RIP. МИХАИЛ ВЫЛЕГЖАНИН

Прошлое уходит из ЗАТО крайне неохотно — и своих забирает с собой.

RIP. МИХАИЛ ВЫЛЕГЖАНИН

Прошлое уходит из Нашгорода крайне неохотно — и уносит своих с собой.

Вчера вечером у меня курлыкнул «Телеграм». В недлинном сообщении говорилось: «Вылегжанин умер. Нашли в огороде. Сердце». Бывший начальник департамента общественной безопасности Серого дома (при Катаргине) давно выпал из информационной повестки ЗАТО Железногорск и, скорее всего, смерть его не заслуживала бы отдельной заметки. Однако несколько часов спустя местные футболисты изложили собственную версию жизненного пути Михаила Вылегжанина:

«Внезапно… оборвалась жизнь бывшего председателя Федерации футбола Железногорска, вратаря городской сборной и команды «Хозторг». Михаил Геннадьевич, как же так? С твоим именем связано первое чемпионство «Атома» в краевом чемпионате. Ты стоял у истоков победного десятилетия железногорской сборной… 58 лет. Разве это возраст, чтобы уходить?»

Извините, но вовсе не футбольным увлечениям благодаря оставил след в истории Красноярска-26 Михаил Вылегжанин. Об этом стоило бы помнить каждому — хотя бы в смысле перспективы неизбежных собственных похорон. Если, конечно, вас беспокоит содержание траурных речей и комментариев в интернете.

***

Сразу скажу, что наше знакомство носило чисто шапочный характер. Поздней осенью 2004 года, когда преемник Катаргина Анатолий Тубольцев разгонял прежнюю шайку администраторов, именно Вылегжанину выпал жребий общаться в пожарном режиме с «Сегодняшней газетой», которую на дух не переносили Сергей Мерхалёв и Ко. Навряд ли сливы из администрации сыграли заметную роль в последовавшем затем феерическом разгроме Тубольцева-старшего на мэрских выборах, но — что было, то было.

К слову сказать, тогда же Вылегжанин в качестве анекдота поведал мне о том, что послужило на самом деле толчком для экстренного передела рынка ритуальных услуг ЗАТО Железногорск. Он, оказывается, съездил в отпуск на родину, вблизи рассмотрел тамошние похоронные обычаи и, вернувшись, глубоко поразил воображение Ульяныча рассказом о дурных миллионах, буквально валяющихся на земле. Тут-то первый зам Катаргина и поспешил разжечь на ниве кладбищенского бизнеса такой пожар, что не утих полностью по сей день…

Однако вернёмся к фактуре. Футбол футболом, а в повседневной реальности Михаил Вылегжанин с 2010 года числился директором ООО «ЧОП «Вымпел-Ка». Контора это довольно странная. Электронные базы данных уверяют, что числилось в ней всего два сотрудника, что, однако, не помешало «Вымпелу» закончить 2018-й финансовый год с семимиллионной дебиторкой в загашнике и 587 т.р. убытка.

Ещё в послужном списке Вылегжанина просматриваются два ликвидированных юридических лица: ООО «ЧОП «Вымпел-с» и ТОО «ВТВ». Но всё это далеко не так интересно, как собственно история пребывания покойного на муниципальной службе бывшего Соцгорода и последующее выпадение из обоймы. Погружение в архивы «Уран-Батора» автоматически возвращают нас во времена мрачноватые, предупреждаю.

«Кравченко рассказала следователям: в октябре 1994г она ехала на кладбище к сыну вместе с Козловым, когда их догнала «девятка» цвета «мокрый асфальт». За рулем сидел Новосёлов, рядом с ним — её знакомый, Вылегжанин. Женщина попыталась поговорить с ними, но те от разговора уклонились. Позднее следствие установит, что летом 1994 года приятели Новосёл и Косен ездили на машине Вылегжанина, сине-серой «ВАЗ-2109». Странно получается. Милицейского информатора увезли убивать на машине, любезно предоставленной человеком, который теперь отвечает в Нашгороде за общественную безопасность?».

Это фрагмент огромной, до конца так и не написанной заметки о «лихих девяностых» в Нашгороде. Андрей Катаргин тогда имел с бандой «трёх хохлов» некие деловые и финансовые связи. А когда бандюков пересажали, новый заколючинский мэр сперва поставил на департамент общественной безопасности администрации бывшего чекиста Владимира Васильева, а затем — сотрудника «Новосибирсквнешторгбанка» Михаила Вылегжанина, футболиста-любителя и спортивного мецената.

Сразу скажу, что из многочисленных расписных персонажей моих криминальных летописей Вылегжанин был да-алеко не самым худшим человеком. Иногда казалось даже, что его чисто случайно судьба занесла в эти джунгли. Однако — навряд ли. Дурачком он совсем не выглядел; достаточно заметить, что в маленьком нашем городке мы периодически сталкивались в кабаках, и ни разу Вылегжанину не пришло в голову качать пьяные права перед вашим корреспондентом. А это, доложу я вам, такой соблазн, от которого мало кто сумел бы удержаться.

***

«В мае 1999 года городская прокуратура пеняет Катаргину: работники администрации (Фомаиди, Вылегжанин, Гребешков еtс.) участвуют в деятельности коммерческих организаций, либо являются их акционерами. Полгода спустя те же самые претензии «око государево» предъявляет самому Катаргину. Несмотря на прямой запрет закона, он продолжает быть учредителем и участником семи коммерческих структур, да ещё в четырёх числится руководителем или членом органов управления…»

«В августе 2001 года распоряжением Катаргина Вылегжанин был назначен начальником управления общественной безопасности и режима. В его задачи, между прочим, входило «оперативное руководство органами милиции в части, касающейся общественной безопасности». Кроме того, Михаил Геннадьевич обязан был «незамедлительно сообщать главе администрации о возникновении ситуаций, представляющих угрозу жизни и здоровья людей или сохранности муниципального имущества».

Один такой эпизод упомянут в уголовном деле №13002128, возбуждённом в сентябре 2003 года краевой прокуратурой в отношении начальника железногорского УВД и его зама. В Нашгороде было создано частное охранное предприятие (ЧОП) ООО «Эскорт». Следствие утверждало, что учредили его не только МУП «Энергоуправление» и граждане Базай и Зыбков, но также – через подставных лиц – полковники Терпигорьев и Григорьев. Скандал разразился, когда Катаргину понадобился повод для увольнения Базая.

Во время горсоветовских выборов в декабре 2000 года Вылегжанин подал мэру докладную записку с жалобой на непослушного энергобарона. И того мигом погнали с работы за «однократное грубое нарушение дисциплины»… В материалах проверки управления собственной безопасности МВД имелись показания бывшего заместителя начальника криминальной милиции Кучерова. В них утверждалось, что полковник Григорьев предложил Кучерову устроиться в «Эскорт», где тот узнал, что на самом деле всё в ЧОПе решают два милиционера и Вылегжанин».

«Весной 2001 года новый директор «Энергоуправления» Сергей Проскурнин объявил о выходе предприятия из состава учредителей фирмы. Григорьев сообщил Зыбкову: за то, что объекты ГВС по-прежнему будут приносить компании доход, в число соучредителей придётся ввести Михаила Вылегжанина. Но не впрямую, а тоже через подставное лицо – Клецова. Зыбков спорить не стал: 20-процентная доля его супруги отошла Вылегжанину».

«Свидетель Клецов на предварительном следствии заявлял, что с Терпигорьевым, Григорьевым и Вылегжаниным лично не знаком. Однако на процессе он припомнил, что с Вылегжаниным «знаком по работе, как с сотрудником Администрации, а также знал его со времени, когда они с супругами, работавшими вместе, отдыхали в выходные дни».

Удивляться тут нечему. Свидетельница Потылицына ещё на предварительном следствии показала, что «с семьями Клецовых и Вылегжаниных знакома по работе в суде Железногорска. Данные семьи дружили, неоднократно встречались, проводили вместе время, естественно Вылегжанин Михаил и Клецов Валера были знакомы» (см.).

«В адрес Тубольцева было направлено официальное представление: «Действия Вылегжанина, касающиеся вышеуказанного дисциплинарного проступка, дискредитирующего органы местного самоуправления, являются обстоятельством, способствующим совершению преступления. Предлагаю рассмотреть вопрос о соответствии Вылегжанина занимаемой должности».

«Человек опытный и разумный, Вылегжанин спокойно пересидел агонию гибнущей администрации Катаргина на больничном. Но после смены команды в Сером доме его положение должно было стать ещё более шатким. Однако на деле в защиту начальника управления общественной безопасности неожиданно высказался первый зам главы города Юрий Латушкин. На восьми с лишним страницах излагаются причины, по которым Вылегжанин НЕ должен быть уволен.

К примеру, как вам понравится ссылка муниципального чиновника на то, что постановление правительства об обязательной охране водозаборов милицией… нарушается в Красноярском крае не только в Железногорске? Представьте, вы приходите в суд и говорите: «Меня обокрали». А судья в ответ: «Всех обокрали!» И отказывается рассматривать ваше заявление…»

***

«… на той плёнке полковник Григорьев ещё подробно и о вкусом говорил о деятельности муниципального предприятия «Торговый дом «Пищекомбинат». Звучало это примерно так: «Я с одного пищекомбината в месяц больше получаю, чем с «Эскорта» за квартал». Директор Александр Дроздов показывал мне потом в своём кабинете милицейскую фуражку, якобы оставленную Григорьевым, и многочисленные следы от скотча под крышкой стола. Там крепилась подслушивающая техника, дабы держать «чёрную» экономику предприятия под неусыпным контролем».

«Из кассы многострадального пищекомбината долю «молодого и энергичного» забирал персонально Михаил Вылегжанин, начальник управления общественной безопасности и режима Серого дома. Дело якобы в том, что Андрей Катаргин на паях с Сергеем Федирко участвовал в поставках в Нашгород молока из Первоманского района».

***

Короче говоря, мунципальная карьера Вылегжанина пресеклась только при «честной власти» и более не возобновлялась, несмотря на широчайший его круг знакомств. Оформившись в ЧОП «Вымпел» директором по финансам и персоналу, Михаил Геннадьевич всё же чувствовал себя обиженным судьбой и надеялся взять реванш. Без фанатизма, упаси бог, нет. Слегка. В частности — на политической полянке.

Когда в 2006 году местную ячейку «ПЖИВ» сотрясали кадровые интриги Сергея Свиридова и краевая власть предложила срочно заменить его на ещё одного покойника, Владимира Тюрина, внутрипартийная оппозиция дала вице-губернатору Глушкову почти открытый бой: «Итоги голосования были ещё более показательными. За избрание Тюрина поднялось семь рук. Против и воздержались шестеро: Владимир Войнов, Михаил Вылегжанин, Анатолий Новаковский, Сергей Покидько и Дмитрий Савочкин (фамилия ещё одного «бунтовщика» уточняется). Перевес был опять минимальным, как видим».

В феврале 2010-го Вылегжанин сделал новую попытку вернуться в игру. В списке местной «Справедливой России» он баллотировался в депутаты городского совета. Достаточно ознакомиться с другими участниками забега — Шарановым, Перепёлкиным, Голиком, Закалиным еtc. — чтобы понять: бывший начальник департамента на их фоне действительно выглядел исключительно приличным человеком. Поэтому, возможно, Фортуна вновь отказалась ему улыбаться. А на третий заход он не пошёл уже сам.

Ограничился футболом, ЧОПом и огородом…

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.