«АМБРЕЛЛА» НАЧИНАЕТСЯ ЗДЕСЬ

Хроники заколючинского хороновируса. Двадцать третье ноября.

«АМБРЕЛЛА» НАЧИНАЕТСЯ ЗДЕСЬ

Спокойно, без надрыва разменял Нашгород цифру «три тысячи».

Думаю, о продлении в Россиюшке «масочного режима» до 2022 года вам уже все уши протрещали. Следовательно, вопрос о планируемой эффективности отечественных (сиречь, японских) вакцин вы себе тоже задать успели и, возможно, даже тихонько ответили на него. Поэтому сразу переходим к делу.

«23 ноября в Железногорске зафиксирован 31 новый случай заражения коронавирусной инфекцией, — любезно сообщает urbi et orbi заколючинская администрация. — Всего в Железногорске 3002 лабораторно подтвержденных случая заражения». Про сорок две смерти (+2 за сутки) банда новаторов традиционно умалчивает.

Мне ужасно интересно было, кто из краевых журналистов первым осмелится вслух поинтересоваться, какого, собственно, хрена происходит с хороновирусной статистикой вообще? Напоминаю: после летнего норильского скандала данные по Железногорску и Зеленогорску необъяснимым образом из отчётов регионального «оперштаба» исчезли, и всегда всё отлично понимающие СМИ покорно забыли о двух «атомных» городах. На несколько месяцев. Но когда кривая инфицирования резко рванула вверх, соблазн стал чересчур велик и про нас снова вспомнили.

Ну, то есть, как «вспомнили»? В рамках ежедневных «журналистских расследований» целая куча народу заходит на сайт Серого дома и, если не видит там соответствующего релиза, честно сообщает публике: местная администрация свежих сведений по COVID-2019 не опубликовала. Сделать пару шажочков вглубь — на это сил и времени у современных акул пера вечно не хватает. Гонка же. Конвейер сенсаций. До фальсифицированной ли статистики тут?

Не резон портить отношения с властями, коим сегодня очень важно просигнализировать в один там московский бункер, что ничего особо страшного на вверенной Уссу территории не происходит и, стало быть, никаких чрезвычайных мер в смысле противодействия эпидемии предпринимать ему нет необходимости. То есть, нет проблемы — нет и ответственности…

Триста тридцать пять человек заразились, якобы, коронавирусом в крае за последние сутки без Железногорска и Зеленогорска. А с нами — сразу четыреста десять, причём выходные, как вы знаете, традиционно дают довольно скромный прирост статистики в ЗАТО. И если в трёх миллионном крае за воскресенье скончались с ковидным диагнозом семнадцать человек, то два железногорских случая укрыть от учёта уж точно не помешает, верно?

Так вот, возвращаясь к журналистским рефлексам и рефлексиям.

«Думаю, большие люди и в центре, и на местах реальную картину развития пандемии всё же представляют. А вот в том, надо ли доводить её до народонаселения, даже не сомневаются: зачем забивать умы масс тревожной цифирью?», — это зачин заметки в «Красноярском рабочем». Не удовлетворившись на сей раз многочисленными, но весьма шизофреническими устными пояснения властей, редактор Павловский решил пойти дальше:

«Можно ли считать правдивыми данные о числе заразившихся, умерших, выздоровевших в большом Красноярье без учёта двух довольно крупных муниципалитетов — Зеленогорска и Железногорска? Там что — не наши люди живут? Они что — не общаются с теми, кто обитает в прочих городах и весях, не перемещаются по краю, перенося, уж извините, заразу?

Недавно «Красноярский рабочий» сообщал об истории со счастливым концом: 90-летняя жительница Уяра Надежда Артемьевна Говоркова излечилась от коронавируса. После этого сын, живущий в «закрытом» городе Зеленогорске, снял квартиру по соседству с собой и перевёз туда мать, чтобы постоянно её навещать и помогать во всём.

Так вот, случай заболевания, как и случай излечения Надежды Артемьевны, был зафиксирован управлением Роспотребнадзора и включён в официальную статистику. Но случись что с ней, не дай Бог, в Зеленогорске, она уже — «не наша», никто и не попытается приплюсовать это заболевание к выявленным в крае.

На редакционный запрос по поводу достоверности статистики, направленный «Красноярским рабочим» в октябре руководителю краевого подразделения Роспотребнадзора Дмитрию Горяеву, сам он ответить не соизволил — поручил сделать это начальнику службы информационного сопровождения деятельности управления Наталье Краснопеевой. Та же заявила: каких-либо искажений статистических данных о заболевании COVID-19 в Красноярском крае нет и не было.

Два наших славных ЗАТО отчитываются перед Федеральным медико-биологическим агентством, то есть перед Москвой. А потому — извиняйте, полномочия Роспотребнадзора не позволяют учитывать заболевших, выздоровевших и умерших в двух закрытых административно-территориальных образованиях. В общую краевую статистику эти случаи не включаются.

Получив столь формальный ответ, исполненный даже не на бланке управления, не зарегистрированный, судя по всему, при направлении в редакцию, «Красноярский рабочий» 1 ноября, руководствуясь статьёй 39 закона РФ «О средствах массовой информации», направил через сайт российского правительства редакционный запрос на имя заместителя председателя кабинета министров Татьяны Голиковой.

Мы сообщили, что на официальном портале стопкоронавирус.рф даётся недостоверная информация о заболеваемости в Красноярском крае. Например, по данным на субботу, 31 октября 2020 года, в нашем регионе было выявлено 26 445 заболевших COVID-19, в том числе за предыдущие сутки — 293. Такие же сведения опубликовали управление Роспотребнадзора и краевой оперативный штаб.

При этом, сообщили мы Татьяне Алексеевне (может, действительно не знает), в статистику не включаются случаи заболевания коронавирусом в двух ЗАТО — Железногорске и Зеленогорске, хотя их жители являются жителями края. Между тем, по состоянию на 31 октября 2020 года, в Железногорске были зафиксированы 45 новых случаев заражения коронавирусной инфекцией, в Железногорске — 94. В общей сложности за сутки в Красноярском крае заразились коронавирусом не 293, а по крайней мере 432 человека.

На основании закона о СМИ редакция «Красноярского рабочего» рассчитывала в 7-дневный срок получить ответ, на каком основании регулярно занижается статистика заболеваемости коронавирусом в крае и в каком субъекте РФ отражаются «потерянные» у нас данные.

Спустя почти две недели, 13 ноября, в редакцию поступил ответ, зарегистрированный в аппарате правительства РФ 11 ноября. Заместитель директора департамента здравоохранения и социального развития кабмина Виталий Мироненко как бы между прочим сообщил, что обращение, автором которого является В.Е.Павловский, направлено в Роспотребнадзор с просьбой «рассмотреть и о результатах сообщить заявителю». При этом чиновник сослался на федеральный закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», хотя к зампреду правительства обращался не гражданин, а редакция газеты, причём с официальным запросом.

17 ноября редакция получила ответ от заместителя руководителя Роспотребнадзора Елены Ежловой, в котором сообщалось, что, опять же, в соответствие с частью 3 статьи 8 федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» обращение Павловского В.Е. направлено руководителю управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю Дмитрию Горяеву с просьбой рассмотреть его «в пределах компетенции, дать разъяснение на поставленный вопрос и ответить заявителю». А ещё велено копию ответа направить до 23.11.2020 года в Роспотребнадзор.

Это уже второй в нашей конкретной истории государственный орган, чиновники которого, судя по всему, не знают требований закона «О средствах массовой информации».

18 ноября «Красноярский рабочий» обратился к генеральному прокурору РФ Игорю Краснову. Изложив пошагово историю волокиты, мы попросили его принять меры прокурорского реагирования в отношении лиц правительства РФ и Роспотребнадзора, которые не дали ответы на вопросы, поставленные в редакционном запросе. Что в итоге? Пока — ничего. Редакция не получила даже ответа о регистрации своего обращения. Проигнорировал указание Роспотребнадзора и Дмитрий Горяев…

Между тем ситуация остаётся очень сложной, а в двух «закрытых» городах она просто кричащая. В Железногорске число заболевших приближается к трём тысячам, в Зеленогорске — к двум с половиной. А ведь численность населения там далеко не миллионная. В первом проживают чуть больше сотни тысяч человек, во втором — 60 тысяч с небольшим. Количество лиц с подтверждённым диагнозом COVID-19, проживающих на территориях, обслуживаемых ФМБА, превысило 55 тысяч человек. В каком конкретном регионе эти данные оседают?»

Со своей стороны мы можем только улыбнуться показной наивности Владимира Павловского, да объяснить ему, что никакой сотни тысяч человек в Нашгороде давным-давно нет. Куда подевались жители, тоже никто не знает (все вопросы — к корпорации «Амбрелла», надо полагать). Зато прямо сейчас банда новаторов предлагает туземцам поучаствовать в фотоконкурсе «Красноярский край. Новые высоты». Ну, там, на кладбище съездить, новые могилки поснимать при хорошем контрастном освещении, ву компрене? Может, грамотку дадут какую…

Р.S. Про сорок заболевших сотрудников в минувшую пятницу рапортует УСО ГХК. Даже на фоне рекордных ста двадцати семи в сумме по ЗАТО это многовато, согласитесь. И всё же замдиректора комбината деловито извещает: «наша совместная работа с городом позволяет не только принимать оперативные противовирусные меры на предприятии, но и работать над улучшением санитарно-эпидемиологической обстановки в Железногорске в целом».

Вон оно чё, Михалыч. Обстановка-то улучшается. Ладно, расходимся, паникёры и раскачиватели лодок. До встречи в очереди. Помните: позитив — лечит!

1 комментарий к “«АМБРЕЛЛА» НАЧИНАЕТСЯ ЗДЕСЬ

  1. Прокурора попросили разобраться с чиновниками правительства? Так он сразу побеждал памперсы менять и теперь ему не до просьб, подрывающих основы государства.

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.