КРЫМ ИХ

Как друзья Путина и местные чиновники поделили родную гавань.

Семь лет назад, когда Крым и Севастополь вошли в состав России, в обиход россиян вошло выражение «Крым наш». По всей стране прошли митинги в поддержку новых регионов. Полуостров не сходил с экранов телевизоров. Но празднования отгремели быстро. На смену им пришли довольно неприглядные будни. Приход нового государства означал смену элит, и далеко не всегда эта смена была безболезненной для простых крымчан.

Рядовые россияне «с материка» хозяевами Крыма тоже не стали. На волне «крымской весны» многие подались сюда, чтобы реализовать свои амбиции: создать бизнес, развивать туризм, поступить на госслужбу и строить «новый мир» в новом для России регионе. Большинство из них — уехали спустя год-два разочарованными: «старый мир» с коррупцией, кумовством и правом сильного был воссоздан быстрее.

Немногие сегодня могут полноправно говорить: «Крым — наш». Эти люди завладели крымскими активами, посадили в депутатские и министерские кресла своих людей, умножили и продолжают умножать свои состояния, порой вступая в схватку друг с другом. Кто они?

Юрий Ковальчук

Поместье и вокруг него

Мощный плавкран поднимает с причалившей к нему баржи волнолом и кладет его прямо в море. Затем подхватывает еще один. И еще. У берега на мысе Айя образуется целый риф из бетонных конструкций: защита от шторма. На берегу за рифом — впечатляющих размеров двухэтажная усадьба, котельная, вертолетная площадка, собственный парк, искусственный сад с системой орошения и теннисный корт с большой пристройкой. С земли от посторонних глаз имение защищает забор высотой порядка четырех метров. Места здесь, впрочем, немноголюдные: усадьбу окружают урочища Батилиман и Аязьма. Рядом — база отдыха Минобороны и небольшой поселок Ласпи.

До 2007 года на месте усадьбы располагался пансионат «Мыс Айя». В 2007-м его землю выкупила семья бывшего президента Украины Виктора Януковича. Началось масштабное строительство с вырубкой реликтового леса и ограничением доступа к морю для местных жителей. «Евромайдан» смёл Януковича, а у его крымского имения появился новый собственник. Им оказалось питерское ООО «Берег», гендиректор которого Павел Зайцев является соучредителем трех некоммерческих структур, связанных с совладельцами банка «Россия». Основной бенефициар банка — друг президента Юрий Ковальчук.

«Дача Ковальчука» — самое оживленное место на побережье близ Батилимана. Вдоль дороги до первого КПП — очередь из автобусов и автомобилей, на которых на дачу приезжают рабочие.

— Ребята, дальше нельзя, там стройка, — у первого КПП нас останавливает одетый по гражданке мужчина. Облокачивается на грубо сколоченную деревянную будку с крупной надписью «STOP».

— Стройка? Что за стройка? — делаем вид, будто не знаем. — Там кто?

— Путин, — неожиданно говорит мужчина.

Дачу действительно приписывают разным представителям российской элиты: Юрию Ковальчуку, Владимиру Путину, спикеру Совфеда Валентине Матвиенко. При этом юридически объект связан только с Ковальчуком.

— То есть вообще нельзя пройти? — продолжаю я.

— Охрана вас дальше не пустит. Только по пропускам вход.

— Но до охраны-то можно дойти, поговорить?

— До охраны сходите, — соглашается сторож.

От первого до второго КПП — порядка 300 метров. Вдоль дороги уложены штабелями плитка и бордюры. У водопроводных труб суетится мужчина в зеленой куртке.

Виктор — разнорабочий. Приехал на стройку дачи из Беларуси.

— Тут половина наших, белорусов, — говорит он. — У нас — свой бригадир, у местных, крымчан, — свой. Платят неплохо: 2000 рублей в сутки. Вахта два месяца. Если хочешь остаться дольше — пожалуйста. Я сам думаю остаться.

Как и сторож на первом КПП, Виктор говорит, что дачу строят для Владимира Путина. И якобы президент даже приезжал сюда 3 марта. Правда, сам Виктор Путина не видел: «Он же не выходит к нам, работягам». 1, 2, 3, 4 и 5 марта Владимир Путин, согласно сообщениям в СМИ, провел в Москве. Рабочие на стройке говорят, что инспектировать дачу приезжали две женщины. Их имен строители не знают.

Второе КПП оказывается куда серьезнее первого: металлические ворота, вместо одного сторожа — трое охранников с нашивками «ЧОО СБ “Горизонт”» (организация зарегистрирована в Геленджике, ее учредитель Валерий Мансуров — однофамилец члена совета директоров банка «Россия» Дмитрия Мансурова. В 2019 году доходы компании составили 124 млн рублей, при этом, согласно бухгалтерской отчетности, работает она в убыток. «Минус» за 2019 год — 5,3 млн).

— Дальше нельзя, — охранники, выйдя из будки, встают перед нами.

— Почему?

— Там ремонтируется база отдыха.

Интересно, что по документам строительство батилиманской дачи при Януковиче также называлось «ремонтом базы отдыха». Охранник указывает на фотоаппарат: «Здесь нельзя снимать». На вопрос, когда по территории можно будет пройти к морю (ограничение доступа к водным объектам запрещено статьей 6 Водного кодекса РФ), отвечает: «Когда отремонтируют, тогда, наверное, и сможете пройти». От дальнейшей беседы отказывается.

По словам рабочих, на даче, помимо усадьбы, теннисного корта и других опознанных нами объектов, есть еще один дом (вероятно, гостевой), а также столовая.

В отличие от хозяев усадьбы, у местных жителей практически никакой инфраструктуры нет. Ни в Ласпи, ни в Батилимане нет детских садов и школ.

— У нас даже магазина нет, — говорит одна из жительниц Батилимана. — В магазин ездим в Орлиное (за 15 километров) на такси. Один раз в месяц. Поездка стоит дорого — 1000 рублей.

Администратор санатория Минобороны Зуля говорит, что стройка на «даче Ковальчука» активно ведется последние три года. Хозяева (они прибывают на вертолетах) в усадьбе также бывают часто.

Крым — «Россия»

Юрий Ковальчук одним из первых среди российских мультимиллиардеров начал работать в Крыму. В этом, строго говоря, была необходимость. После «крымской весны» на полуострове перестали работать украинские банки, и для поддержания финансовой системы друг Владимира Путина «завел» сюда, подставившись под санкции, «Россию». Заплатив за стабилизацию крымской экономики $572 млн (такая сумма была заморожена на счетах банка «Россия» в США) и лишившись возможности въезда в Евросоюз, Ковальчук больше «за Крым» не переплачивал.

Земля под усадьбой в Батилимане, 3,8 гектара у моря, досталась компании «Берег» по бросовой цене — ее арендуют у правительства Севастополя за 105 тысяч рублей в месяц.

14 декабря 2020 года ООО «Южный проект» (дочернее предприятие банка «Россия») оформило сделку по покупке знаменитого винзавода «Массандра» за 5,327 млрд рублей. За эти деньги компания получила в собственность производственный комплекс в Ялте и другие строения, общей площадью более 1 млн квадратных метров, в аренду на 49 лет — 11 тысяч гектаров «золотой» земли на Южном берегу Крыма (стоимость одного гектара на рынке — порядка 13,5 млн). Кроме того, Юрий Ковальчук де-факто стал владельцем винной коллекции предприятия (1 млн бутылок), стоимость которой в 2015 году оценивалась в 4 млрд евро (по курсу на момент сделки — 534,72 млрд рублей). По сути, только цена винной коллекции — в сто раз превышает сумму сделки.

Но для друга президента власти Крыма сделали и еще один приятный сюрприз: после продажи «Массандры» глава Крыма Сергей Аксенов пообещал, что правительство республики компенсирует «Южному проекту» 50% затрат, связанных с закладкой виноградников.

В декабре 2017 года «Южный проект» за 1,5 миллиарда рублей приобрел другой крымский винзавод — «Новый свет», специализирующийся на изготовлении шампанского. Активы завода — девять земельных участков общей площадью 9,35 га, здания площадью 60 000 кв. м и коллекция вин из 600 000 бутылок. До сделки с Ковальчуком власти Крыма заявляли о намерениях выручить с продажи «Нового света» куда большие деньги — 2,5-3 млрд рублей.

По словам источников «Новой газеты», структуры Юрия Ковальчука де-факто также контролируют известный севастопольский винзавод «Инкерман».

— «Инкерманом» сейчас управляет компания «Мое вино», владелец которой Денис Мельников входил в рабочую группу по приватизации «Массандры». «Мое вино» также управляет «Новым светом». Номинальный владелец «Инкермана» — известный в Крыму винодел Валерий Захарьин. Его ввели в сделку только потому, что финская Hartwall Capital, которая владела «Инкерманом» с украинских времен, не могла продать предприятие напрямую находящемуся под санкциями Ковальчуку, — говорит собеседник «Новой».

Валерий Захарьин в разговоре с корреспондентом «Новой» заявил, что приобретал «Инкерман» для себя.

— Владельцем являюсь я, — сказал предприниматель. — Слухов действительно ходит много. Бизнес — дело тонкое. Но есть открытые источники, вы можете их посмотреть. У предприятия де-юре есть владелец. В данном случае это я.

Помимо виноделия структуры Юрия Ковальчука занимаются в Крыму медицинским страхованием. Крупнейшая страховая компания на полуострове «Крыммедстрах» контролируется двумя «дочками» банка «Россия» — ООО «СКМ Холдинг» и ООО «Гарант-Сервис». Согласно бухгалтерской отчетности «Крыммедстраха», только с 1 сентября 2020 года по 31 декабря 2020-го компания получила 57 516 000 рублей прибыли. В 2018 году за аналогичный период — 52 195 000 рублей.

Банк «Россия» также является совладельцем единственного в Крыму гражданского аэропорта, контролируя через компанию «Аккорд Инвест» 40% в ООО «Международный аэропорт “Симферополь”». Чистая прибыль ООО в 2019 году составила 328,9 млн рублей, в 2018-м — 308 млн, а в 2017-м — и вовсе 890 млн.

Потеряв в 2014 году $572 млн (порядка 42 млрд рублей), Юрий Ковальчук стал крупнейшим виноделом и землевладельцем Крыма, получив за нерыночные суммы работающие высокоприбыльные предприятия, а также — собственную усадьбу на 3,8 гектара с арендой по цене, за которую в Москве не купишь и 1 квадратный метр в «хрущевке». Хороший гамбит.

Читать далее.

1 комментарий к “КРЫМ ИХ

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.