ПРИЗОВАЯ ИГРА

Если оптимизация проводится, то она кому-то ведь выгодна?

ПРИЗОВАЯ ИГРА

У нынешней «реформы» медицины есть свои плюсы и минусы.

Не надо думать, что я окончательно рехнулся на самоизоляции. Лидер Нации разрушил, конечно, систему финансирования здравоохранения, разметал по щепочке схему снабжения лекарствами регионов и разогнал врачей — тех, кто ещё не под уголовным делом. Это всё правда. Но не может же быть, чтобы в огромной стране совсем никто не получил никаких бонусов от происходящего, верно?

Отрезать кошке хвост по частям Кремль начал в триумфальном 2014 году. Золотое было времечко! Крым вернулся в родную гавань и хоть камни с неба. Бурятским добровольцам оставались два пеших перехода до предместий фашистского Киева. Пендосовские санкции волшебным образом исцелили отечественную экономику от кризиса и активно продолжали наращивать мускулы вставшей с колен супердержаве. Самое то заняться оптимизацией, короче говоря.

И стало так.

Звучит это довольно странно, наверное, но федеративные заколючинские медики много лет подряд никак не могли решить свои кадровые проблемы. Буквально накануне секвестра глубоким обходным манёвром они начали, казалось, одолевать врага. Конкретно в бывшем Красноярске-26 появились врачи и медсёстры из Сосновоборска, Берёзовки и даже Красноярска. Такое переманивание специалистов выглядело не слишком пристойно, конечно. Однако пациентам надо было ехать, а не любоваться на шашечки.

Потом Владимиру Владимировичу показалось, что дорогие россияне обходятся евойной казне непозволительно дорого, и медицине велено было подсократиться примерно на треть. Такую цель достичь одним сокращением койкомест не представлялось возможным, ясен пень. И приглашённые специалисты потянулись обратно за пределы ЗАТО.

Не спрашивайте меня, пожалуйста, отчего напонтованное Федеральное медико-биологическое агентство не сумело выстоять под ударом, и почему обеспечить своих работников стимулирующиими доплатами ему оказалось не по карману. Это не корректный вопрос. Кому-то не получилось, а кому-то очень даже да. Не верите? Зря.

На выборах 2015 года главный врач Клинической больницы №51 приоткрыл избирателям свои личные закрома, и те слегка приофигели. Если в довоенном 2013-м Александр Ломакин накосил на ниве административного целительства два с половиной миллиона целковых, то первый же приступ оптимизации увеличил эту цифру до 3,7 млн рублей. Или до ТРЁХСОТ ТРИДЦАТИ ТРЁХ килорублей в месяц.

Однажды независимый профсоюз устроил публичные финансовые разборки с руководством бывшей ЦМСЧ. Одним из самых ярких моментов мероприятия стало телеинтервью санитарки, требовавшей объяснить, как именно она должна выживать на семь тысяч в месяц. Блин, я же говорю, что у каждой реформы есть большущие плюсы и кро-ошечные минусы…

Несмотря на бесконечные обещания Путина разобраться и восстановить хотя бы относительную социальную справедливость для людей в белом, вивисекция продолжилась с прежнею силой. Очень скоро видны стали её конкретные последствия:

«С 2013 по 2018 год число врачей, работающих в ЗАТО, сократилось с 6.751 до 5.314 человек, среднего медицинского персонала – с 16.629 до 13.660 человек, младшего медицинского персонала – с 7.660 до 3.885 человек. Количество коек упало с 27,9 тысячи до 22,1 тысячи. Среди причин кадрового дефицита глава ФМБА называл отток кадров в другие отрасли или частную медицину из-за низких зарплат, отсутствия жилья и специальных льгот, предоставляемых сотрудникам других предприятий ЗАТО».

Ваш корреспондент в прошлом году просматривал список вакансий Нашгорода и обнаружил, что Клинической больнице требовались терапевт на зарплату от 18 до 30 тысяч рублей, а также кардиолог, хирург, эндокринолог, инфекционист и даже, я извиняюсь, патологоанатом. За те же деньги. Сегодня замануха стартует с 19.408 рублей и верхним порогом имеет полтишок. Если б не коронавирус, можно было бы сказать, пожалуй, что картина изменилась в лучшую сторону. Но мы уже видели, насколько целенаправленно выплачивается медикам зарплата — даже в момент пандемии.

А ещё добавлю, что врачу-терапевту в системе ГУФСИН предлагается при поступлении на службу сорок пять тысяч сразу. А в железногорской больнице в сентябре пятерых терапевтов предполагалось сократить; оптимизация же. И от фамилии местного начальника тут, похоже, ровным счётом ничего не зависит.

Вот вам в довесок к управленческим подвигам Натальи Кузнецовой пара документов эпохи Александра Ломакина. Очень может быть, что без медсестёр в хирургии КБ-51 и впрямь обходятся запросто. Но меня мучает другой вопрос: точно ли им волонтёры-то нужны в эдаких раскладах?

***

***

Сердюков, к слову, пытался судиться,

но ничего не вышло у него.

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.