ЗАВЕРНИТЕ ГУБУ, ПОЖАЛУЙСТА

Железные горцы обожают сказки и верить в них не перестают никогда.

ЗАВЕРНИТЕ ГУБУ, ПОЖАЛУЙСТА

По случаю сентябрьских выборов байки про реактор продолжаются.

Знаете ли вы, между прочим, как формируется стоимость тепла в ваших батареях? Это я сейчас даже не про воровство на мазуте интересуюсь. Просто в тариф обычно забиваются все накладные расходы, включая стоимость производителя тепловой энергии. В случае с Нашгородом аборигенам пришлось оплачивать строительство и эксплуатацию Железногорской ТЭЦ. А если на Горно-химическом комбинате действительно поставить большой тепловой реактор, то и его цена ляжет в ваши платёжки вполне естественным образом.

Поэтому лучше даже не спрашивайте, сколько может стоить подобная маниловщина. И не надо также интересоваться перспективами атомного отопления ЗАТО за горизонтом 2030 года. Эта история — совсем не про ваши батареи и даже не про размеры квартплаты и краевой компенсации т.н. выпадающих доходов предприятиям-производителям тепла. Это классическая байка про осла и морковку, не более того.

Именно поэтому периодически взрываются над бывшим Соцгородом сенсации про достройку «замещающего теплоисточника». Помните, что творилось в Сером доме летом 2019-го? Сперва депутат Кулеш поименовал вопрос практически решённым. Потом депутат Пимашков рассказал, как лично давал указания премьеру Медведеву, а тот кланялся и извинялся, извинялся и кланялся. Понятно было, что к горсоветовским выборам федеральное финансирование уж точно спущено будет вниз и оживление под Сосновоборском гарантируется.

«Зампред Заксобрания принёс жизнеутверждающую весть: федеральный центр будет достраивать Железногорскую ТЭЦ! Ну, то есть, не будет, а как бы вам сказать… Короче, в Совете Федерации написали какое-то письмо в правительство и предложили дополнительно вбухать в «замещающий теплоисточник» бюджетных денежек. Очень хочется верить, сказал слуга народный, что в Кремле благосклонно отнесутся к такому предложению. И тогда лет эдак через пять станция будет реконструирована и мы даже сможем предметно поговорить о снижении тарифов.

— А мы-то чего же сидим?! — выдохнули ответственные работники в Сером доме и вокруг него. И побежали перехватывать лавры, делить заслуги и переписывать почётные грамотки.

«Сегодня депутат Государственной Думы Петр Пимашков и глава ЗАТО Железногорск Игорь Куксин провели рабочее совещание по теплоснабжению города. Как сообщил Петр Пимашков, на уровне Правительства РФ уже достигнута договоренность о выделении средств федерального бюджета на создание единого комплекса, который будет обеспечивать тепловой энергией ЗАТО Железногорск».

– Проблема с теплом не новая, она формировалась с 2012 года, — любезно пояснил от природы туповатому депутату продвинутый Герменыч. — Однако за год моей работы удалось сделать достаточно шагов для ее решения. Совместно с Госкорпорацией «Росатом» и Правительством Красноярского края Администрацией ЗАТО разработан план действий по выходу из кризиса, которому мы следуем.

– Отдельно хочу поблагодарить Петра Ивановича Пимашкова, — сообщил Герменыч Водолею в заключение доклада. — По его инициативе состоялось совещание в Правительстве России, где принят план действий по инвестированию федеральных средств в нашу систему теплоснабжения.

– Уже есть конкретные вопросы по финансированию, конкретные исполнители, есть понимание, какие средства нужны для решения проблем теплоснабжения Железногорска, – сообщил Водолей Герменычу в ответ. – Мы берем это все под контроль, и с участием Госкорпорации «Росатом», Администрации края я уверен, что общими усилиями мы справимся с поставленными задачами.

«Также Игорь Куксин отметил, что сейчас в Правительстве Красноярского края рассматриваются варианты разблокировки счетов муниципального предприятия «ГЖКУ», которое является основным должником «Гортеплоэнерго». Главная задача – сохранить функционал предприятия по управлению жилыми домами» (отсюда).

***

Помните грустный спич Остапа Бендера в момент падения конторы по заготовке рогов и копыт? Это одна из самых любимых цитат «Уран-Батора», про «жизнь была упоительна, земной шар вертелся специально для нас — и вдруг…» Это самое «вдруг» вечно портит общую картину процветания на ниве атомного ренессанса. Настолько портит, что федеральному центру приходится изыскивать специальные средства, дабы хоть немножечко разогнать хандру на местах. Слава богу, мешки с деньгами там тоже не очень скоро покажут дно.

В сентябре прошлого года, в частности, некое учреждение «Атом-Регион» разместило во всемирной сети объявку о проведении тендера с длинным названием «Право заключения договора на Оказание услуг по разработке маркетинговой стратегии и проведению мероприятий по продвижению территорий опережающего социально-экономического развития в закрытых административно-территориальных образованиях Российской Федерации – территориях присутствия Госкорпорации «Росатом».

Цена вопроса — семнадцать миллионов триста семьдесят три тысячи рублей. «Место поставки: Заречный, Железногорск, Новоуральск, Лесной, Озерск, Снежинск, Северск, Саров». В Трёхгорном и Зеленогорске, очевидно, продвижение ТОСЭРы не входит в планы московских фантазёров.

Некоторое удивление вызывал способ освоения средств «частного учреждения»: «Нерегламентированная закупка». Это означало, что бобосики могут расходоваться, как в голову взбредёт, не обращая внимания ни на какие законы о госзакупках. Ещё более странно, что участников мероприятия оказалось два. Одна фирма просто заявилась на весь существующий объём финансирования. Другая мудро сбросила триста тысяч и, естественно, победила. Так что продвижением ТОСЭРы в Нашгороде будет заниматься теперь свердловское ООО «Агентство развития регионов».

Придурковатый интернет с чего-то решил вдруг, что контора эта увлечена торговлей металлом, но мы проверили и достоверно установили, что это вздор. Оба сотрудника предприятия являются специалистами-консультантами «по вопросам коммерческой деятельности и управления». В отличие от иных наших персонажей «Агентство» представляет собою действующую структуру, в которой меняются директора и юридические адреса (последний, к слову — пос. Совхозный под Ёбургом), а также ликвидируются столичные подразделения.

Однако ж вернёмся в Красноярск-26.

«К сожалению, не удалось урегулировать вопрос с достройкой Железногорской ТЭЦ по вполне понятным ковидным обстоятельствам и из-за смены правительства РФ почти в полном составе. Диалог о необходимости достройки ЖТЭЦ необходимо будет начинать заново, и это будет главной дискуссией года. Конечно, в 2021 году решить это не получится. Государство работает медленно, но неотвратимо. И мы добьемся решения проблемы».

Это снова депутат Кулеш вещает, прямо из ковидного окопчика. Только-только санитары захоронили последнего федерального министра, павшего на поле боя. Бывший Мальчик-с-фигой обшмонал покойника, но секретного пакета о пяти красных сургучных печатях на трупе не нашёл. Выходит, внезапное нападение врага накрыло штабы до того, как они успели отдать необходимые распоряжения. Война, ничего не поделаешь.

Голосуйте за Кулеша в сентябре, и он всего добьётся неотвратимо. Четыре миллиона сто сорок тысяч рублей составили доходы добивателя в 2019 году. А вы держитесь там.

И ещё. Мы даже не можем обвинить атомщиков во лжи насчёт «нового реактора». Каждый просто слышит в их словах то, что хочет услышать. Вся необходимая фактура имеется в открытом доступе, однако железные горцы упорно продолжают мечтать о сочной халявной морковке. Не все, разумеется; некоторые постепенно приходят в сознание:

«Смотрю два интервью генерального директора ГХК и вновь натыкаюсь на миф, как комбинат влияет на город. Работу даёт – это понятно. Но вот забота, тепло. Теплоо. Согласитесь, это не одно и то же. «Для будущего промышленного жидкосолевого реактора это будет основой экономики, так же как для АДЭ-2 был плутоний. И соответственно, это даст возможность гибко регулировать энергетический тариф для города с учётом всех имеющихся возможностей. Это нашей целью является, но в ближайшем будущем и применительно к этому реактору безусловно это невозможно. Он на порядок более слабый, чем требуется для отопления города. Даже не на порядок, а побольше.»

Интервью Дмитрия Колупаева в программе «Кстати» 24.12.2020. Ведущая Екатерина Литвинова.

— Прошлые технологии они сейчас в мире и активно и безопасно зачастую используются. Но мы устремлены в будущее. И жидко-солевой реактор это тот самый элемент этого будущего. Это реактор который предназначен, в нашей интерпретации, с какими целями мы строим, как раз для снижения токсичности радиоактивных отходов. Сделать долгоживущие радионуклиды короткоживущими, то есть трансмутировать их, и тем самым [произойдёт] повышение безопасности всего топливного цикла атомных станций.

Жидко-солевой реактор, он стартовал в этом году. Очень бурный был старт. Достаточно большое финансирование было выделено и получены большие результаты, связанные с конструированием, с научной проработкой. И прошёл целый ряд в декабре научно-технических советов как на уровне предприятия, так и в росатоме по обсуждению результатов. Делая вот такой короткий вывод, я могу сказать, что те задачи, которые мы ставим перед этим реактором – они достижимы. Это прототип будущего большого реактора, многоцелевого реактора, который действительно должен существенным образом изменить вот эту философию отношения к радиоактивным отходам, и по сути дела из этих радиоактивных отходов извлекать пользу.

И даже этот маленький реактор, я так хочу, чтобы он получился у нас многоцелевым, такая задача по крайней мере нами ставится перед конструкторами, чтобы мы научились даже с маленького реактора снимать полезное тепло, и использовать его облучательную технологию для развития радиоизотопного направления, в том числе ядерной медицины.

— А вот вы сказали «снимать полезное тепло», я просто сразу представляю, что многие люди могут спросить, будут ли этим полезным теплом отапливать город, как это было, когда действовал АДЭ-2?

— Это нашей целью является, но в ближайшем будущем и применительно к этому реактору безусловно это невозможно. Он на порядок более слабый, чем требуется для отопления города. Даже не на порядок, а побольше. А вот решить проблему предприятия с точки зрения снятия полезного тепла в какой-то момент времени это вполне посильная задача. И для чего это всё делается – это отладить эти технологии. Потому что как оказалось, высокотемпературные теплоносители которые будут использоваться применительно к этому реактору, снять полезное тепло очень непросто. С технической точки зрения. А с другой стороны это задача именно инженерная, она должна быть решена и [это позволит] сделать соответственно шаг вперед с точки зрения развития технологий и не только нашего объекта, а вклад в общее развитие энергетики.

— А вот этот большой многоцелевой жидко-солевой реактор его тоже будут строить на Горно-химическом комбинате?

— Безусловно. Если на этом реакторе мы всё отладим, и самое главное продемонстрируем его безопасную эксплуатацию для наших надзорных органов. А надзорные органы у нас в России очень-очень серьёзные, компетентные, опытные, и они очень хотят видеть убедительные доказательства того, что этот реактор будет безопасен. Мы эти доказательства должны обязательно предоставить, разработать для этого реактора, а это уникальный реактор, соответствующую нормативную базу, и вот на базе всего этого будет построен полноценный мощный реактор, который выполнять будет задачу и отопления города и безусловно решать прямую свою задачу, экологическую.

«В юбилейный год комбинату пришлось как никогда подставить плечо городу».

***

Интервью Дмитрия Колупаева газете «Город и горожане» 14.01.2021. Беседовала Юлия Третьякова.

— Жидкосолевой реактор – это не отвлечённый проект, который существует сам по себе. По поводу места его размещения, кстати, был серьёзный конкурс. Потому как если говорить о последующей промышленной установке, то это будет первая в мире реакторная установка такого рода. И с этой точки зрения, возможно, площадку для создания исследовательского прототипа выигрывал НИИАР, но у нас это логическое продолжение нашей технологии, потому что он нужен для переработки материалов, которые будут получаться на ОДЦ. Это элемент, который необходим, чтобы в полной мере обеспечить контроль и экологическую безопасность замыкания ядерного топливного цикла.поэтому вопрос не стоит так, что отказываемся мы от идеи или нет – это дополнительный элемент безопасности и эффективности замкнутого ядерного топливного цикла.

Важно сказать, что этот проект уже стартовал. В 2020-и выполнен большой объём научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ вс партнёрстве с нашим главным проектировщиком и конструктором – НИКИЭТ им. Доллежаля, и научным руководителем – это Курчатовский институт. Объём финансирования проекта в этом году составил 1,2 миллиарда рублей. Это большие деньги и серьёзный объём работ, который был сделан. Это наглядное подтверждение того, что старт состоялся, и весьма успешно. По итогам года прошла серия больших научно-технических советов как на уровне предприятия, так и на уровне госкорпорации, которые, во-первых, подтвердили успешное решение задач, поставленных в рамках прошлого года и, во-вторых, сформировали задачи на слдующие несколько лет для продолжения этой работы.

Я глубоко убеждён, что этот реактор как своего рода прототип будущего большого жидкосолевого реактора должен быть спроектирован многоцелевым. Так же как и наш последний промышленный уран-графитовый реактор АДЭ-2 – основным его предназначением была наработка материалов для нужд обороны, при этом тепловой тариф для горожан был очень небольшим. В случае с жидкосолевым реактором его основное предназначение в технологии – это облучательные возможности, «выжигание» долгоживущих высокоактивных актинидов, чтобы перевестиих в «среднюю» категорию, изоляция которых гораздо дешевле, и где мы можем гарантировать безопасное хранение референтными инженерными барьерами на весь период жизни. Для будущего промышленного жидкосолевого реактора это будет основой экономики, так же как для АДЭ-2 был плутоний. И соответственно, это даст возможность гибко регулировать энергетический тариф для города с учётом всех имеющихся возможностей» (см.).

***

Букв, как видите, очень-очень много, но смысл сказанного остаётся прежним. Закатайте губу взад, дорогие аборигены и готовьтесь снова голосовать осенью за светлое будущее. Обождём, пока банда новаторов не снимет с вас последние штаны. По-другому очень плохо доходит до населения территории опережающего социально-экономического развития. Но это не страшно. Жизнь — лучший учитель.

5 комментариев к “ЗАВЕРНИТЕ ГУБУ, ПОЖАЛУЙСТА

  1. Лучше бы подвели к ЖТЭЦ газ и переоборудовали ее под него. Дешевле и экологические. Европу отапливать можем, а себя нет.

  2. Быков тоже спросил. Мельниченко ответил, а уголь куда девать будем?!

  3. ещё день прошол на благо построения капитализма. Возникли Мысли.- Городу (где тарифы высокие на тепло и т д)нужны дрова- как бэээ сказал Островский Эзоп.То мазут дорогой. То перепродадут. То украдут.Где МГЕР и прочие ЕРы города? Чтоб как (они ж за город патриоты?). Корчагин взять кирку лопату и достроить соснокотельную. Превратив в то что надо.Или узкоколейку хотяб построить!https://youtu.be/Ca_PMQeldGI

    1. К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь.

      Народ жопу от дивана не может оторвать раз в пять лет в выборный день, а вы хотите, чтоб кто-то за него тельник рвал на груди?
      То, что надо, уже давно превращено в то, что надо.

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.