ОБЪЕДИНЯЯ УСИЛИЯ

«Вестник Никчемноземья» требует клонировать сувениры с могильника РАО!

ВЕСТНИК НИКЧЕМНОЗЕМЬЯ. ОБЪЕДИНЯЯ УСИЛИЯ

Стыдно, дорогие мои, что вы совершенно не интересуетесь инновациями.

«Сегодня состоялось подписание соглашения о стратегическом партнерстве и сотрудничестве между «Сибирской пожарно-спасательной академией ГПС МЧС России» и «Национальным оператором по обращению с радиоактивными отходами». Предметом Соглашения стала консолидация усилий в рамках реализации проекта по созданию подземной исследовательской лаборатории в Нижнеканском скальном массиве под Железногорском.

— Для нас это важно с точки зрения научно-образовательной деятельности и подготовки кадров для нашего объекта. Я уже говорил о том, что основным приоритетом для НО РАО является безопасность человека и окружающей среды. И тут мы полностью совпадаем с нашими партнерами. Надеюсь, сотрудничество будет обоюдовыгодным и плодотворным, — сказал заместитель генерального директора – директор филиала «Железногорский» ФГУП «НО РАО» Виталий Горбатов.

— И ВУЗу и ведомству очень интересна подготовка специалистов в области техносферной безопасности. Для нас тут особенно важно, что у студентов будет возможность проходить практику на реальной площадке. Сегодня был озвучен тезис, что академия готова создать целую научную школу по теме, связанной с подземной лабораторией и обращением с РАО, — сказал первый заместитель начальника ФГБОУ ВО «Сибирская пожарно-спасательная академия» ГПС МЧС России Иван Сергеев.

В завершении встречи участники представители НО РАО и Академи обменялись символическими подарками. Иван Сергеев вручил звезду с символом академии, а Виталий Горбатов – сувенир из гнейса — породы возрастом 2 млрд. лет с глубины 500 метров из горы, где будет создана подземная лаборатория.

Исследовательская лаборатория под Железногорском создаётся с целью изучения характеристик и свойств горных пород на предмет возможности финальной изоляции радиоактивных отходов (РАО) 1 и 2 классов в недрах Нижнеканского скального массива. Руководит всей научной работой на данном объекте Институт проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук (ИБРАЭ РАН).

НО РАО также имеет соглашения о сотрудничестве с Национальным исследовательским технологическим университетом «МИСиС», национальным исследовательским ядерным университетом МИФИ, национальным исследовательским Томским государственным университетом и ведущими ВУЗами Красноярского края – СФУ и СибГУ им. Решетнева» (см.).

Честно скажем себе, товарищи, что СПСА, конечно — это вам не «МИСиС», но в качестве инфоповода тоже сойдёт. К тому же средь прочего народа автоматически к созданию могильника РАО в Железногорске теперь подтянуты оказались и спасатели. Какой уж там у них научный ресурс и что за научную школу могильникостроителей нам обещают, пока неизвестно. В столичном офисе НОРАО с публикацией новостей с мест обычно не спешат. А вот сувениры из гнейса нам бы следовало поставить на поток. За такими каменюками в бывший Красноярск-26 попрёт турист со всего света, несомненно. Хрен на первом КП танками остановишь!

Из профильных новостей НОРАО за последнее время вызывает хоть какой-то интерес лишь эта: «Представители Национального оператора приняли участие в виртуальном совещании руководящего комитета международной сети по финальной изоляции радиоактивных отходов. Цель мероприятия – обзор существующих ресурсов Международной сети и разработка среднесрочного плана работы». Поэтому позвольте просто напомнить, что безопасность в «Росатоме» всегда стояла и стоит на первом месте. А безопасность — дело не дешёвое, как минимум.

Знаете, например, сколько стоит тендер с длиннющим «Оказание услуг по расчёту вероятного вреда, который может быть причинен жизни, здоровью физических лиц, имуществу физических и юридических лиц в результате аварии на гидротехнических сооружениях бассейнов-хранилищ жидких радиоактивных отходов № 354а, № 365»?

Если верить бумаге от 8 декабря 2020 года за подписью и.о. главного инженера и первого заместителя гендиректора ГХК Дудукина А.В., эти расчёты на старте оценены были миллион двести шестьдесят тысяч. Потом, правда, случился конкурс, на котором участники постарались сыграть в демпинг — не в ущерб безопасности «расчёту вероятного вреда», ясен пень.

Самое смелое предложение (690 т.р.)поступило от столичного ООО «Инженерный консалтинговый центр «Промтехбезопасность» (ул. Тверская, подвал). Питерское ООО «ГТС ЭКСПЕРТ» предложило железным горцам 794 тысячи за ту же работу. Новосибирское ООО «АССОЦИАЦИЯ ИНЖЕНЕРОВ-ГИДРОТЕХНИКОВ «ВЕРХНИЙ БЬЕФ» (ул. Добролюбова, квартира 248) остановилось на цифре миллион пятьдесят тысяч рублей. И, наконец, кемеровское ООО «Фирма по разработке и реализации эффективных новаций «КУЗБАСС-НИИОГР» проявило себя наиболее жадным исполнителем (1,06 млн).

Угадайте, кто вышел победителем тендера семнадцатого декабря? Конечно, москвичи. Потому что война войной, а экономику тоже никто пока не отменял. И это значит, что объявленный вчера конкурс разработчиков «методики расчета и цифровой модели для мониторинга и прогнозной оценки теплового состояния конструктивных элементов и систем ХОТ-2» (стартовая цена 18,2 млн) также никаких* сюрпризов нам не принесёт.

Чего нельзя сказать о будущем Моксфорда уже просто потому, что несуществующий боженька, говорят, очень любит читать пресс-релизы о долгосрочных и дорогостоящих планах федеральных министерств и ведомств. Впрочем, не будемте забегать вперёд. Ну на фиг. Жизненный опыт показывает, что ничего хорошего там Россию не ждёт по умолчанию…

.

* Один из соратников Русского Богатыря Феди Марьясова срывает покровы:

«Если задача имеет решение, то на одного технолога получается примерно по одной работающей технологии. Например, в НИИАР, при разработке технологии получения Sr-89 у шести технологов за полгода было 8 разных технологий. В России не менее тысячи технологов 70 лет ищут решение задачи ЗЯТЦ. В мире десятки тысяч химиков-технологов 80 лет ищут решение. Решения нет».

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.