DON’T CRY, HONEY

Потёмки в чужой душе ничего хорошего не скрывают, как правило.

DON’T CRY, HONEY

Перебежчикам плохо. Их неважно принимают здесь и ужасно провожают там.

«Предавший один раз, кто тебе поверит?», — интересовались эстеты ещё в библейские времена. Клеймо Иуды является древнейшим брендом (или, блин, трендом?) человечества, а генерал Власов надолго испортил конкретно в России жизнь всем носителям своей, в принципе, безобидной фамилии. И всё такое, и типа того.

Однако ситуативные тридцать сребреников продолжают манить субтильные душонки, а на жиденьком песочке общих интересов можно попробовать выстроить забавную конструкцию «Не мы такие, жизнь такая». Благородства бегункам она, конечно, не прибавит, но зато позволит ощутить себя на минуточку основной движущей силой прогресса.

Когда чуть больше года назад от мадам Кротовой побежал личный состав, лично меня это совершенно не удивило. Тотальная мобилизация — как полагается, с раздачей печенюшек и должностей — обезжирила информационную поляну почти полностью. Если бы у Будулуцы хватило ума на правильную интригу в кейсе «Канала 12» и нашлась должность для Инны Акимовой, т.н. независимые СМИ навсегда прекратили бы существование в ЗАТО.

Впрочем, тут ещё не всё потеряно.

Однако истинная проблема власти заключается в том, что пропагандистов под рукою всегда много, а толку нет. И не будет, потому что на дворе не семьдесят шестой год. Чтобы выставить диагноз голому королю, нынче вовсе не требуется переправлять в посылках с кедровыми орешками анонимные письма для «Голоса Америки». В относительно мирное время лютое непопадание кукушечек в ноты не сильно бросается в глаза. Но когда начинается очередной электоральный цикл…

«Его знает в лицо, наверное, весь город. И это неудивительно. Более, чем двадцать лет он практически каждый вечер появлялся в студии «Информ-экспресс» и рассказывал нам актуальную информацию из жизни города. Однако около года назад всё изменилось. Бессменный журналист «Канала 12» Михаил Симонов внезапно покинул площадку эридановских новостей».

Таков был анонс большущего интервью в «Сегодняшней газете». Ровно год назад ничего подобного там появиться не могло, ибо редакторка Акимова днём и ночью пела хвалу редакторке Кротовой. Великая битва шла в ЗАТО Железногорск, главред «Канала 12» в очередной раз кооптирована была во власть (спасать информационное пространство), а истекающая завистью главред «СГ-26» вприпрыжку неслась за тележкой, ибо её-то на свадебку опять не пригласили.

Потом что-то в Сером доме пошло не так. После новогодних каникул то ли Кротова решила хлопнуть дверью, то ли Будулуца решил похерить прежние договорённости, а только былая дружба оказалась разорвана. «Информ-Экспресс» отреагировал на это событие вполне прогнозируемо: чудесным сливом технической записи праздничного интервью атомного штурмовика Сергейкина, из которой понятно стало, что без мата потоп-менеджер не в состоянии связать трёх слов. А с матом — примерно пять с половиной.

Железные когорты борцов за счастье народное рассыпались буквально на глазах, стоило Серому дому помахать пакетиком с дошираком и жестяными звёздочками на картонные погоны. С «Канала 12» стартовал мощный кадровый исход. Войти в избирательную кампанию Совдепа, имея на плечах дееспособного и обозлённого врага, Куксин и Ко никак не могли. Пришлось башлять подставкам под микрофон.

Свои пять минут славы и горсточку сребреников удалось в этой суматохе срубить и Акимовой. Особой пользы в её заметках не было, т.к. бюджетная газетка снова собственноручно исполняет самые грязненькие заказики без каких-либо угрызений совести. Но на всякий случай обновлённому МП «ГТС» велено было взять на довольствие ещё одну специалистку по панельным дискуссиям.

Получилось даже не смешно, а грустно и омерзительно. Почти лесбийские гимны Акимовой в честь Кротовой лета 2019 года элегантно заменены были на патентованную анафему. Причём слитый в сеть акимовский договор с директором Петровичем уже не напоминал историю любви Алёнушки Глазуновой и военно-строительных жуликов. Отмазывать бывшую жену мобилизован был Олег Кирмак, и это дело так ему понравилось, что он до сих пор не может остановиться. Полгода уже…

«Когда бегаешь с микрофоном двадцать лет, однажды нужно что-то менять», — называлось симоновское интервью, посвящённое «уходу из «Информа» и новой работе». И если кто-то мог предположить, что в тексте будут содержаться некие откровения сверх анонса, то напрасны были такие ожидания. Специально выделяю и подчёркиваю: ни один ушелец с «Канала 12» не рискнул устроить бывшим работодателям по-настоящему весёлую жизнь.

Непонятно? Тогда давайте так. Частная контора — это вам не муниципальное предприятие. В ней гарантированно имеется достаточное количество нарушений закона, способных создать владельцам проблемы куда большие, чем нелепые выдумки Будулуцы про украденную Кротовой бухгалтерию «Инфоцентра». Тем не менее, в смертельной схватке накануне выборов ОСОСа не смогла поднять в реальный бой ни одного политэмигранта. Ни упросить, ни заставить. А это о многом говорит, сами понимаете.

В официальной версии для дураков такой нонсенс велено теперь называть «о своём уходе из «Информа» новый директор «СвежТВ» говорить не любит – не хочет выносить сор даже из давно брошенной избы. Однако с тезисом «Правду говорить легко и приятно» Симонов согласен. Поэтому нам всё же удалось убедить Михаила рассказать всё, как есть».

Прошу к столу, каша вывалена на скатерть, давайте намазюкаемся вместе:

— Первое предложение занять редакторской кресло поступило мне от властей ещё в апреле или в мае позапрошлого года. Но потом, видимо, что-то изменилось — в кресло директора муниципального ТиВи («Инфоцентр») села Людмила Кротова, она же заняла и должность главного редактора. Однако, спустя несколько месяцев, что-то у них там не срослось. Мне снова сделали предложение возглавить редакцию. Возможность занять пост директора я тогда не рассматривал – понимал, что мне сначала надо разобраться во всей этой истории.

Здесь мы отметим два важнейших момента. Директор Симонов либо не знает, как и я, например, что именно «не срослось» у Кротовой с Будулуцей, либо ссыт стесняется об этом говорить. Потому что принципиальность хороша, когда тебе есть ещё, куда убежать в случае чего. Симонову бежать больше некуда, и политкорректность отныне становится его вторым именем. При этом заказ-то никуда не делся: кому вообще в Сером доме интересны душевные метания предателя? Следовательно, поиски оправданий в коллективном носу продолжаются.

— На момент твоего ухода в «Информе» ситуация была хуже некуда. Мне ваши рассказывали, что были проблемы с зарплатой, техникой, атмосферой в коллективе в целом.

— Там была достаточно непростая моральная обстановка. Не секрет же, что ушёл не только я, предложения о работе в «Инфоцентре» поступили так же операторам, режиссёрам, и ребята согласились. Кроме меня ушли два человека — как и я, они одномоментно стали врагами для Людмилы Кротовой: с нами не здороваются, нас не замечают, мы стеклянные.

— Детский сад, вторая группа…

— Согласен.

Боги, боги мои! Не разрыдались ли хором Григоренко с Симоновым в этот непростой момент? Оно ведь и впрямь обидно выходит: сбежал вечный мальчик за длинным рубликом и красивой должностью, а его предателем окрестили. За что, православные?!

В книжке Виктора Шендеровича про разгром НТВ подобные казусы массово описываются, не стану повторяться. Кому действительно интересно — сами почитают. А мы лишь напомним товарищам с провалами в памяти, что распад «позитивного» частного ТВ начался в Нашгороде после выселения «Информ-Экспресса» из студии Горно-химического комбината. Что приключилось там, тоже никому до сих пор не известно. Зато:

— Приближались выборы, к нам зачастила «восьмёрка» (красноярский «Восьмой канал» – ред.), с руководителями возникло напряжение. Да, на те деньги, что мы получали, по большому счёту, можно было жить. Но это только потому, что мы делали практически весь «Информ» вдвоём с Татьяной Никифоровой. Если бы штат был укомплектован, как положено, получали бы копейки.

— Это называется «деньги есть, но жить на них некогда».

— Всё верно. Знаешь, у нас был разговор с руководством «Канала 12» на перспективу, так вот, этот разговор показал, что перспектив, собственно, нету: продолжаем «жрать» своих коллег.

Хо-хо-хо. Ещё раз нажимаем на кнопочку «пауза», дорогие мои. В штате железногорской «Сегодняшней газеты» осталось два пишущих сотрудника. Акимова с Григоренкой преспокойно заполняют первые пять страниц издания откровенной халтурой и джинсой, а дальше следует джинса с халтурой красноярская и зеленогорская. И ничего, знаете ли. Никто не бежит в сторону «ГиГ» с изменившимся лицом громкими жалобами на невозможность заниматься творческим трудом, что характерно.

Ах, да. Не зовут же.

— Ты столько лет проработал в «Информе»… жалко было уходить?

— Конечно, жалко, И, кстати, до сих пор где-то есть подспудное сожаление насчёт всего, что там происходит. Согласись, названия «Канал 12», «Информ-экспресс» для Железногорска – уже бренд. И вот здесь у меня возникает лёгкая обида. Людям достался, попал в руки вот этот, уже принадлежащий народу, бренд. Бренд, за который мы все в ответе, который важен для города. И этот бренд дошёл до того состояния, в котором сейчас находится. Выборная кампания показала всё: канал просто-напросто стал оружием в руках какой-то политической силы, которая пользовала его при необходимости. Ну и, конечно, когда ты уходишь, а тебе вослед даже не оборачиваются, это тоже задевает.

Сдаётся мне, ребятушки, что хоровые рыдания в ходе интервью всё-таки имели место. Впервые в жизни выбравшегося из-под опеки Старших Наставников Симонова ждал неприятный сюрпризик. Вы можете сколь угодно долго лелеять в душе убеждённость в своей гениальности и незаменимости, однако устроена вселенная иначе. Примерно через неделю любая звезда, решившая торгануть лицом, будет забыта на прежнем месте, и совсем не факт, что воссияет на новом.

Да вот у кардинала Ришелье спросите!

Строго говоря, все ушельцы с «Канала 12» хотя и отъели солидности на муниципальных харчах, в профессиональном смысле потерялись напрочь. А это больно и обидно, наверное. Раньше тебя соседи считали партизаном-героем, а теперь пропагандоном, фу. Приходится утешаться тем, что пропагандонов набралось множество. Есть кому в бюстгальтер поплакать и заодно обсудить, как некрасиво горит дом, который лично ты облил бензином.

— И вот ты пришёл на муниципальное телевидение ГТС. Насколько помню, там ведь тоже после увольнения Людмилы Кротовой с поста директора и редактора* всё было в состоянии развала.

Ааааа!!! Тут мы просто берём акимовские заметки лета 2019 года и перечитываем полосные опусы об административной гениальности мадам Фелис. Другого не требуется, ибо об управлении предприятием Акимова с Григоренкой знают (и могут судить, следовательно) примерно столько же, сколько знает Симонов.

Нынешней весной, к слову, в железногорский мировой суд пачками потянулись муниципальные директора — за штрафными санкциями. Их выписывали буквально оптом, за обычное опоздание с подачей отчётности. Коронавирус помешал, типа, или Парад Победы На Балконах. А если директор никогда прежде и не знал, что какие-то отчёты куда-то необходимо представлять? Коленьку Панченко представляете себе на руководящей должности? А Сергейкина с Ташевым?

— Состояние МП «Инфоцентр» действительно было удручающим. Весь коллектив сидел на «минималке» — получал крохотную заработную плату, без каких-либо перспектив. Я помню, когда по весне, уже где-то в мае, появилась возможность выплатить людям первые премии в пять тысяч рублей, у коллег слёзы радости на глазах выступили. Потому что жить на 16 тысяч рублей невозможно.

Господи, сколько же боли, сколько слёз… Дальше, правда, Симонов случайно проговаривается о том, как именно строилось новое благополучие и кто оплатил, по факту, премиальные соловьям ОСОСы. Грузовик с карамельками и на сей раз перевернулся на другой улице, ясен пень. Только бежать стало больше некуда, внимание:

— Народа было трудоустроено много, пришлось оптимизироваться. Первой ушла Ксения Руденко. Потом другие. Пришлось ужиматься, менять формат новостей. Мы ввели ведущего, когда я пришёл, его не было – новости делали по типу «Euronews», в итоге, журналистов никто даже в лицо не знал.

Это железобетонная логика, дорогие мои. Бобосиков не хватало, поскольку Будулуца сманил к себе в гарем всех, кого смог, и потому началась новая реструктуризация. Зато в итоге ширнармассы могут узнавать в лицо бывших девочек и мальчиков, коим в кадре вообще противопоказано появляться — даже по чисто эстетическим показателям. Где-то тут кроется смысловой баг, нет? Хотя о чём это я, вообще… Мы же не про эмигранта Симонова речь ведём, а стараемся обездвижить депутата Кротову с её запросами. Дамы приглашают кавалеров, три шаги налево, батман пердю:

— Слышала, госпожа Кротова оставила вам неприятное наследство в виде долгов?

— После ухода Людмилы Георгиевны с должности директора, мы так и не нашли вообще никакой бухгалтерской отчётности. Работавший на тот момент директором муниципального телевидения Иван Горелов обращался в полицию. Пришлось заплатить достаточно большие деньги, чтобы всё восстановить. Потом посыпались штрафы, ведь, благодаря предыдущему директору не имея всех этих балансовых цифр, мы начали пропускать сроки, не могли отчитываться перед фондами. И штрафы немалые — по 20 тысяч рублей и выше. В итоге, ущерб от деятельности бывшего руководителя уже давно превысил сто тысяч рублей…

Бррр. Надеюсь, вы поняли уже, что это был за танец, потому что искать и препарировать вторую часть этого слоновьего балета у меня нету ни сил, ни желания. Стыдно, девушки. Стыдно и мрачно. От профессии не осталось практически ничего, кроме маленьких личных дрязг и микроскопических, ничтожных самолюбий, мгновенно унесённых ветром, едва приоткрылась дверь.

Игры с властью всегда заканчиваются слезами на панельке, тут вариантов быть не может. Тем не менее, этот огромный — извините — текст никогда не был бы написан, если бы не крошечный комментарий вскользь упомянутой выше Татьяны Никифоровой. Скорее всего, он никакого отношения к разборкам ОСОСы не имел, но получилось очень хорошо, на мой взгляд.

Иногороднюю публику прошу считать всё написанное обыкновенными пояснениями к одной этой картиночке:

.

* Здесь ещё содержится толстый намёк на одновременную рулёжку мадам Кротовой и муниципальным, и частным ТВ. В своей биографии Акимова аналогичных страничек не припоминает. Старческий склероз, also.

1 комментарий к “DON’T CRY, HONEY

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.