ВИТЯЗЬ В ШАГРЕНЕВОЙ ШКУРЕ

Главный недостаток любой стратегии в том, что её как-то надо исполнять.

Красноярск-2020: фантазии и реальность

Красивое сочетание – именно этот год чиновники разного уровня не раз выбирали для того, чтобы заглянуть в прекрасное будущее.

Конечно, нафантазировали тогда немало – хотя то, что экономику страны вдруг начнет пожирать вирус, не могли предположить и в страшном сне. А сейчас вспомним, какие проекты обещали Красноярску, с высоты настоящего 2020-го. Что не сбылось, а что, как ни странно (до пришествия коронавируса) имело реальные очертания? Отметим, что стратегию социально-экономического развития Красноярска до 2030 года недавно приняли в мэрии. В новом документе есть кое-что и из планов 12-летней давности.

В ноябре 2008 года в правительстве России утвердили Концепцию долгосрочного социально-экономического развития страны до 2020 года. Впрочем, как показало время, никто не занимался ее реализацией даже в самом начале, поскольку уже тогда грянул очередной экономический кризис. А дальше только становилось хуже: дешевела нефть, портились отношения с Западом, утекали капиталы, чужие и свои санкции втыкали палки в колеса. В результате часть положений той стратегии стала майскими указами президента, а часть сгинула как не было. Красноярск всегда тянулся за Москвой. И у него была своя стратегия к 2020 году и свои большие проекты…

КРАСНОЯРСКАЯ АГЛОМЕРАЦИЯ

Предложение создать из Красноярска и его окрестностей (причем не таких уж и ближайших) некое большое образование впервые прозвучало на КЭФ в 2007 году, при губернаторстве Александра Хлопонина. Схему территориального планирования Красноярской агломерации можно отыскать в недрах  документов краевого правительства. Документ был разработан по госконтракту 2008 года между Управлением капитального строительства и столичным институтом «Гипрогор».

Для работы над ней в институт передали еще два глобальных документа, Стратегию социально-экономического развития Красноярской агломерации и комплексную инвест-программу, разработанные Корпорацией «Красноярск-2020». Она в свою очередь была создана весной 2008 года для «строительства» агломерации поначалу как государственное предприятие с учредителем – администрацией края, через год приватизированное и превратившееся в ОАО.

В схеме Красноярской агломерации требовалось проработать направления ее «пространственного развития». Для создания комфортной среды, развития бизнеса, улучшения качества жизни (мантры за 12 лет не изменились). Все это должно было соответствовать общероссийской Стратегии – 2020. В Красноярскую агломерацию предполагалось включить Сосновоборск, Дивногорск, Березовский, Манский, Емельяновский и Сухобузимский районы, где вместе проживало около 40% всего населения края и половина его городского населения. Все части агломерации, указывалось, находились в пределах 1,5-часовой транспортной доступности, в зоне радиусом 60 км.

НОВЫЕ ГОРОДА И ПРОМПЛОЩАДКИ

Создание большого территориально объекта подразумевало новый уровень кооперации между всеми ее участниками. А также строительство городов с нуля. Всем городам в схеме распределили роли. Красноярск планировали сделать финансово-деловым, производственным, транспортным, научным, образовательным, торговым центром. Дивногорску предполагалось отдать функции туристско-рекреационные, Сосновоборску – промышленно-производственные и сельскохохяйственные, а также научно-технические.

Емельяновскому району из-за аэропорта отводилась роль международного транспортного узла,  также планировалось развивать здесь сельское хозяйство и объекты отдыха. В Березовском районе предполагали добычу минерального сырья, занятия сельским хозяйством, лесозаготовками. В Манском также планировали лесозаготовки, добычу сырья, новые заводы по выпуску стеклотары и стройматериалов. В Сухобузимском – развитие сельского хозяйства и опять же лесозаготовок.

Ну а «пустые места» хотели заполнить новыми жилыми образованиями. В схеме говорится, что по итогам оценки территории в пределах агломерации было выявлено более 85 тыс. га под «поиск площадок для многофункциональ­ного градостроительного освоения». Самыми примечательными были планы строительства нового города-спутника Красноярска между Шуваево и Таскино – на 50–200 тысяч жителей, с малоэтажной застройкой и максимальным сохранением лесного массива. Город рисовали для «разгрузки» Красноярска. Городскую среду планиро­валось создавать «с чистого листа». Были варианты разместить здесь инновационную зону или вынести на территорию высшие учебные заведения вместе с кампусами.

Еще один город с населением 50 и более тысяч человек мог быть создан на Кузнецовском плато в Березовском районе. Строить усадьбы, чтобы размещать не влезающих в столицу края красноярцев, хотели и за пределами города – в Сухобузимском, Борске, Миндерле, Шиле, Таскине, Устюге, Маганске и прочих поселках.

ВОЗДУШНАЯ ПОДУШКА И ТРАМВАЙ

Чтобы агломерация была действительно слаженно работающим организмом, требовались надежные транспортные связи. Здесь разработчики проявили фантазию. Связать между собой старые и новые города и поселки должен был «скоростной агломерационный транспорт» – легкое метро, суда на воздушной подушке и модернизированные дороги – «автомагистрали безостановочного движения».

«Пригородно-городской» метрополитен предлагалось провести до СФУ, Студенческого городка, Сосновоборска и Железногорска, завода «Крастяжмаш» и проектируемого города-спутника рядом с Шуваевым. (При этом были и планы создать в Красноярске производство современного рельсового пассажирского транспорта для собственных нужд). Вокруг Красноярска должна была сформироваться кольцевая дорога – и южный обход города с выходом к новому пятому, «западному», мосту через Енисей. Были также планы создать дорогу-дублер от Красноярска до Железногорска, построить в районе последнего мост через Енисей и подвести к нему железнодорожную ветку от Транссиба, а также проложить отдельную дорогу от Красноярской ГЭС до Минино и далее до Красноярска.

«Отдельно ставится вопрос реализации проекта по созданию канатных дорог через реку Енисей», – говорилось в схеме. Что означало, смутно помнится, «полет» с «Красивого берега» Академгородка сразу на Столбы. В документе изначально содержались даже предложения об использовании дирижаблей, а на схеме планирования агломерации обозначили места, где летательные аппараты должны были высаживать и забирать пассажиров. «Внедрением в транспортный кластер инновационных видов транспорта – судов на воздушной подушке и дирижаблей – может быть достигнут мультипликативный эффект», – считали авторы фантастической концепции. При этом суда планировалось клепать на судоверфи Красноярска, а дирижабли строить в поселке Подгорном в пустующих цехах.

Схема планирования Красноярской агломерации была подписана тогда еще министром строительства и ЖКХ края Николаем Глушковым. В июле 2010 года документ передали в министерство регионального развития РФ на утверждение. После этого он должен был вернуться в минстрой, а затем рассмотрен и окончательно утвержден на заседании краевого правительства. Произошло это или нет, архивы новостей умалчивают.

ЦЕНТР ВСЕГО

Примечательно, что Красноярск планировал в итоге «агломегапроекта» стать не только географическим, но и экономическим и социальным центром России. И даже установить по этому поводу памятный знак с рабочим названием «Красноярский край – центр России» (или, скромнее, «Начало дорог Красноярского края»). Проект знака успели одобрить на КЭФ–2008, но далее следы его теряются.

КРАСНОЯРСКАЯ ЭКСПО – 2020

Проект Красноярской агломерации тесно связан с идеей проведения в Красноярске международной выставки ЭКСПО – 2020. В 2007–2008 годах власти всерьез обсуждали такую возможность. Подготовкой и проведением Всемирной выставки как раз и должна была заниматься «Корпорация – 2020». В перечень дел входили презентации, выставки, разработка генплана и прочих бумаг, подготовка к созданию всей необходимой инфраструктуры. Кроме того, «Корпорации» следовало привлекать средства на проект, включая частный капитал.

Представительная делегация с замгубернатора во главе даже ездила в Шанхай, который тогда готовился к ЭКСПО – 2010: особо впечатлились аэропортом и университетом. Планировалось создать оргкомитет мирового форума. Упоминались в статьях того времени и такие маниловские прожекты, как строительство павильонов выставки вдоль трассы от Красноярска до аэропорта. Но разум восторжествовал: принять десятки миллионов гостей со всего мира городу на Енисее было невозможно, и от идеи отказались. Реальная ЭКСПО – 2020 была запланирована на октябрь в Дубае. Правда, начиная с марта обсуждается вопрос о ее переносе в связи с коронавирусной эпидемией.

КРАЙ ИННОВАЦИЯМ

2020-й год выглядел привлекательно и для того, чтобы заселить в него инновации. В 2011-м году по указу губернатора Льва Кузнецова в крае утвердили Стратегию инновационного развития до 2020 года с громким (и двусмысленным, скажем так) названием «Инновационный край – 2020». В ней опять же шла речь о смене уклада и сценария, научно-техническом потенциале. А также заявлялись планы по созданию, к примеру, «не менее трех производств высокотехнологичной инновационной продукции для ведущих мировых производителей высокотехнологичной продукции». Говорилось и о создании «узнаваемого бренда края» на международном уровне.

В целом в инновационную сферу предполагалось направить около 180 млрд рублей. Начало 2010-х – время, когда власти строили планы о строительстве Красноярского технопарка и Нанотехнологического центра. Осенью 2011-го создали отдельное министерство инноваций и инвестиций. «Кончилось» оно в 2014 году. И все эти годы край бежал от сценария ресурсно-сырьевого развития к инновационному. Однако и сейчас, в 2020-м, среди главных проектов территории заявляется новая нефтегазовая провинция. А главная проблема города – невозможный воздух.

ЦИТАТА ИЗ ПРОШЛОГО

Замгубернатора края Андрей Гнездилов, 2011 год: «Меня можно назвать фантазером. Но я в перспективе вижу Красноярск самым удобным, современным, комфортным для проживания городом в СФО… В городе через 10 лет будут работать множество видов предприятий, в том числе IT-предприятия, в которых будет не только достойный продукт, но и достойный уровень заработной платы. Сейчас мы находимся на пороге принятия решений, которые приведут нас к новому Красноярску — современному, экологически чистому городу, отвечающему самым высоким требованиям и стандартам. И думаю, что эту задачу в ближайшее десятилетие можно выполнить».

dela.ru.

От «Уран-Батора»: как видите, граждане, любимым понедельничным вопросом про «а где оно всё?» в последнее время начинают задаваться даже совершенно голубоглазенькие люди, продолжающие осваивать бюджетные миллионы на всяких там «взвейтесь!» да «развейтесь!». Этот момент рано или поздно приходит к самым расписным оптимистам — утренняя трезвость. Но если вы думаете, что эпоха глобальных стратегических планов и впрямь миновала вместе с Хлопониным, Гнездиловым и Кузнецовым, то вы фатально ошибаетесь.

Ничего не кончилось, дорогие мои. Правильные коровки продолжают пастись на правильных полянках. Причём удивительно знакомые коровки. Пресловутую красноярскую угломерацию, например, в Нашгород они попытались впервые занести ещё при «честной власти»: «Статус ЗАТО не позволяет объединять наш город с другими территориями. Но сотрудники «Агломерации 2020» рассчитывают на Железногорск как на мощный интеллектуальный ресурс. Для объединения предполагается использовать наши технологии и производственные площадки. Однако в каком качестве ЗАТО может участвовать в агломерации, гости и хозяева на совещании так и не решили».

Чего только не обещали тогда интеллектуальным жителям Нашгорода, лишь бы только они вернулись под отеческую руку ОСОСы, даже проверку временных пропусков в ФСБ предполагалось отменить! Фактически же приближение рывков и скачков выражалось исключительно стартом нескончаемого бюджетного секвестра. Весной 2009-го, конкретно, московские фантазёры оттяпали у бывшего Соцгорода пятнадцать процентов расходов (59 млн рублей) по линии так называемых капитальных вложений, т.е. муниципальных строек. А потом грянули победные выборы и понеслось…

«В Нашгород снова слетелись столичные и питерские организаторы будущего. «Железногорск – город для жизни», – так назвали заколючинские «грызлуны» пятилетку своего правления в Красноярске-26. Некая «двухдневная сессия планирования», организованная усилиями ГК «Росатом» и краевых властей, должна теперь доказать аборигенам, что так оно и есть. А главное – что так оно и будет впредь.

В Сибирь сбросили московско-питерский десант во главе с начальником фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад» Владимиром Княгининым. Однако в первый же день обсуждения «Основных направлений и ключевых проектов стратегического развития ЗАТО Железногорск, механизмов их реализации» представитель госкорпорации очень показательно обмолвился: за последние два года уровень федерального финансирования в закрытых городах снизился на 30% и перспектив для возврата к прежним позициям в ведомстве Сергея Кириенко не видят.

Не видят, понимаете?

То есть, федеральные дотации Москва преспокойно урезала нам на треть и считает это правильным и нормальным. Местные «едристы» также готовы приветствовать эти грабительские действия белыми флагами с изящными пиратским гербом в уголочке. Весь их мозг без остатка занят презентацией «предварительного проекта развития ЗАТО Железногорск до 2020 года, а также выявления мнений и ожиданий общественности по поводу направлений стратегического развития территории». Не до мелочей тут.

Всевозможные разработчики стратегий Медведеву и Ко активно помогают рисовать светлое будущее не бесплатно, разумеется. В связи с этим давайте взглянем на детище г-на Княгинина, представленного железным горцам в качестве «основного партнёра» ГК «Росатом». «Северо-Запад» был создан в Питере 11 лет назад. Его учредителями стали фонд «Центр стратегических разработок» (Москва), ОАО «Пивоваренная компания «Балтика», ОАО «Телекоминвест», ОАО «Акционерный Банк «Россия» и ФГУП «Центральный научно-исследовательский институт «Гранит». Председателем правления был избран владелец банка «Россия» Юрий Ковальчук, он же – председатель правления ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС».

Владимир Княгинин родился в 1961 году в Абакане, и с 1989 по 2002 год преподавал в Красноярском государственном и Красноярском государственном аграрном университетах. В 1997 году он создал консалтинговое агентство «Ресурс-Консалт», а в 2002-м по приглашению Центра стратегических разработок Красноярского края возглавил «лабораторию политико-правовых исследований».

Далее последовало приглашение в Питер, а с 2006 года Княгинин командует в «Северо-Западе». В этом качестве он принимал участие во множестве пиар-мероприятий на сибирской земле. Из наиболее ярких хочется отметить Красноярский экономический форум 2008 года, по поводу коего наш герой хладнокровно заявлял: «Дать прогноз на 20 лет вперед гораздо легче, чем на 3 года. Говорят, сбылась продовольственная программа Леонида Ильича, т.е. Россия сейчас производит примерно те объемы продовольствия, которые закладывались в 1981 г.»

В этом смысле временной диапазон нынешней тусни в Сером доме, «до 2020 года», очень неплох. Стратегия не пиво «Балтика», за день не выдохнется. Кто всерьёз будет вспоминать через девять лет промахи и просчёты очередного «развития»? Зато денежки можно пилить уже сейчас. Слава Богу, в марте 2010 года положение дел кардинально изменилось. Ещё один видный «методолог» откровенно говорил, помнится: «Система управления городом осталась архаичной и её смело атакой, в хорошем смысле слова, градообразующих предприятий. Результатом атаки будет увеличение доходной части бюджета ЗАТО в разы».

Точнее, уменьшение на треть, как мы теперь знаем.

Госкорпорацию «Росатом» и «Северо-Запад» воедино увязывает персона Петра Щедровицкого, научного руководителя программ фонда. У Сергея Кириенко сей господин с «образованием педагога-методиста начальных классов определяет научно-техническую политику отрасли». А в свободное от атомного планирования время учит россиян грамотно выстраивать взаимоотношения бар с холопами в рамках собственной «Школы культурной политики». Это эмиссара именно данной «школы» мы цитировали чуть выше, говоря про «увеличение доходной части бюджета в разы».

Похоже, аккурат такие помощники и нужны Вадиму Медведеву, чтобы «синхронизировать усилия», «двигаться вместе» и – в конечном итоге – «сделать Железногорск лучшим местом для жизни». Году примерно эдак в 2020-м. «Позитивные изменения в городе неотвратимы», — припугнул вчера зрителей «Открытый город» (отсюда).

И вот теперь вернёмся в день сегодняшний. Совсем свежих документов у меня нет, ясен пень, но кое-какие забавные бумажки в интернетах своего часа ожидают. К примеру, договор «сопровождения разработки комплексного приоритетного проекта развития ЗАТО Железногорск» стоимостью 4,7 млн рублей. Работы по контракту должны были завершиться под занавес 2018 года. То есть, мы с вами сейчас где-то с парадигме данного документа существуем.

Что-что вы говорите? Пять миллионов — не деньги? Погодите, вы меня неправильно поняли. Здесь не сама разработка «приоритетного проекта» имелась в виду. В приложении к договору под названием «Протокол согласования цены» характер бумаги отражён более отчётливо: «оказание информационно-рекламных услуг». И хотя в тексте упоминаются всякие там «анализы текущего социально-экономического положений города» и даже «проведение стратегической сессии планирования» с последующим согласованием «основных параметров проекта с представителями профильных дивизионов Госкорпорации «Росатом», руководством базового предприятия города, руководством администрации города», коммерческой сути сделки это не меняет.

Понимая шаткость своих позиций, высокие договаривающиеся стороны всякий раз вносят в договор пунктик «Стороны соблюдают и будут соблюдать в дальнейшем все применимые законы и нормативные акты, включая любые законы о противодействии взяточничеству и коррупции». Он никого ни к чему не обязывает, конечно, и в особенности могущественный «Северо-Запад», но так ведь намного солиднее смотрится, правда?

В заключение добавлю, что таким анализом заколючинских инновационных рывков «Уран-Батор» занимается десять лет подряд совершенно бесплатно. Правда, мы потом выводы свои ни с кем не согласуем, но зато они всегда точны — в отличие от тостов, регулярно звучащих в стратегическом буфете. Хотя бы у дирижаблей Подгорного спросите, или у «рельсового автобуса». Объединяет же всю эту мистическую магию одно железное правило: деньги проедены, результата нет. Хотя кто сказал, что освоение государственных миллионов не есть сам по себе отличный результат?

Фантазии. Ирреальность…

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.