НИ ЗА ЧТО НЕ ГОВОРИ О ПЛУТОНИИ

Горно-химический комбинат решил напомнить о своей репутации.

НИ ЗА ЧТО НЕ ГОВОРИ О ПЛУТОНИИ

Комбинат решил обновить деловую репутацию посредством суда.

На экологическом календарике «Уран-Батора» двадцатое сентября стало Днём без покрышки, а над эгрегорно-сакральными полями бывшего Соцгорода, как выясняется, аккурат в этот самый момент разразилась новая информационная буря. То есть, первые-то раскаты грома прокатились ещё в июле, когда в простой отправлен был Завод фабрикации топлива ГХК с формулировкой «в связи с приостановлением действия лицензии». А там и грянуло:

«Ростехнадзор приостановил лицензию ГХК на производство МОКС-топлива после чрезвычайного происшествия. В феврале 2021 года Центр гигиены и эпидемиологии №51 ФМБА России при проведении биофизического обследования обнаружил у 12 работников ЗФТ повышенное содержание плутония в моче. Проверка выявила нарушения требований федеральных норм и правил в области использования атомной энергии.

В итоговом документе проверки упоминается инцидент, который привел к облучению персонала: 24 ноября 2020 года в результате утечки ядерных материалов в помещениях постоянного и временного пребывания персонала завода «образовалось снимаемое радиоактивное загрязнение поверхностей, превысившее допустимые уровни».

10 марта заместитель руководителя Ростехнадзора Алексей Ферапонтов обратился к первому заместителю генерального директора по операционному управлению ГК «Росатом» Александру Локшину. Внимание одного из руководителей Госкорпорации было обращено на «фиксируемый Ростехнадзором в 2019-2020 гг. рост числа нарушений при производстве МОКС-топлива на ФГУП «ПО «Маяк» и ФГУП «Горно-химический комбинат», сопровождающихся радиационными последствиями, в том числе с превышением установленных пределов доз облучения персонала».

С учетом планов увеличения объемов переработки плутония, Ростехнадзор рекомендовал разработать дополнительные меры по обеспечению безопасности на производствах. В июне Ростехнадзор вне плана проверил на Горно-химическом комбинате радиационную безопасность и 21 июня приостановил действие лицензии. Решению Ростехнадзора предшествовало обращение председателя независимой профсоюзной организации «Солидарность» Дмитрия Билыка к главе Федеральной службы безопасности. Профсоюзный лидер обратил внимание на нарушения правил радиационной безопасности на заводе фабрикации топлива».

***

Сами понимаете, после эдакой плюхи отмалчиваться дальше было невозможно, и бывшее УСО ГХК разродилось, наконец, поясняющим релизом, который на самом деле мало что пояснял: «В ходе плановой проверки завода был выявлен ряд замечаний. В краткие сроки на заводе выполнены организационно-технические мероприятия по устранению замечаний, и 12 июля в Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору подано заявление о возобновлении действия лицензии».

Разумеется, «Уран-Батор» за этим писком и визгом следил с неослабевающим интересом и, учитывая характер и уровень сливов, а также надвигавшиеся выборы, вполне мог надеяться, казалось, на большую цензурную бойню со всеми вытекающими последствиями. Однако ничего такого не случилось. Похоже, предвыборные рекомендации пиарщиков «Росатома» не включали экстренную и громкую стирку мундира — ну, чисто для того, чтобы не привлекать лишнее внимание к такому колоссальному провалу «защитников будущего», ву компрене?

Оппоненты, со своей стороны, также не рискнули раскачивать галеру по полной программе, даже хотя бы ради того, чтобы слегка попортить лицо новоявленному атомному государственнику Кулешу. Возможно, просто прекратились сливы. Возможно, акция была спонтанной, исключительно случайной. А возможно, уже на этой стадии скандала все их цели оказались достигнутыми. Мы же ведь не знаем, что там были за цели, помимо утоления адской общественной жажды на поистине сенсационную информацию?

Очень показательно, что в рамках персональной вендетты не стал публиковать свою взрывную переписку с директором ФСБ даже председатель профсоюза «Солидарность». Думская кампания никак не совмещалась, видать, с рассказами о целительных свойствах православного оружейного плутония. Широкая радиофобная общественность осталась дома, на диване. Но уж после трёхневного голосования и, мягко скажем, не очень блистательных результатов, показанных ОСОСой, традиционный разбор полётов не мог не стартовать!

Двадцатого сентября в краевом арбитражном суде зафиксирован был иск Горно-химического комбината к ООО «Городское телевидение «Канал 12» о признании «не соответсвующим действиетльности и порочащим деловую репутацию утверждения о приказе от 30.08.2021 №1307-Е». Предварительные слушания назначены были на четырнадцатое октября, но затем перенесены на пятнадцатое ноября.

Суть ядрёных претензий к бывшему стратегическому партнёру выражалась следующим образом. Тридцатого августа «в 15 час. 49 мин. по красноярскому времени» в группе «Информ-Экспресс» в социальной сети «ВКонтакте» размещено было «утверждение о приказе от 30.08.2021 № 1307-Е «об обеспечении коллективного иммунитета персонала ФГУП «ГХК» и ЗХО ФГУП «ГХК», что «руководители показывают свой наивысший скилл в издании противоправных документов».

На предприятии сочли, что эти слова их оскорбляют, и потребовали «опровергнуть порочащие деловую репутацию ФГУП «ГХК» недостоверные сведения путем публикации на стене в группе «Информ-Экспресс» в социальной сети «Вконтакте» фотографий приказа от 30.08.2021 № 1307-Е «об обеспечении коллективного иммунитета персонала ФГУП «ГХК» и ЗХО ФГУП «ГХК, сопровождаемых помещённым под заголовком «Опровержение» текстом указанного содержания».

Что? Да. Дорогие мои детишечки: никаких денежек с депутатки Кротовой Дмитрий Колупаев выбивать не стал, ограничившись «опровержением», понять педагогический смысл которого лично я не в состоянии пока. Во-первых, во «ВКонтактике» Кротова может разместить любой дисклеймер и это абсолютно никак не скажется на ситуации, ибо история с хороновирусом заврана властями настолько, что спасать там вообще нечего. Какие, на фиг, имиджи? А во-вторых, штрафной пост вовсе не «Каналом 12» был сочинён — по крайней мере, внешне так представляется.

«Вот такое письмо счастья получили сегодня работники ГХК. Видимо уважаемый ДНК не совсем понимает, что делает и зачем. Учитывая сколько дел ГХК проиграло за последние несколько лет, такой приказ, в особенности, перед выборами, ничего хорошего руководству не сулит, а наоборот, создаст напряжённость внутри коллективов на максимальном уровне. Что-ж, в очередной раз новые руководители показывают свой «наивысший» скилл в управлении и издании противоправных документов. Да ещё и с ошибками…нет постановления санитарного врача от 23.08.2021 года:)»

Кто такой этот «Николай Воронов», якобы 9 мая 1944 года рождения — неизвестно. Аккаунт имеет ограниченный доступ, а я не полицейский.

***

Пытчивый читатель поинтересуется в этом месте: а какое, собственно, отношение имеет коронавирусное делопроизводство ГХК, пускай даже в части отстранения ковид-диссидентов от работы без сохранения заработной платы, к плутониевому скандалу? Хороший вопрос. Фокус в том, что в тот же день, двадцатого сентября, в арбитражном суде Красноярского края было зарегистрировано ещё одно заявление комбината, на сей раз неизвестно к кому.

Я не шучу: «Истцом не представлены доказательства соблюдения обязательного досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора. В силу пункта 3 части 2 статьи 125 АПК РФ в исковом заявлении указывается наименование ответчика, его место нахождения или место жительства. В нарушение указанного требования заявителем не указано наименование ответчика, его место нахождения или место жительства. Перечисленные обстоятельства являются основанием для оставления искового заявления без движения».

Указанный недочёт ликвидирован был комбинатом только двенадцатого октября, и теперь-то мы с вами можем ознакомится с сутью дела:

«Федеральное государственное унитарное предприятие обратилось с заявлением, согласно которому просит признать не соответствующими действительности и порочащим деловую репутацию опубликованные 08.09.2021 в 09 час. 55 мин. по красноярскому времени в группе «ZheleznoNews» в социальной сети «ВКонтакте» по адресу: https://vk.com/waU-34338812_6Q930 в статье «С проблемами на заводе фабрикации топлива в Железногорске будет разбираться топ-менеджер «Росатома» по обращению с радиоактивными отходами» сведения, а именно: «Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору зафиксировала рост числа нарушений при производстве МОКС-топлива на ФГУП «Горно-химический комбинат». Нарушения сопровождались радиационными последствиями, в том числе с превышением установленных пределов доз облучения персонала. Официально серьезно пострадали 12 сотрудников, неофициально — несколько десятков».

Предварительное заседание назначено аж на третье ноября, поэтому ваш корреспондент попытался забежать немного вперёд и посмотреть, что за собака там зарылась. Но увы, указанная ссылка не ведёт никуда*. Разумеется, я тут же решил, что в «ЖелезноНьюсе» не стали дожидаться неприятностей и отфутболили пост добровольно. Ибо вряд ли в суде запустили бы процедуру, не имея под рукой, условно говоря, состава преступления. Но поскольку мне-то спорный текст нужен был по-любому, пришлось напрячь поиск в рунете сразу по двум направлениям.

***

Экстенсивный путь, как всегда, оказался корявым и смешным. Восьмого сентября упомянутый ресурс начал шевелить ОСОСу прямо с утречка. Для начала публике рассказан был анекдот про Новаковского и Разумника:

«И.о. секретаря городского отделения партии «Единая Россия» потребовал от депутата объяснений в связи с его выступлением на сессии с критикой заместителя Главы Железногорска по социальным вопросам. Видеоролик с речью Новаковского набрал популярность в социальных сетях. Верхушка ЕР несогласованное с политсоветом выступление расценила как действие, дискредитирующее партию. Ранее фракция «Единой России» в горсовете приняла решение голосовать консолидировано за отставку Евгения Карташова с должности. Карташов – член политсовета городского отделения партии» (см.).

Следующее сообщение тоже касалось Гироскутера:

«Трусоватый Евгений Карташов нашел таки привычное для себя алиби и одновременно причину своих бед – «это не Я, это кто-то другой». В оправдание зам Главы рассказывает в коридорах Дома на площади следующую версию, как его попутал бес. Оказывается, это не Карташов, а интервьюерша вместо того, чтобы проехаться катком по гимназии 91, помянула недобрым словом школу 101. Поэтому фразу, вызвавшую возмущение коллектива школы и горожан, следует читать иначе: «А вот в 91-й, как в историческом музее, как в прошлый век попал, шторы какие-то – ну плакать хочется, особенно в младшем блоке. Я не понимаю, давали деньги, и есть родители, которые всегда готовы какую-то посильную помощь оказывать. Ну совсем плохо, как в хлеву». В таком варианте, Евгений Александрович, лучше?»

Я рисковал сильно залипнуть на чтении этих опусов, но тут в другом окне открылись три варианта искомого сообщения. С двумя первыми также не повезло, ибо репостнувший порочащие ГХК сведения мистагог Марьясов меня давно и прочно забанил на своих грядках. Зато третий вернул поиск на грешную землю:

С ПРОБЛЕМАМИ НА ЗАВОДЕ ФАБРИКАЦИИ ТОПЛИВА В ЖЕЛЕЗНОГОРСКЕ БУДЕТ РАЗБИРАТЬСЯ ТОП-МЕНЕДЖЕР «РОСАТОМА» ПО ОБРАЩЕНИЮ С РАДИОАКТИВНЫМИ ОТХОДАМИ

Запланированный на сентябрь визит Алексея Лихачева на железногорский Горно-химический комбинат не состоится. Вместо гендиректора «Росатома», профессионального экономиста, на предприятии ждут Олега Крюкова, директора по государственной политике в области радиоактивных отходов, отработавшего ядерного топлива и вывода из эксплуатации ядерно и радиационно опасных объектов Госкорпорации «Росатом».

Олегу Крюкову предстоит разобраться с технологическими проблемами на Заводе фабрикации топлива. Ранее Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору зафиксировала рост числа нарушений при производстве МОКС-топлива на ФГУП «Горно-химический комбинат». Нарушения сопровождались радиационными последствиями, в том числе с превышением установленных пределов доз облучения персонала. Официально серьезно пострадали 12 сотрудников, неофициально — несколько десятков. По неподтвержденной информации количество, так называемых «выделителей», может приближаться к 100.

21 июня 2021 года Ростехнадзор приостановил действие ранее выданной ГХК лицензии «на право эксплуатации ядерной установки — промышленного производства МОКС-топлива для энергоблока №4 Белоярской АЭС с реактором БН-800». 18 августа действие лицензии было возноблено, персонал производства МОКС-топлива вернули из простоя. Стало ли производство безопасным, должен выяснить Олег Крюков. Закрытость ГХК не позволяет получить объективную информацию о реальном положении дел.

Отсюда.

Далее ваш корреспондент машинально открыл список тридцати пяти юзеров, лайкнувших данный мессидж, и к изумлению своему посреди беспартийной и безответственной шпаны обнаружил пресветлый лик бывшего предгорсовета Анатолия Коновалова. Сторонней публике необходимо пояснить, что вождь заколючинской «ПЖИВ» в настоящее время рулит благотворительным фондом «Город», придуманным ядрёными пиарщиками, чтобы на денежки профсоюзов ГХК, ИСС и территориальной организации РПРАЭП субсидировать безумные прожекты банды новаторов типа бутербродных мостов через озеро.

То есть, вы представляете себе истинную глубину падения ОСОСы с её могильниками?!

Однако вернёмся к судебным перспективам второго иска.

Постороннему человеку трудновато будет понять, почему на комбинате выбрали для разборок с анонимным автором именно этот пассаж, и что конкретно им не понравилось: «Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору зафиксировала рост числа нарушений при производстве МОКС-топлива на ФГУП «Горно-химический комбинат». Нарушения сопровождались радиационными последствиями, в том числе с превышением установленных пределов доз облучения персонала. Официально серьезно пострадали 12 сотрудников, неофициально — несколько десятков».

Как многократно нахлобученный за чужие достоинства эксперт, я должен вам пояснить, что первое утверждение, насчёт роста нарушений, проверяется, как два пальца об асфальт. Для этого потребуется всего лишь запросить в «Ростехнадзоре» злополучное письмо от десятого марта. Вряд ли государственное ведомство откажется удовлетворить любопытство Фемиды. А это значит, что и пассаж про облучение персонала также будет официально подтверждён — ну, или опровергнут, если всё это окажется злонамеренной выдумкой спустя четыре месяца после взрыва информационной бомбы.

В этом смысле, между прочим, любой вариант для ГХК плох, как вы понимаете. Хотя и не равноценно.

Остаются рассуждения про количество пострадавших. Тут, автор, да, реально слегка накосячил, специально не обозначивши предположительный характер приводимых цифр. Доказать наличие десятков пострадавших, теоретически, было бы возможно, наверное, но для этого понадобится столько времени, усилий и содействия со стороны самых разнообразных федеральных структур, что суд первой инстанции «ЖелезноНьюс» почти наверняка может считать проигранным.

Правда, и в этом раскладе на процессе должны будут получить документальное подтверждение как минимум двенадцать фактов отравления работников Горно-химического комбината оружейным плутонием, что если и не вгонит навсегда имидж предприятия в гроб, то уж точно оставит на тамошних скиллах практически не смываемые пятна. Эту банальное правило Колупаеву обязан был разъяснить Борька Рыженков, но его аккаунт «ВК» уже давно указывает Москву в качестве места проживания, а второго газетчика под рукой у директора-варяга явно не нашлось.

Что ж, пусть так и будет. «С учетом планов увеличения объемов переработки плутония», ага.

.

* Вместо двух «ll» в адрес почему-то вписана буква «U».


Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.