ПОДНЯТЬ И ОТЕЛИТЬ

Хроники заколючинского экономического рывка, прыжка и скачка.

ПОДНЯТЬ И ОТЕЛИТЬ

Дедовский рецепт процветания снова даёт сбой в бывшем Соцгороде.

Собственно, сделать советского человека счастливым довольно легко. Забери у него сто рублей, а потом верни хотя бы половину с барабанным боем и медными трубами — и капец: сопли по колено, полные штаны благодарности, «власть наконец-то поворачивается лицом к населению» и всё такое, и типа того.

Отбирать, слава богу, в ОСОСе научились, не маленькие, а вот с возвратом пока получается не слишком хорошо. Давеча текущий молодой и энергичный с гордостью рассказывал о своих достижениях в пандемийный год и обмолвился о профиците муниципальной кубышки по итогам финансового периода. То есть, лоховатые девочки в социальных сетях в три смены втирают в уши аборигенам насчёт нерезинового бюджета, а у нас даже в самый разкризисный кризис лишние бобосики образуются!

Немного, да: около тринадцати миллионов. Но тут ведь не размер «Паркера» важен, сами понимаете, а позолота. А насчёт позолоты у Герменыча всегда всё в полном порядочке было. Три муниципальных предприятия «понесли незначительные убытки», ШЕСТЬДЕСЯТ ЧЕТЫРЕ миллиона. Зато «мы научились жить по-новому в рамках выполнения всех противоэпидемических мероприятий. Все отработали стабильно, без каких-либо срывов».

Далее снова стартуют рассуждения про сферические пространства. Про конкретные денежки Куксин вспомнил лишь один разочек: «В этом году ремонтная программа КрасЭко по восстановлению городских сетей составит более 100 миллионов рублей».

Вы захотите уточнить, возможно, какое отношение банда новаторов имеет к бюджетам «КЭКЭ», а планы краевого рейдера на год текущий — к отчёту администрации за год минувший? Ну, допустим, никакого отношения. И что? Вам жалко, что ли? Не про сотню коронавирусных же покойников ему было говорить. Это ведь тоже пустяк в сравнении с отсыпкой за бюджетный счёт ещё одного участка болотца на берегу «голубой жемчужины».

Именно за бюджетный, любезно уточнил нам давеча Анатоль де Коновалов с лёгкой руки депутатки Кротовой.

Кстати, сегодня в шесть вечера в Сером доме назначены были публичные слушания об исполнении главного финансового документа ЗАТО Железногорск в 2020 году. Но поскольку интеллигентные люди на совет нечестивых традиционно не приходят, а все прочие не умеют читать, мероприятие снова прошло в узком кругу доверенных лиц. И мне остаётся только сообщить электорату главные сакральные* цифры. Уточнённые доходы муниципальной казны составили в итоге 3,54 млрд рублей, расходы — три миллиарда пятьсот двадцать семь миллионов.

Семнадцать лямов ОСОСа так и не нашла, куда пристроить, получается, хотя камрад Лифанов публику своевременно оповестил о десятипроцентной просадке нашего общего кошелёчка в 2020 году. А в целом — действительно не резиновый бюджет, ага.

Между прочим, недавно в краевом «парламенте» озаботились наполнением местных бюджетиков. Почему — понятно. В рамках перераспределения властных полномочий целую кучу финансовых потоков Москва отдала в пользование регионам. Зачем? Чтобы переводить на них стрелки всякий раз, когда пейзане и пролетарии чересчур громко станут жаловаться на бескормицу. Получается, чем больше заработают муниципалитеты на своих собственных огородиках, тем спокойней станет жизнь у гауляйтеров. Просто, правда? Ну и вот:

«В обсуждении приняли участие порядка двух сотен человек — депутаты Законодательного Собрания, члены краевого правительства, муниципальные депутаты, главы муниципальных образований, представители районных финансовых органов».

Страшно даже подумать, сколько одной лишь зарплаты улетело из казны за время тусовки! Но всё было не зря, братцы, всё не зря. «В крае три года ведется работа по обеспечению финансовой самостоятельности территорий. По поручению губернатора создана рабочая группа по росту доходов, повышению эффективности бюджетных расходов и совершенствованию долговой политики. Общий объем собственных доходов местных бюджетов края в прошлом году составил 49,2 млрд рублей — на 6,5 млрд рублей больше предыдущего периода».

Как делаются подобные чудеса? «Наибольший прирост сложился по налогу на прибыль организаций, что связано, главным образом с законодательным решением о передачи в 2020 году на местный уровень нормативов отчислений по данному налогу в размере 5%, а также по налогу доходы физических лиц. Благодаря переданным нормативам в местные бюджеты привлечено более полумиллиарда рублей». И это мы ещё земельный налог не повысили, как указывает партайгеноссе Усс!

Кроме того, товарищи, «территории ждут большие перспективы, связанные с инвестиционной деятельностью, реализацией проекта локальной экономики и муниципальными комплексными проектами развития». Об этом мы подробненько поговорим чуть ниже, а пока давайте закончим с ослами и морковкой.

«Главы Абанского и Березовского районов, города Железногорск поделились опытом повышения налоговой эффективности. Для этого проводится кадастровая оценка земель, государственная оценка объектов капитального строительства, а также рассматриваются вопросы по использованию имущества, находящегося в государственной собственности. Руководитель секции спросил у докладчиков, имеются ли технические возможности и кадровое обеспечение для проведения этих мероприятиях. Докладчики ответили, что серьезного дефицита кадров нет, но потребность в обучении сотрудников имеется».

И последний нюанс, отлично характеризующий вставание с колен: «В среднем обеспеченность местных бюджетов собственными доходами составляет 66%. Всего два муниципалитета самодостаточны, что называется, на все сто, шестнадцать больше, чем наполовину; пятнадцать от трети до половины, но есть и территории, обеспеченные своими доходами менее чем на треть».

Dixi.

***

Перед майскими «каникулами» наша оптимизированная прокуратура решила напомнить потенциальным участникам экономических рывков и прорывов о том, как правильно приобретается статус резидента местной ТОСЭРы. За три минувших года ещё не все в курсе, понимаете ли, необходимо регулярное просвещение:

«Данная территория включает в себя земельные участки и производственный корпус площадью 10,7 тыс. кв. м. Для резидентов установлен особый правовой режим осуществления 12 видов экономической деятельности, минимальный объем капитальных вложений составляет 1 млн руб. Перечень таких видов деятельности включает производство химических веществ и химических продуктов; прочей неметаллической минеральной продукции; готовых металлических изделий (кроме машин и оборудования); компьютеров, электронных и оптических изделий; электрического оборудования; машин и оборудования, прочих транспортных средств и оборудования; мебели; разработку компьютерного программного обеспечения, консультационные услуги в данной области и другие сопутствующие услуги; деятельность в сфере телекоммуникаций; в области информационных технологий; научные исследования и разработки».

Насчёт компьютеров и прочей кабернетики расклады у нас, как вы знаете, не очень хороши, но мы и не паримся, ибо высокотехнологичными производствами заведуют, слава богу, два градообразующих великана. Больше нам не требуется. У муниципалитета иные приоритеты, существенно более приземлённые: «ТОСЭР ведет деятельность по расширению ОКВЭДов, по которым может работать резидент. Сейчас их около 10 — это машиностроение, металлообработка, разработка программного обеспечения, химическая промышленность. В качестве возможных рассматриваются разработка пищевых добавок, продуктов питания, проектирование».

Таким образом, дорогие мои, если вдруг вам захотелось приподнять экономику Россиюшки посредством, например, изготовления кресел и тронов для региональных царьков, то «необходимо подать заявку в управляющую компанию АО «Атом-ТОР» на заключение соглашения». И — здравствуйте, «преференции в сфере налогообложения, режим свободной таможенной зоны, упрощенные процедуры государственного и муниципального контроля»!

Немного удивляет, впрочем, что чёртовы отечественные наваропроизводители за шесть лет существования «промышленного парка» не выстроились за безбрежными государственными льготами перед первым КПП в очередь, по меньшей мере трижды обматывающую Землю. Но, может, теперь-то, после прокурорского приглашения, процесс пойдёт, наконец?

A propos, ждать милостей от природы — не наш путь, как известно. В тот же апрельский день атомная управляйка поведала всем заинтересованным сторонам, как правильно работать с потенциальными инвесторами ТОСЭРей. Благо, здесь тоже накопилось множество инноваций, что и выяснилось на семинаре в Подмосковье, куда приглашены были восемь представителей атомных ЗАТО плюс практически неисчислимое количество иных ответственных работников.

Насчёт коучей, неучей, мастер-классов, бизнес-кейсов и целой сотни инвестхаков вы почитаете сами, если захотите, а мы подчеркнём: «Территории опережающего развития уже стали эффективным инструментом сохранения компетенций закрытых городов и долгосрочным механизмом государственной поддержки предпринимательских инициатив».

О прошлогодних материальных итогах развития и рывков сказано выше, а про плановое процветание… О, тут эффект обрисовался немедленно! Я бы даже сказал, до того, примерно за день.

«Работа мечты. Какая она? Современное производство, новейшее оборудование, инновационный продукт, дружный коллектив, хорошая заработная плата. Сон или реальность? Пока другие думают, вы можете получить именно такую работу. В самом центре Сибири, в г. Железногорске, совсем скоро откроет свои двери новый завод по проектированию и производству вагон-домов и мобильных зданий производственного, складского и технического назначения. Мы обеспечим хорошими условиями труда, достойной заработной платой, возможностью развития своих навыков».

Как видим, при наличии истинно государственнического подхода пресловутый молодёжный посёлок, немного призрачный Новый Город имени Вадима Медведева на девятом квартале и даже тотальная реновация всего Железногорска в целом могут обойтись казне гораздо дешевле, чем мы предполагали ранее. К тому же предлагаемый вариант развития выгодно отличается повышенной мобильностью. Надоело нам, к примеру, мёрзнуть в Сибири? Цепляем жилой фонд паровозиком к трактору и переезжаем в Геленджик, к Андрею Катаргину, вместе со статусом федеральной территории, который к тому моменту у нас, уж конечно, лежать будет в особой папочке.

А когда надоест Геленджик, переедем в столичный парк «Сокольники». Всё в наших руках же!

Я пока не понимаю, отчего населенцы не изъявили желания записываться в «лидеры». Должно быть, сильно заняты на общественных пространствах. Непочатый же край работы надо успеть провернуть, прежде чем вставать на крыло. Помните, как на улице Андреева власти запретили пешеходный переход, перекопали газоны, а потом едва не снесли вахто… э-э, вантовый мостик? Это была только первая часть марлезонского балета. Во второй всё похеренное «благоустройство» лично Герменыч пообещал восстановить и даже усилить. А сколько их ещё впереди таких?

«Переходы на перекрёстке с Комсомольской много лет были предметом споров. С одной стороны, там постоянно возникают аварийные ситуации, иногда страдают люди. С другой стороны, они очень удобны для пешеходов. Поэтому ещё год назад было принято решение о легализации переходов. В приоритете, конечно же, безопасность наших жителей. Там установят светофоры модели Т7, необходимые знаки, сделают искусственные неровности для ограничения скорости. Уже к концу лета жители смогут переходить Андреева, не нарушая ПДД. А главное, спокойно отпускать детей, не волнуясь за их жизнь и здоровье».

Два с половиной ляма должна стоить Железногорску эта внезапная реновация на ровном месте. Депутат Роман Беллер по такому поводу разразился гневным интервью «Я против анархии!», в котором подробненько расписал, как удалось Нашгороду в кратчайшие сроки достичь подобного маразма:

«Когда мне предложили участвовать в выборах, я поделился своими мыслями с заместителем Генерального директора ГХК Петром Васильевичем Протасовым, мнение которого я очень уважал. Перед городом стояла задача сформировать максимально работоспособный Совет депутатов. В выборный орган должны были войти люди с опытом производственной деятельности и руководства, а также имеющие определенный уровень образования и ответственности, то есть максимально полезные для решения серьезных вопросов. Мы с Петром Васильевичем тогда обсудили перспективы и пришли к выводу, что, наверное, этот шаг для меня правильный».

Извиняюсь за неуместную шутку перед читателями. Представитель клана Беллеров никогда и ни за что не тявкнет, разумеется, на старших наставников. Не та порода. Их фирменный навык — вхождение в органы.

«Моя работа на комбинате и моя депутатская деятельность сильно переплетаются. Как депутату, мне понятны перспективы плана благоустройства города, который сегодня воплощается в жизнь, а как начальнику ДКС гораздо проще взаимодействовать с муниципальной властью. Я за то, чтобы была системность. Я против анархии. Проще настраивать плохую систему, чем не иметь вообще никакой, лишь правильные лозунги. Понятно, что ругать власть всегда кажется плодотворным занятием, но, на мой взгляд, Совет депутатов, городская администрация и муниципальные службы в целом работают эффективно».

Очень правильное интервью, обязательно ознакомьтесь, если прежде не случилось. Ещё один видный экономист нарисовался, типа Балашова: «Из Железногорска никогда не получится Лас-Вегаса. Развитие развлекательной инфраструктуры у нас не имеет серьезных перспектив». И очень скромный человек к тому же: «Мне нравится, когда люди говорят: «Беллеры — они все такие. Это у них семейное — помогать людям». Но это накладывает на меня и большую ответственность, все время нужно планку держать».

Ох уж мне эти люди. Ох уж мне эти держатели планок… Однако мы увлеклись, давайте вернёмся к стратегическим прорывам.

Совсем недавно честное частное ТВ вразумляло аборигенов насчёт текущего состояния «промышленного парка». Тамошние резиденты, оказывается, «постепенно выходят на проектную мощность». Ожидаются триста миллионов инвестиций, пятьсот рабочих мест, причём «индустриальные парки не обязательно являются территорией реализации инновационных проектов под контролем властей». Это вполне могут быть «склады транснациональных корпораций», и так оно даже лучше. В любом случае всего через девять лет «промпарк» прикупит ещё двадцать два резидента и выйдет, наконец, на проектную можность. Тьфу ты. Я хотел сказать «мощность», конечно же.

Верьте нам, люди!

Безусловно, сами собою такие глобальные задачи не решаются. Пахать нужно.

«В Железногорске открылся филиал центра «Мой бизнес» для предпринимателей. Представители малого и среднего бизнеса, самозанятые и те, кто только планируют начать собственное дело, в режиме «одного окна» теперь могут воспользоваться всем комплексом услуг, узнать обо всех федеральных и региональных мерах поддержки. Филиал расположился по адресу: ул. Молодежная, 2 (1-й этаж). В офисе работают два бизнес-окна. Здесь доступны более 300 различных услуг…

— Мы надеемся, что железногорский филиал центра станет «точкой притяжения» для предпринимателей. Главное – чтобы предприниматели знали о том, что в городе теперь есть такое место, и приходили сюда со своими запросами, — поделилась руководитель агентства развития малого и среднего предпринимательства Красноярского края Татьяна Бочарова».

И как словом, так и делом:

«У железногорского предпринимателя Игоря Марченко есть два предприятия. Одно занимается монтажом и техническим обслуживанием охранно-пожарной сигнализации. Второе производит дымовые пожарные извещатели. «Филиал центра для бизнеса, конечно, давно необходим в нашем городе. Лично я сейчас обратился сюда, потому что меня интересует сертификация продукции. А вообще я регулярно беру в микрокредитной компании льготные займы для пополнения оборотных средств», — рассказал Игорь Марченко».

В этом месте ваш корреспондент снова удивился. Мистер Марченко и его бизнес представлялись мне своего рода островком благополучия в Нашгороде, если только не считать, конечно, наездов краевых рейдеров. «Наша история началась в 1992 году. Благодаря современному оборудованию и профессиональной подготовке мы мгновенно реагируем на сигналы тревоги. Жители города доверяют нам, а мы гордимся тем, что защищаем их. Для «Экскалибур» безопасность общества — главный приоритет», и так далее, и тому подобное.

Что ж, пришлось проверить, почему бывшим калибурам регулярно требуются микрокредиты, чтобы сводить концы с концами. И вот что выяснилось. Одна фирма («ремонт электрического оборудования») Игоря Марченко действительно дышит на ладан и в прошлом году заработала всего 125 килорублей. Зато в «Экскалибуре плюс», как уверяет интернет, «производство электромонтажных работ» идёт неплохо. Предприятие потеряло, конечно, за коронавирусный год 2,8 миллиона прибыли. Но пять с половиною сохранило, и как мне представляется, это совсем не повод подрабатывать свистуном при краевых бездельниках в конторе Игоря Щукина и Алексея Николаенко.

Впрочем, куда я лезу со своими оценками? «Экскалибуром» в данный момент «проводится техническое обслуживание систем ОПС и оповещения людей о пожаре более чем в 200 предприятиях и учреждениях города, прилегающих территориях (п. Додоново, п. Новый Путь, п. Подгорный, п. Шивера, г. Сосновоборск)». Очень может быть, что без пополнения оборотных средств этого и впрямь недостаточно. Хотя присутствие на презентации таких виднейших предпринимателей, как тт Горбунов, Двирный, Овчинников и Коновалов не может не наводить на очень печальные мысли.

Однако я снова отвлёкся. Мы же о рывках и прорывах говорим, верно? Так вот: «Компания «Система», в начале года заключившая с Атом-ТОР соглашение о ведении деятельности на ТОСЭР, участвует в строительстве архива налоговой службы России. На сегодняшний день почти завершен процесс изготовления анкерной группы –крепежа основания фундамента. Проект предполагает изготовление металлоконструкций общим весом 1200 тонн. Двухэтажное здание архива площадью почти 12 тысяч квадратных метров возведут в Железногорске. Строительство займет три года».

Вот этот конкретно пресс-релиз сочинял профессионал, вполне взвешенно доложу я вам. Упомянутая в нём «Система» обещала аборигенам толчок, извиняюсь, в экономическом развитии за счёт производства вентиляционных систем. То есть, никакими анкерными конструкциями там пахнуть не должно, даром что у потребителя атомных новостей такое ощущение уже могло возникнуть. На самом-то деле «компания «Система» ведет набор персонала» пока, оказывается. А какое конкретно отношение она имеет к «крепежу основания фундамента», надо будет разбираться отдельно.

«Выход предприятия на плановую мощность обеспечит создание в Железногорске 40 новых рабочих мест, — вновь публично мечтает директор «Системы». — Условия для ведения бизнеса, созданные на ТОСЭР, позволят предприятию зафиксировать цену продукции на нижней планке рынка. Таким образом ООО «Система» сможет закрепиться в качестве поставщика для крупных заказчиков, не исключая предприятия атомной отрасли».

Простите, но Ильф и Петров разве не об этом писали, вторя будущему экономисту Беллеру-третьему?

— Я с детства хочу в Рио-де-Жанейро. Это вырезка из Малой советской энциклопедии: «Главные улицы города по богатству магазинов и великолепию зданий не уступают первым городам мира». Представляете себе, Шура? Не уступают! Мулаты, бухта, экспорт кофе, так сказать, кофейный демпинг, чарльстон «У моей девочки есть одна маленькая штучка» и… о чем говорить! Полтора миллиона человек, и все поголовно в белых штанах!

Мдя.

В предыдущем обзоре, мартовском, мне пришлось цитировать вот этот опус: «Председателю Совета депутатов Сергею Проскурнину презентовали станки и продукцию — дорожные знаки со светоотражающей поверхностью, информационные знаки, знаки безопасности и фотолюминесцентные эвакуационные системы. «Мы готовы предложить свою продукцию ГХК и ИСС. Ведутся переговоры», — рассказал генеральный директор ООО “Атомзнак” Константин Казарин».

Интересно, почему мне всё время кажется, будто у г-на Казарина помимо надежд на контракты с градообразующими китами никаких иных бизнес-планов не было и нет? Почему так трудно поверить в истории про рывки и международные контракты? Может, потому что инновационный «Атомзнак» за прошлый год показал нулевую прибыль при выручке менее полумиллиона, да и «Система» тоже сработала в ноль? Нет, конечно. Они ведь ничего весь год и не производили!

«На территории опережающего социально-экономического развития с начала 2021 года открыли производства два новых резидента. ООО «Атом Знак» производит дорожные знаки, фотолюминесцентные эвакуационные системы и знаки безопасности. ООО «Система» выпускает составляющие для вентиляции. «Атом Знак» — пятый по счету резидент, работающий в ТОСЭР.

— Планируем, что в течение 2021 года создадим порядка 70 рабочих мест на двух предприятиях, — рассказал генеральный директор компаний ООО «Атом Знак» и ООО «Система» Константин Казарин.- На этот год мы обеспечены контрактами, но, к сожалению, пока за пределами Железногорска. Надеемся на поддержку и встречные шаги в обеспечении нас заказами от градообразующих предприятий.

Компания «Система» занимается не только изготовлением систем вентиляции, но также их монтажом и обслуживанием. Еще один вид деятельности компании — производство строительных металлоконструкций. Специалисты ООО «Система» рассчитывают, что компания займет значительную долю на рынке в Сибирском федеральном округе уже к 2022 году» (см.).

Так и быть, обождём двадцать второго года. Чего тут осталось-то? А пока подбиваем условные бабки.

«Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Дмитрий Демешин отметил, что цели и задачи создания территории социально-экономического развития «Железногорск» в полной мере не достигнуты. Наличие только пяти резидентов не оказало существенного влияния на появление наукоемких производств, создание новых рабочих мест и наращивание инвестиционного потенциала региона».

«На сегодняшний день ООО «Атом-ТОР-Железногорск» возглавляет Александр Сиваев – общественный представитель Агентства стратегических инициатив в Красноярском крае, член Совета по улучшению инвестиционного климата при губернаторе, Общественного совета при Министерстве экономического развития Красноярского края. Окончил с отличием Сибирскую аэрокосмическую академию по специальности «Экономика и управление на предприятиях машиностроения», Красноярский государственный университет по специальности «Юриспруденция», прошел обучение в Московской школе управления «Сколково» (отсюда).

«На производствах уже существующих пяти резидентов будет трудиться 113 человек», — говорили нам все эти юристы-экономисты-управленцы пару месяцев назад. А на Красноярском экономическом форуме один атомный функционер даже заверял, что «в работе проекты на сумму 1 млрд 210 млн рублей. Их выход на плановую мощность обеспечит появление 245 новых рабочих мест для жителей Железногорска. Всего же в долгосрочной перспективе на территории будет создано около 2000 новых рабочих мест».

Особо подчёркиваю: «Генеральный директор Атом-ТОР отметил, что пандемия COVID-19 и связанные с ней трудности для развития стартапов отчетливо показали, что ТОСЭР закрытых городов Росатома стали для бизнеса надежным инструментом сокращения рисков инвестиционного периода. Компания «Электрикус», создающая инфраструктуру для электротранспорта, косвенным образом вносит вклад в сокращение объемов вредных выбросов в атмосферу…»

Ох ты ж, блин горелый! Я ведь про электромобильчики совсем забыл!

«ООО «Электрикус» продолжает создавать зарядную инфраструктуру для электротранспорта в Красноярском крае. Очередная, пятая по счету, станция предусматривает наличие четырех пистолетов. /…/ Такой мощности хватает, чтобы обеспечить энергией электромобиль со средней емкостью 24 КВт за 3 часа. /…/ Оплата производится бесконтактным способом благодаря встроенной системе NFC или через специально разработанное мобильное приложение для смартфонов /…/ По данным на сентябрь 2020 года в Крае было зарегистрировано 223 электромобиля. В ближайших планах резидента ТОСЭР установка еще 15 таких зарядных станций и объединение их в общую сеть. Сотрудничество с одним из важных игроков энергетического сектора экономики Красноярского края позволяет реализовать электроэнергию по относительно низкой цене – 5 рублей за Квт» (см.).

Троекратное ура. И раз уж мы вспомнили про цифровые технологии, ими давайте и закончим.

«В Красноярском крае продолжается региональный этап конкурса «Робостанция МТС». Подростки и дети региона могут получить призы за экороботов — роботов, способных помогать природе и экологии. Главный приз федерального конкурса – стажировка в Робошколе в Москве. Команда ребят из Железногорска предложила решение проблемы «черного неба» при помощи искусственных «деревьев», которые смогут выделять из смога химические элементы и получать вещества для дальнейшей переработки и применения в медицине, строительстве и других сферах жизни».

Сказки, скажете? Ну да. А всё остальное разве не сказки? Разница только в том, что детишки пока бабло на своих фантазиях не косят, обходятся столичными экскурсиями. Хотя это дело временное. Подрастут, научатся и обязательно включатся в гонку инноваторов. Если, конечно, к тому времени от этой страны ещё останется хоть что-нибудь.

«Более 3000 человек приняли участие в онлайн-шествии «Бессмертный полк» на платформе «Умный город» Госкорпорации «Росатом». Акция проходила почти в 50 городах России, на локальных интернет-порталах городов (15 городов присутствия Госкорпорации «Росатом» в 11 регионах, от Мурманской области до Красноярского края, а также населенные пункты Ставропольского края). Целью платформы является создание более комфортных условия для жителей и малого и среднего бизнеса, развитие онлайн-каналов обратной связи и вовлечения горожан в вопросы городского развития».

Отличный у них кокаин там, в Нерезиновой, забористый. А нам, к сожалению, достаётся только тремор:

«По словам Председателя СО РАН, академика Валентина Пармона, в целом для ученых интенсификация работ по Арктике – одна из важнейших задач на перспективу. «Начаты переговоры по проблеме переработки сырья Томторского месторождения редкоземельных элементов – наиболее рационально делать это в Железногорске, мы восстанавливаем контакты и технологии и очень заинтересованы в продвижении в этом направлении», – заявил академик».

«Если при производстве рельс на тонну стали добавить 300 граммов феррониобия, то снижается коэффициент термического расширения и можно делать более длинные рельсы, за счет чего увеличится скорость движения поездов. Если добавить скандий в алюминий, то последний можно будет скреплять методом сварки, он не будет окисляться, и корпуса самолетов можно будет варить, а не клепать.

— Какова вероятность создания промышленного кластера на Севере? — поинтересовались журналисты.

— Вероятность появится, если декларируемая правительством модернизации промышленности станет реальностью, — ответил академик Н.П.Похиленко. — Красноярскими специалистами разработан технологический регламент переработки томторских руд. Наш институт и Институт химии и химической технологии в Красноярске вышли на предприятие в Железногорске и договорились об обкатке там новых технологий» (см.).

Первую цитату от второй, ребятишечки, отделяют ДЕВЯТЬ ЛЕТ, и это всё, что вам по большому счёту необходимо знать о путинской супердержаве. А насчёт железногорских соловьёв остаётся на коду чудесное видео. Немедленно забудьте всё, что прочитали выше. Василий Юрченко после экскурсии в «промышленный парк» объявил: деньги в болото закопаны не здря. Планируется создание ста девятнадцати рабочих мест, уже «набрана примерно половина сотрудников». Целых три компании выпускают продукцию. Не верите банде новаторов? Поверьте на слово Лидеру Железногорских Рабочих. Чес-с-стное пионерское!

.

* Сильнее всех пострадали** от хороновируса сам Серый дом (минус 900 тысяч из 17,4 миллиона запланированных) плюс «Жилищное хозяйство». Эта статья расходов профинансирована была на 89 процентов от плана. Впрочем, по деньгам это не страшно: два миллиона семьсот тысяч рубликов против трёх миллионов ста тысяч***. Да-да. Данную телегу уже давно и практически в полном объёме тянет на себе электорат. Как, впрочем, и средства массовой информации. Соловьи Будулуцы потеряли в эпидемии лишь пять процентов прямого бюджетного финансирования, т.е. недосчитались около 900 килорублей.

** Зато «Образование» и «Спорт» получили своё копеечка в копеечку. Так что никакие жалобы с той стороны приняты быть не могут. Так и запишите, пожалуйста.

*** Для сравнения. Бюджетное наполнение муниципальной программы «Развитие инвестиционной, инновационной деятельности, малого и среднего предпринимательства на территории ЗАТО Железногорск» в свежей редакции составляет полтора миллиона деревянных. Поделить их должны десять юридических лиц, посуливших создать семь новых рабочих мест, и ещё восемьдесят полагается «сохранить».


Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.