ЛЮБОПЫТСТВО НЕ ПОРОК

Спросят ли у директора «Росатома» о плутониевых анализах работников ГХК?

«КТО КОМАНДИР ВАШЕЙ ЧАСТИ И ГДЕ ОНА РАСПОЛОЖЕНА?»

Пополнение темника для пресс-конференции с гендиректором ГК «Росатом».

Месяц прошёл с момента публикации вполне сенсационных данных о чрезвычайных происшествиях на заводе фабрикации МОКС-топлива. Реакция всех заинтересованных сторон полностью предсказуема — её попросту нет. Оно и понятно. Если всё описанное в заметке — правда, на комбинате должны были пачками полететь головы. А вместо этого нам обещают парадный визит директора госкорпорации, который прибывает, чтобы ознакомиться с проектом бутербродного моста через озеро.

Если же описанное в заметке — бесстыжее враньё, железные горцы вправе были бы рассчитывать на громкий судебный процесс о защите деловой репутации и восстановлении душевного спокойствия аборигенов. Напомню, что «зелёных» писателей юристы ГХК подтягивали к ответственности и за куда менее серьёзные обвинения в адрес атомного ренессанса. Но тут — полная тишина, повторюсь. Очень похожая на банальное желание замолчать проблему по принципу «Не тронь и не завоняет».

Сами анонимные авторы сенсации тоже с факелами и флагами по Железногорску не бегают. То ли не хотят засвечиваться и портить отношения с Коленькой Панченко, а то ли не желают палить источники инсайдов. Всего месяц спустя плутониевая история фактически забыта в Нашгороде. Сильно сомневаюсь, что допущенные к телу бойцы информационных фронтов осмелятся завтра попросить у Дмитрия Лихачёва разъяснений относительно безопасности МОКС-проекта и ответственности руководителей комбината по этой теме. Но вдруг кто-то из иногородних перистых акул рискнёт поработать журналистом?

Всякое случается же.

***

«Ростехнадзор приостановил лицензию ГХК на производство МОКС-топлива после чрезвычайного происшествия на заводе фабрикации топлива. В феврале 2021 года Центр гигиены и эпидемиологии №51 ФМБА России при проведении биофизического обследования обнаружил у 12 работников ЗФТ повышенное содержание плутония в моче. Проверка выявила нарушения требований федеральных норм и правил в области использования атомной энергии. Надзорный орган выдал ГХК предписание устранить нарушения.

В итоговом документе проверки упоминается инцидент, который привел к облучению персонала ЗФТ. Так, 24 ноября 2020 года в результате утечки ядерных материалов в помещениях постоянного и временного пребывания персонала завода «образовалось снимаемое радиоактивное загрязнение поверхностей, превысившее допустимые уровни», — говорится в документе Ростехнадзора.

Заместитель руководителя Ростехнадзора Алексей Ферапонтов обратился с письмом к первому заместителю генерального директора по операционному управлению Госкорпорации «Росатом» Александру Локшину. Внимание одного из руководителей Госкорпорации было обращено на «фиксируемый Ростехнадзором в 2019-2020 гг. рост числа нарушений при производстве МОКС-топлива на ФГУП «ПО «Маяк» и ФГУП «Горно-химический комбинат», сопровождающихся радиационными последствиями, в том числе с превышением установленных пределов доз облучения персонала».

С учетом планов увеличения объемов переработки плутония, Ростехнадзор рекомендовал «Росатому» разработать дополнительные меры по обеспечению безопасности на плутониевых производствах. В июне 2021 года Ростехнадзор вне плана проверил на железногорском Горно-химическом комбинате радиационную безопасность и 21 июня приостановил действие ранее выданной ГХК лицензии на право производства МОКС-топлива.

Решению Ростехнадзора предшествовало обращение председателя первичной независимой профсоюзной организации «Солидарность» Дмитрия Билыка к главе Федеральной службы безопасности. Профсоюзный лидер обратил внимание Александра Бортникова на нарушения правил радиационной безопасности на заводе фабрикации топлива» (см.).

«Ни для кого не секрет: в 1957 году на производственном объединении «Маяк» в городе Озёрске произошла авария, с большим количеством выбросов ядерно-опасных материалов в атмосферу. Так вот, на территории радиохимического завода находятся продукты, по своему составу очень близкие к тем, что были на «Маяке», когда произошла авария. А сейчас людей, которые, в том числе, работают и на этом оборудовании, работодатель у нас ничтоже сумняшеся переводит в ООО. Это нормально?»

Хм. Год спустя на комбинат прислали нового директора — аккурат из Озёрска. Это ли был не ответ?


Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.