ОДИН НАРОД, ОДИН РЕЙХ, ОДИН ФЮРЕР

Всё понятнее с каждым днём, как Германия пришла к маю сорок пятого.

«Могут уже не подбрасывать наркотики. А просто бросать в тюрьму за слова»

Заявление «Синдиката-100» после обвинительного приговора журналисту Светлане Прокопьевой.

Прокуратура просила 6 лет заключения. Суд, как водится, смягчил. Всего лишь штраф в 500.000 рублей. Гуманизм. Светлану судили по статье об оправдании терроризма за высказанное в эфире мнение о том, что по мере уничтожения в стране возможностей для легальной оппозиционной деятельности создаются стимулы к тому, чтобы недовольство облекалось в нелегальные формы, в том числе — и терроризм.

Разумеется, только больному мозгу в этом мнении может привидеться оправдание терроризма. Однако же наши правоохранительная и судебная системы больны давно и серьезно. Приговор журналисту Светлане Прокопьевой — очередной симптом этой болезни. Показательно, что судебный вердикт вынесен с опорой на липовую экспертизу «эксперта-лингвиста» Хакасского государственного университета Юлии Бойковой, не уполномоченной вузом проводить от его имени какие-либо экспертизы. На это прямо было указанно в ответе ХГУ на адвокатский запрос защиты Прокопьевой, как и на то, что бланки, на которых представлено заключение, не соответствуют бланку университета.

Светлана Прокопьева — профессиональный журналист. Она выполняла в эфире свою работу. Качественно, как это делает всегда. Сегодняшний приговор — это приговор за профессию и предупреждение всем, кто в этой профессии работает. Нам сегодня говорят — можем уже не подбрасывать наркотики, как Голунову. А просто бросать в тюрьму за слова, за мнение. Для приговора выбрано правильное время. Сразу после правки Конституции. Нам говорят — вот новая правовая реальность, в которой вы будете жить.

«Синдикат-100» выражает поддержку Светлане Прокопьевой. Мы требуем отмены позорного приговора и полного оправдания Светланы.

novayagazeta.ru.

***

«Я обычный человек. Живу в обычной хрущёвке. Хожу в те же магазины, что и вы, ругаюсь на те же самые лужи и те же самые ямы на асфальте. Ещё совсем недавно я и представить не могла себя уголовником. Если пришли за мной, точно также могут прийти и за вами», — говорила Прокопьева на митинге в феврале 2019 года, практически сразу после того, как на неё завели дело.

Она окончила исторический факультет Псковского педагогического института. Увидев объявление в вузе, пришла в «Псковскую губернию» — главное независимое СМИ региона, которое издаёт депутат от «Яблока» Лев Шлосберг. «Губерния» стала известной на всю страну летом-осенью 2014 года: пока Кремль отрицал, что россияне воюют на Украине, она опубликовала серию материалов о гибели десантников при неизвестных обстоятельствах. За этим последовало жёсткое избиение Шлосберга.

К тому моменту Прокопьева работала главным редактором «Псковской губернии» уже почти год. Сейчас она скромно вспоминает, что тогда «как редактор тихо отсидела в рабочем кабинете», пока другие «были на передовой». «Те статьи в августе и сентябре 2014 года, когда Светлана была редактором, я оставался одним из обозревателей, […] сделали „Псковскую губернию“ одной из главных газет мира в те дни», — признавал Шлосберг.

Уже в 2014 году Прокопьева решила не продлевать контракт и ушла в «Радио Свобода», в итоге став редактором проекта «Север.Реалии» (Минюст считает эти издания иностранными агентами). По словам Прокопьевой, с «Яблоком» она не связана, если не считать дружбы со Шлосбергом. В марте 2016 года журналистка завела авторскую программу на псковском «Эхе Москвы», а в 2017-2018 годах поработала волонтёром в региональном штабе Алексея Навального. Многие из этих деталей так или иначе фигурируют в обвинении.

При чём тут теракт в Архангельске

Утром 31 октября 2018 года 17-летний житель Архангельска Михаил Жлобицкий устроил самоподрыв на проходной местного управления ФСБ. Он стал единственным погибшим, трое сотрудников спецслужбы получили ранения. Следственный комитет признал происшествие терактом. Это было главным событием в России, которое обсуждали в СМИ и соцсетях.

В одном из Telegram-чатов, где общаются анархисты, примерно за семь минут до взрыва появилось сообщение о грядущем теракте: «Причины для вас вполне ясны. ФСБ о****о, фабрикует дела и пытает людей». Пост опубликовал пользователь с ником «Валерьян Панов». Считается, что это был именно Жлобицкий. ФСБ возбудила целую серию дел по всей России за высказывания о взрыве. Все они — по статье «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма».

Например, фермеру из Архангельска грозит до пяти лет за комментарий о том, что студента «конкретно довели». Жителя Калуги приговорили к пяти годам и двум месяцам за комментарий о «герое и человеке дня недели как минимум». Жительницу Карелии оштрафовали на 350 тысяч рублей за комментарий «Мир его праху! Герой» и репост публикации с цитатой «но перед глазами стоит призрак славных героев и динамита 19 века, что столь же самоотверженно отдавали свои жизни борьбе».

Что такого сказала Прокопьева и как возникло дело

7 ноября 2018 года в эфир «Эха Москвы в Пскове» вышел выпуск программы «Минутка просветления», в котором Прокопьева выразила мнение о причинах теракта в Архангельске. Текстовая версия этого эпизода, как и всех остальных, появилась на сайте «Псковской ленты новостей». Сейчас в СМИ уже не найти расшифровку эфира, но она до сих пор доступна на Medium.

В этой колонке Прокопьева предполагает, что «суровое государство», в котором главное «наказать преступника, а не защитить права», само «воспитало соответствующее поколение граждан». Журналистка указала, что «именно так понимает» теракт в Архангельске, и отметила, что «этот взрыв, на её взгляд, лучше, чем любая колонка политолога или отчёт Human Rights Watch, доказывает, что в России нет условий для политического активизма».

«Признаки оправдания терроризма» в тексте Прокопьевой нашёл «Главный радиочастотный центр», который подотчётен Роскомнадзору. У предприятия есть программа для мониторинга СМИ с «миллионами забитых ключевых слов», в том числе «взрыв» и «террорист». Программа отреагировала на «маячки» в тексте журналистки, а сотрудница центра Мирослава Степина обратила на это внимание и передала сигнал Роскомнадзору. «Я не эксперт, но у нас есть методические рекомендации по выявлению», — отметила Степина в суде. Она увидела в тексте «одобрительное отношение к террористической деятельности».

В декабре Роскомнадзор направил предупреждения «Эху» и «Псковской ленте новостей». Издания удалили материалы со своих сайтов. «Эхо» получило штраф в 150 тысяч рублей рублей, «ПЛН» — в 200 тысяч.

Эфир прошёл незамеченным для широкой аудитории — та действительно узнала о нём только после давления на журналистку. Прокопьева вспоминала об этом в последнем слове перед приговором: «Текст „Репрессии для государства“ прочитали десятки, ну сотни человек. Он не вызвал никаких волнений в народе. Но через полгода ко мне ворвались СОБРовцы с автоматами, перевернули мой дом, забрали мои вещи – и вот мы уже второй год, с привлечением экспертов, выясняем, был ли там состав преступления».

В феврале 2019 года, после обыска в квартире Прокопьевой, выяснилось, что на неё возбудили дело об оправдании терроризма. По версии следствия, журналистка попыталась оправдать идеологию Жлобицкого и сформировать у аудитории положительное отношение к нему. У Прокопьевой изъяли документы, телефоны, ноутбуки и другие личные вещи. Спустя полгода журналистку внесли в список экстремистов и террористов Росфинмониторинга. Это автоматически привело, например, к блокировке банковских счетов.

Что не так с делом — несколько примеров

Прокопьева не признаёт вину и считает, что пыталась проанализировать мотивацию студента, устроившего взрыв.

«Я осуждаю терроризм, я никогда не оправдываю терроризм. И мотивация у этого подростка была сугубо политическая, он сам написал об этом в чате. […] Я захотела разобраться, что его подтолкнуло к этому, неприемлемому, конечно же, поступку. […] Я предположила, что других методов он не увидел», — неоднократно объясняла она коллегам-журналистам;

В суде она ещё более подробно рассказывала, что «настоящий журналист не может пройти мимо такой темы» и главной целью было «разобраться и предотвратить повторения теракта». В попытках гособвинения привести примеры оправдания терроризма из текста Прокопьевой есть много спорных моментов. Например: начальник отдела управления Роскомнадзора по Псковской области Эдуард Кожохарь и сотрудница «Главного радиочастотного центра» Мирослава Степина не привели цитат, из которых якобы понятно положительное отношение автора к террористу. Кожохарь заявил, что не помнит текст, но «точно знает, что там оправдание терроризма было».

По делу провели сразу несколько лингвистических экспертиз, но ключевыми оказались три: первую назначил Роскомнадзор, вторую — следователи при проверке, третью — СК в рамках дела. Согласно им, Прокопьева признала обоснованность теракта, приписала студенту «благородные мотивы» и переложила вину на действующую власть. Журналистка утверждает, что не вкладывала в текст ни один из приписываемых смыслов. Эксперты обвинения, психолог Виктор Кисляков и лингвист Алексей Рыженко, также не указали конкретных слов, но сделали вывод, что Прокопьева отнеслась к террористу положительно.

К делу приобщена экспертиза, якобы проведённая Хакасским государственным университетом. Однако там адвокаты Прокопьевой получили письменный ответ о том, что ХГУ не имеет к этому отношения, а указанный лингвист не может проводить экспертизы от имени вуза. Защита сделала вывод, что бланк оказался фальшивым. Судья не исключила экспертизу из материалов дела.

В суде выступили несколько свидетелей, которых «задела» колонка Прокопьевой. К ним у защиты тоже есть вопросы. Например, один из них, учитель истории, ничего не говорил о статье, рассказывая только о народовольцах (с ними журналистка косвенно сравнивала Жлобицкого). Доцент кафедры отечественной истории ПГУ прочитал колонку только после того, как узнал о возбуждении дела. О недовольстве колонкой заявили двое засекреченных свидетелей, утверждавшие, что знакомы с Прокопьевой.

Объём колонки Прокопьевой — 920 слов. В её уголовном деле — 12 томов, в заключительном обвинении — 99 страниц. Суду на рассмотрение потребовалось меньше месяца.

tjournal.ru.

***

«Я продолжаю настаивать, что никогда не оправдывала и не буду оправдывать терроризм. В моём тексте не было оправдания терроризма. Странно, что меня в этом заподозрили», — сказала, выходя из здания Псковского областного суда Светлана Прокопьева после вынесения ей обвинительного приговора. Она поблагодарила всех, кто её поддерживал. «Если бы вас всех здесь не было, я бы вот так отсюда не вышла: это ваше достижение — то, что я не выхожу отсюда под конвоем. Всё это благодаря вам всем», — сказала Светлана.

Она подтвердила, что защита намерена подать апелляцию. «500 тысяч многовато для невиновного человека. Я продолжаю настаивать, что никогда не оправдывала и не будут оправдывать терроризм, в тексте не было оправдания терроризма. Странно, что меня в этом заподозрили», — сказала Прокопьева и добавила, что продолжит заниматься журналистикой, суд ей это не запретил.

gubernia.media.

Р.S.

После того как корреспонденту «Медиазоны» Давиду Френкеля полицейские сломали руку прямо в здании суда, кремлевские СМИ мгновенно включились в оправдание правоохранителей. Так, «Комсомольская правда» в своей статье опубликовала фейковую переписку журналиста с неким неизвестным лицом, нигде не указывая, кем были предоставлены данные скриншоты. В этом диалоге «Давид» призывает неизвестного собеседника приехать на указанный избирательный участок и «вписаться в движуху», где корреспондента будут избивать сотрудники правопорядка.

Судя по всему, сотрудники «Комсолки» считают, что журналист готов был позволить сломать себе руку ради хайпа, правда каким образом убедил полицейских сделать в КП не объясняют. Ранее главред «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин в разговоре с The Insider признавал, что его газета размещает «заказуху» и пояснял, что не видит в этом ничего плохого.

В материале «Российской газеты» под заголовком «Наблюдатель о ситуации с журналистом Френкелем: Это однозначно театральная постановка» в качестве иллюстративного материала прикрепили видео, состоящее из отрывков, заснятых очевидцами, а также интервью с некоей женщиной, которую представили как «наблюдателем от Общественной палаты Ольги Савичевой», якобы ставшей свидетелем произошедшего. Однако момент, когда полицейские заламывают руки журналисту, в эту подборку странным образом не вошел. Вместо этого было показано, как они по рации попросили своих коллег вызвать скорую пострадавшему.

Издание «Аргументы и факты» выпустило заметку под заголовком «Изображая жертву. Как «отличился» журналист Френкель?» Газета приводит свидетельства той же Ольги Савичевой: «Молодой человек с самого начала вел себя очень странно и вызывающе — прошел решительно к столам комиссии, на вопросы полицейских «кто он ?» и «с какой целью идет?» не отвечал». Однако Френкель опубликовал кадры, которые он сделал за несколько секунд до нападения. Судя по ним, Френкель объяснил, что является аккредитованным журналистом, а представляться отказывался как раз сам полицейский.

Удивительно, но издание опубликовало видео нападения на Френкеля, где четко виден момент перелома руки, вместе с таким комментарием: «Никто молодого человека не бил, ни за что он зацепиться и травмироваться не мог, говорит наблюдатель».

Напомним, Давид Френкель, корреспондент интернет-издания «Медиазона», сообщил о нападении на него двух полицейских на петербургском избирательном участке № 2191. По его версии, сотрудники правоохранительных органов толкнули его на пол и травмировали ему руку, после чего ударили по поврежденному месту. Журналист был госпитализирован, врачи диагностировали перелом лучевой кости. При этом в ГУ МВД по Петербургу назвали законными действия сотрудников полиции. «Сотрудниками полиции в установленном законом порядке приняты меры по удалению данного гражданина с территории участка. Никаких жалоб на действия сотрудников полиции не поступало», — сообщили в пресс-службе управления.

Губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов прокомментировал нападение полицейского на корреспондента «Медиазоны» на избирательном участке № 2191 таким образом: «Очень, конечно, печально, что Давид получил травму. Материалы переданы в Следственный комитет. Но хотел бы ответить, что многие устали, у каждого свой характер, у каждого свой эмоциональный настрой. Бывает излишняя рьяность, одержимость, избыточный энтузиазм. Мы все люди, мы все живые — бывает».

theins.ru.

1 комментарий к “ОДИН НАРОД, ОДИН РЕЙХ, ОДИН ФЮРЕР

  1. Среди источников, которые питали фашизм Муссолини и национал-социализм Гитлера, кто-то может назвать и ненависть к коммунистам. И что, это будет «оправданием» первого и второго?

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.