прозрачном бараньем бульоне с мелкими пельмешками с фаршем из баранины». Мелкими и домашними, подчёркиваю, а вовсе не магазинными, уваренными практически наполовину.

Блин, ну вы видите, что за веселуха тут непрерывно творится?


Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.