СТРАЖИ СТАБИЛЬНОСТИ. СЕМЕРИКОВА

Лучше быть депутатом в деревне, чем не быть депутатом в деревне.

СТРАЖИ СТАБИЛЬНОСТИ. ЖИЗНЬ В ДВА СЧЁТА

Лучше быть депутатом в деревне, чем не быть депутатом в деревне.

Как уже говорилось выше, несколько человек (?) в нынешнем заколючинском Совдепе являют собой типичных тёмных лошадок. Интриги, правда, к этому никакой не прилагается, ибо кому может быть всерьёз интересно — кто они такие, зачем и почему? Сидят себе, голосуют, как Родина велит — да и пёс с ними, верно же?

Не совсем, увы. С матёрых партийных функционеров или профессиональных карьеристов спрос и правда не велик. Но есть ещё такие странные казусы, как Наталья Семерикова, одержавшая год назад победу на пятнадцатом одномандатном округе, как самовыдвиженка, а затем перекинувшаяся к «Единой России». Данное переобувание было бы естественным, если б членка «команды Кулеша» сперва обзавелась депутатскими корочками, а потом была повышена в звании и должности. Однако вышло наоборот.

Если верить электронным базам данных, Семерикова стала заведующей детским садом «Колокольчик» в марте 2020 года. То есть, выше ей прыгать в Подгорном было просто некуда. Да и Кулеш до разрыва с родной ЛДПР навряд ли мог обеспечить карьерный рост муниципальной служащей. На кой тогда чёрт ей вообще понадобились выборы?

Впрочем, получилось-то всё равно хорошо. За 2019 год будущая депутатка заработала всего четыреста килорублей без малого* и на двух банковских счетах хранила ноль рублей и ноль копеек. Зато в новом социальном статусе финансовые резервы её подросли до 641 т.р., и хотя собственным жильём обзавестись она пока не успела, в пользовании у Семериковой имеется сразу две квартиры: 36,1 кв.м и 44 кв.м. Первая из них принадлежит мужу (77,6 т.р. годового дохода), вторая неизвестно кому.

Удалённость территории и ничтожный информационный вес носительницы мандата лишают нас возможности выбирать её портрет покрасивше. Строго говоря, в наличии есть пока только один. А на ниве классовых боёв позвольте вам напомнить вот этот славный эпизод из недавнего поселкового прошлого. Почему именно он? Очень просто. Потому что ничего тут ещё не кончилось.

«Полигон предусмотрен только для нужд ЗАТО Железногорск. Расширение его границ не предполагается, – утверждает замглавы по ЖКХ ЗАТО Железногорск Алексей Сергейкин. – Лицензия нужна, чтобы принимать отходы садоводческих кооперативов, которые не хотят вывозить мусор по нерегулируемому тарифу за 3 тыс. рублей. КБУ это будет делать за 250 рублей, чтобы отходы не выкидывали в лес».

Но, по мнению Натальи Семериковой, вопрос безопасности открыт, так как на полигоне нет сортировки, никто не даёт гарантии, что туда не попадут более опасные отходы. «Как это повлияет на экосистему Подгорного? Мощности полигона ограничены. Кроме того, он расположен рядом с садовыми участками, никто не хочет находиться по соседству со свалкой, где лежат выброшенные шины, пластиковые бутылки, бытовые отходы, – считает Семерикова. – Мы создали рабочую группу из инициативных жителей, изучаем документы, опираясь на профессиональное мнение юристов, экологов, чтобы разобраться и взглянуть на вопрос с разных сторон. Нам нужна понятная и прозрачная система, которой сейчас нет. Если территория ЗАТО нуждается в полигоне, и власть понимает, что перерабатывающие заводы в ближайшее время не построят, значит, альтернативный вариант нужно искать уже сегодня».

Заместитель председателя российской экологической партии «Зелёные», депутат горсовета Красноярска Сергей Шахматов: «Я сам уроженец посёлка Подгорный и хорошо знаю эту ситуацию. По версии администрации, на полигон свозят мусор, образующийся от хозяйственной деятельности эксплуатирующего его предприятия. Но по факту население видит, что возят туда и бытовые отходы. Да, есть документы, подтверждающие легальность полигона, но мы понимаем, что он не соответствует современным экологическим нормативам. Его эксплуатацию нужно как можно быстрее завершить после того, как он будет заполнен на мощность, прописанную в экспертном заключении. Затем рекультивировать и закрыть. Либо реконструировать под современные требования».

Я же говорю: ещё ничего не кончилось. Помойка просто так не уходит.

.

* Как ни странно, даже в таких мелочах кандидаты ухитрялись запутаться. Семерикова уверяла избирком, что получила 257.145,59 р. по основному месту работы и 140.383 р. по разделу «иное». Однако налоговая сообщила, что числит за ней ещё двадцать одну тысячу.

В годы либерофашистских репрессий кандидатов за такое запросто снимали с выборов. Слава богу, что на смену этому ужасу пришла благотворная и щедрая путинская стабильность.


Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.