ВЫШЕ НАС ТОЛЬКО ЯЙЦА

Хроники заколючинского хороновируса. От рекорда к рекорду.

ВЫШЕ НАС ТОЛЬКО ЯЙЦА

Хроники хороновируса имени Игоря Куксина. Шестнадцатое октября.

Нет таких крепостей и так далее, как вы уже знаете. Сегодняшние обновления статистики выдвинули инновационную столицу региона на верхнюю ступень пьедестала почёта. По количеству суточных инфицирований ЗАТО Железногорск обошло Красноярск и показало чуть больше четверти от общекраевого (!) числа заболевших.

«На 16 октября число лиц с положительным результатом исследования на коронавирус составило 56 человек — рекордное количество заболевших Covid-19 за сутки. На домашний карантин направлен 131 человек. Таким образом, в Железногорске всего 1.175 лабораторно подтверждённых случаев заражения. Девять пациентов скончались. Напоминаем жителям о необходимости соблюдения превентивных мер, установленных постановлением Правительства Красноярского края от 05.04.2020 №192-п» (admk26.ru).

«Среди заболевших 6 сотрудников АО ИСС, 7 – ГХК, 2 – Атом-охраны, 3 – Атомспецтранса, 5 пенсионеров, 3 работника КБ №51, 2 – ДОУ №72, 2 – ТИПТИС, 2 – КРАСЭКО-ЭЛЕКТРО, 5 детей, по одному: Управление ГО и ЧС, Управление образования, ДОУ №59, ДОУ №37, ДОУ №23, школа №95, школа №101, Кадетский корпус, лицей №103, Красмаш, не работает, индивидуальный предприниматель, Сибпромпроект, войсковая часть, УКС, ТП Балтийский, Почта России, ООО Правовое бюро оценки».

С циферками, как обычно — полный бардак. Пресс-служба Горно-химического комбината заверяет, например, что суточный анализ пополнили у них всего два человека. Ещё более причудливая картина складывается в муниципальном управлении образования. Вчера мы приводили данные Гироскутера Карташова: «Пять групп в детских садах и четыре класса в школах закрыты на карантин». Сегодня они радикально обновлены: «По словам Игоря Скруберта 10 школьных классов и 8 групп в детских садах находятся на карантине».

Впрочем, что говорить о статистике, если в Сером доме до сих пор не определились с персоналиями вождиков?

Отыщите 10 различий, что называется.

Ещё вчера вайбер-гвардия Куксина никак не могла связаться с Еленой Дубровской, чтобы выяснить, как директорка лицея «Гармония» смотрит на 20-процентный падёж скота показатель заболевания во вверенном учреждении. Обратная связь барахлила чего-то у них. А нынче эвон как всё поменялось прямо с утра:

«В отношении 103 лицея администрацией учебного заведения принято решение уйти на досрочные каникулы. У них такая возможность существует, поскольку в учебном графике лицея есть дополнительные каникулы в феврале. Они решили взять эти каникулы сейчас, чтобы снять нагрузку со здоровых преподавателей, снизить в целом цифру по заболеваемости», — рассказал руководитель Управления образования Игорь Скруберт.

Остается две недели до школьных каникул. В управлении образования рассчитывают, что резкого всплеска заболеваемости не будет. Во всех учреждениях, в том числе дополнительного образования, проводятся все необходимые противоэпидемиологические мероприятия. Поэтому речи о переходе на дистанционное образование не идет.

«Рассматривая картину в целом по заболеваемости, мы пока не видим угрозы распространения коронавирусной инфекции или ОРВИ. В соответствии с требованиями САНПИНа — такие мероприятия вводятся, когда более 20% будут на карантине либо либо мы должны видеть сложную ситуацию, связанную с резким ростом заболеваемости», — отметил Игорь Скруберт».

«Ситуация контролируемая и спокойная», ага. Сто двадцать три инфицированных с начала недели. В тревожные дни тотального карантина и самоизоляции такого показателя Нашгород сумел достичь лишь к середине июня. А теперь пяти дней хватает — и оснований для беспокойства нет?

Ещё нюанс. Нас постоянно спрашивают, насколько можно доверять официальным данным о количестве смертей от коронавируса. Ёлки-палки, ну вы же сами видите — вообще ни на сколько нельзя доверять. Завтра, например, в Нашгороде будут хоронить Леонида Пашкова*. Говорят, что умер он тринадцатого числа именно от COVID-2019, и жена его, мол, тоже этой хворобой сильно мается. Как можем мы проверить данный слух? Никак не можем, до похорон. Одна вера, исключительно вера, и только она.

Кстати. Железные горцы продолжают усиленно жаловаться на качество «медицинских услуг». В основном, очереди в КБ-51 их не устраивают, хотя и не только. Недовольство приобретает характер озлобления, пожалуй. Даром что «в Клинической больнице очень ждут завершения пандемии и ограничений. Все дело в том, что эпидемия нового вируса приостановила реализацию очередного этапа проекта «Бережливая поликлиника» (gig26.ru).

Какого рода бережливость вот-вот снова рухнет на головы туземцам, догадаться несложно. Да и не надо гадать, я вам документик могу предъявить. Впрочем, это тема для отдельного разговора, а вы просто имейте в виду, что от очередей в поликлинике избавиться не удастся точно. Не за то боролись на сентябрьских выборах. Не все хавальники ещё баблом набиты. Продолжаем экономить на лекарствах, еде и образовании.

Рай-то всё равно наш.

***

Поскольку сегодня в статистику угодили сразу трое работников бывшей ЦМСЧ-51, давайте я вам расскажу один полноформатный анекдотик. Попозже на его основе будет, скорее всего, написан нормальный материал с паролями, явками и прочим документальным антуражем. А пока — чисто сценарная канва, ибо пандемия нагоняет, с одной стороны, массу общественных претензий к медикам, а с другой, нагнетает всё больше тумана над финансовыми грядками заколючинского здравоохранения.

Последнее лично меня раздражает особо и чрезвычайно, ибо журналистская практика моя четверть века назад начиналась как раз на ниве разборок независимого профсоюза ныне покойной Валентины Лексиковой с медицинским начальством. Раз за разом выяснялось, что в среде людей в белом есть действительно белые люди с о-очень приличными зарплатами, а есть так, негры и шестёрки. С тех пор в Клинической больнице сменилась не одна управленческая команда, однако основополагающие приципы администрирования сохраняются неизменными, хочется написать: «в веках».

А вы же знаете, что кадры решают всё, денежки любят счёт, и так далее, и тому подобное.

Короче говоря, прежде чем ругаться матерными словами в адрес докторов, нам с вами полагалось бы, дорогие мои, доподлинно выяснить, сколько на самом деле народу трудится в КБ-51. Поясняю мысль. Бесчисленные путинские «реформы» полиции, например, привели почти полному исчезновению патрулей с улиц Нашгорода. Хорошо ли это? Покажите мне человека, который скажет, что да. Та же история, в принципе, с 2014 года гарцует золотыми подковами по черепам туземцев и в медицинском загоне.

Когда Кремль в 2014 году принялся оптимизировать расходы Федерального медико-биологического агентства, на местах почти немедленно стартовал процесс оттока кадров. Конкретно в Нашгороде, где ситуацию буквально только-только удалось стабилизировать за счёт приглашённых специалистов из Сосновоборска, Красноярска и т.д., всё стремительно вернулось на круги своя. И обратно из этой ямы подразделениям ФМБА выбраться не удаётся, несмотря на бесчисленные обещания Лидера Нации разобраться и наказать кого ни попадя.

Если вы захотите узнать, сколько в точности народу сегодня пашет в КБ-51, вас ожидает неприятный сюрприз. Это военная тайна. Ну, или, может, не военная, но государственная. Расхождение в цифрах — пока политкорректно сформулирую так — исчисляется сотнями ставок. Возможно, и почти наверняка их пилят по мере необходимости на конкретных специалистов. Однако нельзя полностью исключать и чисто криминальную версию объедания бюджетного деревца ответственными работниками. Представляете, какие финансовые пампасы могу скрываться в эдаких джунглях на улице Кирова?

Вполне резонный интерес к проблеме проявил в момент расцвета пандемии независимый профсоюз Клинической больницы. Однако, как и тридцать лет назад, медицинское начальство немедленно засекретило необходимые документы и заняло круговую оборону, прорвать которую пока не удаётся. Если кратенько, то переписка профсоюза с конторой КБ-51 выглядит следующим образом.

Десятого марта на имя исполняющей обязанности главного врача Натальи Кузнецовой направляется письмо, в котором «с целью плодотворной работы в рамках социального партнёрства» излагается просьба ознакомить профсоюзный комитет со штатными расписаниями учреждения на 2019 и 2020 год. Имеют право, казалось бы. Что тут такого секретного может быть?

Тем не менее, шестого апреля Кузнецова отвечает: штатное расписание не является локальным нормативным актом работодателя, проверку коего вправе осуществлять профсоюз, во-первых. То есть, ни черта вы не получите. А во-вторых, цитирую, реализация права на получение информации должна быть обозначена социально-трудовым вопросом. В запросе его якобы нет, следовательно, основание для предоставления штатного расписания отсутствует.

NB. Руководитель учреждения подчёркивает: всего у неё работает 2.220 человек, а в независимом профсоюзе состоит лишь триста один отщепенец. Так что ни черта вы не получите ещё раз. Спасибо, пожалуйста.

Первого июля лидер профсоюза Ольга Колпакова сигнализирует о нарушении прав медиков в краевую инспекцию по труду. В больнице, мол, периодически происходят сокращения должностей и их переименования в другие. Как следствие — расторжение трудовых договоров тех сотрудников, кто осмеливается подавать жалобы Люди лишаются льготного стажа и, естественно, теряют в зарплате. Хотелось бы понимать суть кадровых решений руководства, но без запрошенных документов — никак!

NB. Две тысячи двести двадцать три человека насчитывает, в свою очередь, профком в КБ-51 и триста тридцать девять человек — в своих рядах. Смешно? Безусловно. На первый взгляд. Хотя если задуматься…

Трудовая инспекция через месяц пришлёт в Железногорск обширную цидулку с обильным цитированием законов, однако смысл её заключается в одном предложении: если считаете, что ваши права нарушены, можете обращаться в суды общей юрисдикции. Спасибо, пожалуйста.

Тридцатого июля профсоюз дополнительно запрашивает у Кузнецовой временное штатное расписание инфекционного госпиталя и копии трёх боевых, июльских же, приказов по Клинической больнице. Третьего сентября Кузнецовой направляется пояснительное письмо. Штатное расписание, говорится в нём, должно содержать сведения о количестве штатных единиц и размеры окладов, доплат и надбавок. Этой информации руководство КБ-51 не представило, а та, что имеется, не оснащена необходимыми бюрократическими финтифлюшками.

Если так пойдёт и дальше, предупреждает независимый профсоюз, нам придётся обращаться в суд. А ещё мы не станем подписывать дополнение к коллективному договору, ибо не можем в полной мере осуществить контроль над изменением такого договора.

Вконец зарвавшихся «активистов» восьмого сентября вразумляет заместитель главного врача Игорь Колотупов. «Формы первичных учётных документов, строжится он, содержащихся в постановлении Госкомстата от 05.01.2004г, на которые вы ссылаетесь, обосновывая выводы о несоответствии представленного штатного расписания требованиям /…/ нормативно-правового акта, с 2013 года не являются обязательными. Штатное расписание составляется в соответствии с требованиями приказа Минздравмедпрома от 18.01.1996г». Другого ответа не ждите. А если не нравится, составляйте протокол разногласий…

Вполне допускаю, что вы уже запамятовали, о чём идёт спор. Напомню: профсоюз всего-навсего хочет знать, сколько народу может работать и сколько реально работает в КБ-51. Почему это секрет, пострашней советского атомного проекта, спросите у отцов-основателей «Бережливой поликлиники».

Через неделю Колпакова пишет Кузнецовой: вызывает удивление, с какой настойчивостью «юридический отдел» игнорирует наши требования и тем самым подрывает репутацию работодателя. Мы не просим двойные красные лампасы на халаты, нам всего-то хочется кое-что уточнить насчёт вредных или опасных условий труда и связанного с ними права на дополнительный отпуск. Заодно не мешало бы проверить, осуществляется ли в Клинической больнице равная оплата за равный труд. Короче, мы составили уведомление о начале процедуры трудового спора. Не хотите идти простым и коротким путём, давайте поиграем в процедурный кабинет. Проходите, раздевайтесь, ложитесь на живот.

Двадцать третьего сентября Игорь Колотупов уведомляет профсоюз о мероприятиях «по сокращению численности и штата работников» на основании приказа от 9 сентября. В соответствии с ним, трудовые договора планируется до конца года расторгнуть с заведующим участкового терапевтического отделения №3 поликлиники №2 и четырьмя врачами-терапевтами, а также старшей медсестрой и семью медицинскими сёстрами. Итого — тринадцать человек.

А пятого октября уже сама и.о. Кузнецова письменно отказывается принять уведомление о трудовом споре, ибо профком якобы не соблюл процедуру, установленную ст. 399 Трудового кодекса.

Самое свежее послание, от четырнадцатого октября:

Уважаемая Наталья Федоровна!

Исходя из предоставленного Вами временного штатного расписания (на 01.08.20г.) «Инфекционное отделение» (Госпиталь), следует, что Работодателем было введено с 01.08.20г. общее количество ставок — 87,5.

Прошу дать письменно разъяснения:

1. В КБ №51 были приняты работники вновь по срочному трудовому договору на работу, связанную с оказанием медицинской помощи пациентам с COVID-I9Ю

2. Либо исполнение обязанностей осуществляют работники существующего кадрового состава учреждения, в порядке временного перевода (с письменного согласия медицинского работника и (или) временного перевода без его согласия).

При временном переводе на другую работу соблюдены ли Работодателем требования трудового законодательства, в части заключения дополнительного соглашения к трудовому договору в письменной форме, с указанием таких положений, как:

— срок временного перевода;

— обязанности, которые возлагаются на медицинского работника по оказанию медицинской помощи пациентам с COVID-19 по занимаемой должности в соответствии со штатным расписанием в пределах установленной законодательством продолжительности рабочего времени;

— условия оплаты труда, которая должна производиться по выполняемой работе, но не ниже среднего заработка по прежней работе;

— стимулирующие выплаты за особые условия труда и дополнительную нагрузку, выполнение особо важных работ в размерах, установленных Правительством Российской Федерации.

3. Все ли ставки задействованы на дату составления данного обращения.

Председатель НПСР ЦМСЧ-51 Колпакова О.В.

***

А вы говорите, пандемия, маски, термометры, очереди… Тут эвон какая война на ровном месте разгорается!

Или всё же не на ровном?

.

* «Политический и общественный деятеля Железногорска, внесший большой вклад в социально-экономическое и культурное развитие города»

«В марте 1998 г. Пашков Л.К. в 20 ч. 30 м. погрузил шесть коробок с продуктами и мешок с мясом в собственную машину с кухонного входа, — сигнализировали в газету обескураженные педагоги . – Ежедневно в школе бесплатно за счёт детей питаются 6 работников кухни, завхоз, директор школы, её дочь, бухгалтер, врач, медсестра. Остатки достаются тех.персоналу, а остальное отвозят собакам директора школы».

«В гуще общественной жизни Леонид Кузьмич продолжал оставаться и после ухода с высокого поста. В 1996 году по его инициативе в Железногорске был создан Благотворительный фонд «Благовест», который оказывал социальную поддержку горожанам. Несколько лет Л.К.Пашков руководил общественной приёмной депутата Законодательного Собрания Красноярского края А.А.Ромашова…»

Насчёт «Благовеста» хочется добавить, что нынешний предгорсовета Проскурнин напрасно обнулил эту контору в прошлом году. Очень бы она могла пригодиться ОСОСе в целях предвыборного пиара.

1 комментарий к “ВЫШЕ НАС ТОЛЬКО ЯЙЦА

  1. Эдуард, спасибо за освещение наболевшей темы! Руководство КБ № 51 зарвалось напрочь. Они решили — горожане для них, а не они для нас. Сколько можно? Когда они повернутся к населению города лицом, а не задним местом. Вся информационная сисема у них -для галочки. А фактически народ страдает от нехватки персонала, некачественного облуживания, хамства со стороны отдельных персонаоий, в.ч. в руководстве. ВСЁ зависит от руководителя! А он есть в КБ № 51?

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.