Я ЧТО-ТО ПРОПУСТИЛ?

Градостроительной памяти Петра «Водолея» Пимашкова посвящается.

Я ЧТО-ТО ПРОПУСТИЛ?

Дабы поймать невидимого суслика, одного желания мало.

Знаете, нынешнего директора АО «ИСС» я довольно долго наблюдал в местном Совдепе, и в роли рядового депутата Николай Тестоедов казался вполне вменяемым и даже приличным человеком. Однако высокие посты на психику действуют зачастую самым печальным образом, и когда прошлой весной Николай Алексеич оповестил электоральную массу о том, что ОСОСа успешно справилась с пандемией… Ну, что тут ещё можно добавить?

Столь громкое заявление было сделано в больничном, хм, городке при большом стечении руководящего народа. Там были и Куксин с Колупаевым с группами поддержки, и руководство КБ-51, и ныне покойный депутат Госдумы Пимашков с подтанцовкой. Впереди маячили выборы, до которых разжалованный партией в рядовые Водолей надеялся успешно дожить, а значит, публичные выступления не должны были наводить народишко на депрессивные мысли. Поэтому в десять часов (!) вечера в сеть хлынули сенсационные релизы.

«До конца года в Железногорске может появиться новый инфекционный госпиталь. «Есть федеральная программа, по которой строят уникальный госпиталь, нацеленный лечить тех, кто заболел инфекционным заболеванием. Я официально обратился с просьбой построить в Железногорске данный госпиталь. Решение принято. Госпиталь будет построен, будет оснащен самым уникальным медицинским оборудованием», — отметил Петр Пимашков.

Госпиталь будет являться специализированным лечебно-профилактическим отделением на 60 коек с полной инфраструктурой, обеспечивающим консультативно-диагностическую и лечебно-профилактическую помощь инфекционным больным. «Благодаря совместным усилиям депутата Госдумы, правительства Красноярского края за последние 30 лет мы можем получить новое здание с оборудованием стоимостью 400 миллионов рублей, — отметил Глава ЗАТО».

Если бы я видел этого идиотика впервые, то даже в таком случае сочетание слов «может появиться» и «решение принято» чрезвычайно насторожило бы. Никакое медицинское учреждение нельзя в Нашгороде даже просто возвести с нуля за полгода, оснастить оборудованием и персоналом, отлицензировать и запустить туда больных. Если только это не кочующая палатка «Единой России» с прививками патриотического бешенства.

Однако публичный бред вождиков неподалёку от «центра медицины катастроф», который в прошлом году переделывали ещё и под ковидный госпиталь, звучит даже не цинично, а вызывающе. Для федерального бюджета четыреста «лимонов» сущая чепуха, даже украсть будет нечего. И всё же текущий молодой и энергичный приволок в больничный городок двух градообразующих директоров, явно как покровителей благотворительного фонда «Железногорск».

Никаких конкретных обещаний по софинансированию прожекта они не дали, разумеется. Но само их присутствие как бы намекало на «совместные усилия». А раз так, Герменыч с чистой совестью призвал аборигенов скинуться на важное и нужное дело. «Чтобы не обидеть никого неучастием», ага. Ведь подключение объекта к инженерным сетям стоит примерно двадцать миллионов, а такую ношу Москва никак не потянет!

Директор ГХК в интервью прошелестел что-то невнятное, зато барственный Тестоедов был однозначно хорош. С пандемией Нашгород, оказывается, справился успешно. Сотня покойников и массовые заражения на производствах не в счёт. Восемь волшебных госпиталей планируется возвести (вариант: уже построено) в России к выборам, и грех не воспользоваться такими удачными обстоятельствами.

«Партия жуликов и воров» не осмеливается обидеть вас неучастием в сборе средств, граждане. Готовьте кошелёчки».

uranbator.ru.

Поскольку в Моксфорде уже вовсю ставят новогодние ёлки, ваш корреспондент решил вчера зафиксировать для истории ещё один эпохальный рывок и прорыв. И обломался. На месте памятного интервью никакой новостройки мне отыскать не удалось. Даже котлована. Даже распланированной территории, обтянутой красными ленточками. Видимо, после смерти Водолея сенсация была бандой новаторов немедленно забыта. Следующие выборы ведь очень не скоро ожидаются.

А тут не столбы торчат, а секвестрированные деревья.

Во всей этой бодяге есть, впрочем, один исключительно позитивный момент. Нет госпиталя — нет поборов на него. Поэтому я решил внепланово порадовать вас картинкой упомянутого выше «центра медицины катастроф». Дважды затопленный и однажды сгоревший долгострой, говорят, всё-таки приняли в эксплуатацию, и если находиться в нём летом в тулупе и валенках было немного странновато, то зимой этому никто удивляться не станет, если вдруг что.

Денежки потрачены не зря, как в промпарке. Слава медицине катастроф, товарищи! Слава бережливой* экономике!

.

* Это я про вчерашнюю заметку о заборах.

А ведь было время, когда в Красноярске-26 водились архитекторы…


Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.