Сигналы точного бремени

"Уран-Батор" ищёт партнёров для совместного выживания.

СИГНАЛЫ ТОЧНОГО БРЕМЕНИ

Победы я вам не обещаю, салютов не гарантирую. Это война, граждане.

У чиновников с депутатами сегодня большой праздник. Путин разрешил им затянуть с подачей деклараций о доходах аж до августа. Эпидемия же! Надо же помогать же народу же! И слугам его: они ведь все в бою, в мыле, в окопах и ранениях: некогда бумажки собирать. На следующий год, думаю, в Кремле вообще похерят эту неконституционную забаву. Какое дело электоральной массе до заработной платы любимого руководства? Правильно, никакого. Скромнее надо быть. Господь терпел и вам велел. Вставайте себе с колен, бейте поклоны, а на либеральные глупости не отвлекайтесь.

Блин, а я-то надеялся на майских, гм-гм, выходных вовсю порыться в отчётах Серого дома и на сей раз обнаруженные косяки свести в табличку и помахать ею перед носом прокуратуры официально. Там же выборы наклёвываются, где-то на носу этом. Однако не судьба, как видно. Зато у нас с вами снова образовался повод для разговора о перспективах долговременного сотрудничества. И чтобы не повторять прошлую ошибку, попробую сразу взять быка за рога. «Уран-Батор» ищет партнёров для совместного выживания, дорогие мои.

Очередной федеральный кризис очень удачно накладывается в Нашгороде на серию местных рукотворных катастроф. Нет сомнения, что спасением утопающих снова придётся заниматься самим утопающим, потому что сажает корабль на мели и бьёт его о скалы опять текущий капитан с командой. Отличие от прежних аварий заключается лишь в том, что запас прочности у нашей галеры исчерпан, похоже, а в сомкнутом строю против железных горцев выступают теперь не только местные жулики, но также мошенники краевые и столичные. Тем не менее, мы должны и обязаны победить, ибо другой вариант — проигрыш — устраивать аборигенов никак не может. Эвакуироваться некуда, да и обидно, если честно. Шансов на волшебное оздоровление ситуации нет ни единого. Если банда новаторов и их старшие товарищи, облепившие бывший Соцгород, точно клопы, уже сейчас создают столько проблем, то представьте, что случится дальше?

Итак, первое — это, конечно, информация. Почти четверть века я работаю в Красноярске-26 и не перестаю удивляться аморфности своих земляков. Десятки, а то и сотни людей, коим вроде бы не наплевать на себя с окружающими, сидят на важнейшей инсайдерской фактуре, и даже не задумываются о том, чтобы предать её гласности. Позиция одних понятна, хотя и удивительна. «Я думал, это всем давно известно», — как бы извиняются они, когда ваш корреспондент, вырывая последние клочья волос на голове, выслушивает от них признания в том, что долгую и невразумительную битву можно было выиграть, оказывается, публикацией всего одного документа, и что пассажир именно на таком документе всё эти годы преспокойно дремал.

В качестве самого простого примера вспомним казус заколючинского главпопа Кизюна. «Уран-Батору» понадобилось некоторое время, чтобы разобраться в накрученной вокруг него лжи. А ведь где-то рядом ходило множество народу, которые в точности знали, как там всё устроено было. Что, божьей кары опасались они или, может, православных киллеров?

Блин, блин, блин.

Вторая группа носителей секретов действительно боится за свою безопасность. Этим я просто ещё раз напомню, что за пятнадцать лет существования «Уран-Батор» ни одного поставщика информации никому не сдал, даже под угрозой уголовных дел. Однажды соблазн стал почти невыносим, честно сказать, ибо контрагент очевидно свёл чужими руками счёты с конкурентами, а сам — как после выяснилось — принципиально от них ничем особо не отличался. Когда это обнаружилось, товарищ начал исподтишка поплёвывать в мою сторону, по вполне понятным причинам. Очень хотелось ответить ему в том же ключе и создать существенно большую головную боль за слив должностных секретов. Однако правила есть правила. Принимая конфиденциальные документы, журналист берёт на себя ответственность за сохранение инкогнито источника.

Третья группа партизан надеется использовать свои закрома с большей личной выгодой, и тут я бессилен, разумеется. Время от времени возникают на горизонте пересмотревшие сериалов граждане с загадочными глазами, которые за приличное вознаграждение готовы прям до смерти спалить любого начальника или вождя. «Уран-Батор» за информацию никогда не платил и платить не собирается даже не из соображений прагматической жадности. Просто в девяносто девяти случаях из ста сливы эти не стоят ни копейки. Железные горцы в массе своей плоховато разбираются в окружающей их действительности. Мы по мере сил занимаемся, конечно, просветительской работой по данному направлению, но ещё и приплачивать курсантам за посещение занятий — нет уж, увольте.

Это давно не игрушки и не приколы, повторяю. Это война на выживание, дорогие мои. Тратить время на пустопорожние разговоры с сумасшедшими я также не собираюсь. А их поголовье, увы, в бывшем Соцгороде никак не сокращается, мягко скажем. Поэтому примите во внимание: «Уран-Батор» в основном игнорирует предложения срочно куда-то бежать или кому-то звонить, если информатор не в состоянии изложить существо вопроса в двух килобайтах текстового файла. Конечно, любую социальную сеть или мессенджер достаточно легко взломать, говорят, но поверьте на слово: это не тот случай, когда за вами будут гоняться коррупционеры с пистолетами или попы со святой водой. Такого за четвертьвековую мою журналистскую практику не случалось никогда.

А кроме того, если ваше дело может потерпеть месяц, то оно, скорее всего, может безо всякого вреда потерпеть и сто лет. Торговаться не будем. Хотя…

Такие сигналы с мест — лучше, чем вообще ничего, например.

В отдельных случаях ваш корреспондент готов и потороговаться. Моя фамилия не Ротшильд и рюкзаки с пачками биткоинов по ночам с парашютами тайное мировое правительство мне по-прежнему не сбрасывает. Я делаю свою работу, за работу принято платить, другой вопрос — как именно? В момент приёма поступающих материалов «Уран-Батор» никогда не оговаривает стоимость их публикации, однако это не означает, что вы не должны и не можете предлагать нам такую оплату. Просто обычно приходится иметь дело с людьми сильно небогатыми, брать с которых деньги не поднимается рука. Именно поэтому в соответствующем разделе сайта много-много лет висели у нас ссылочки*1 на разные там электронные кошельки еtс. Рыночные традиции требуют, чтобы я про них постоянно напоминал читателям, но это, во-первых, скучно и отвлекает от текстов. А во-вторых… Вы сами отлично знаете, насколько прижимист бывший советский человек. Ему постоянно кажется, что его все готовы обобрать и обмануть.

Полвека жизни в этой стране не дают мне права осуждать подобные особенности нашего менталитета. Однако с этим всё равно нужно что-то делать, и тут мы упираемся в новую проблему. Стыдно просить у читателя поддержки проекту, когда вокруг буквально толпами хотят те, кому не хватает рубля на автобус, чтобы до работы утром доехать. Думаете, нету таких в Нашгороде? Ошибаетесь. Есть, и довольно много. Только в России теперь не принято вслух говорить о собственных проблемах: эту странную привычку православные первым делом переняли на Западе. Как дела? Лучше всех! А сам пошёл в гараж и повесился, да.

Про младший персонал КБ-51 с зарплатами на уровне дневного дохода медицинских руководителей «Уран-Батор» вам рассказывал, было дело. О недавних чудесах в бюджетном образовании, когда людям девять месяцев подряд платили меньше МРОТа и решилась данная проблема только в суде — тоже. А ведь есть в Нашгороде ещё сотни частных организаций, где работников кидают и обсчитывают просто на постоянку. А банкроты Кияев (генерал), Двирный (депутат) и Косенко (коммерсант): разве не им в первую очередь стоило бы помогать всем честным людям Нашгорода? А вечная должница и экс-депутат Заливина? А страстотерпец Куксин, коего безжалостная Родина швырнула в нищету, и пришлось ему в мэрском кабинете первым делом поднимать себе зарплату?

Постоянному нашему читателю нет нужды специально представлять, например, депутата Кулеша и гонщика (во всех смыслах) Созинова. Один очень удачно пристроился при кухне краевых гауляйтеров, другого жизнь непрерывно таскает по пыльным дорогам и трассам — и вот они ровно год назад сошлись в суде*2 по поводу довольно старого долга. Надо полагать, суровая кризисная реальность добралась даже до зампреда Законодательного Собрания. Детки по лавкам с голоду плачут, и всё такое. Стольничек тоже деньги.

С депутатских ещё времён берёт истоки мой финансовый конфликт с мадам Ботовой. Очень удачно дружившая с командой «молодого и энергичного» номер один, семья гендиректора ОАО «УК «Северный воздушный мост» получила, с одной стороны, целую кучу бюджетного бабла на модификацию Арктики, а с другой — скромненькую недвижимость на улице Ленина. Несмотря на то, что воздухоплавательный бизнес ощущает себя неплохо по-прежнему, судьба к Ботовым была не слишком ласкова всё это время. Ещё в 2011 году банк «Московский капитал» потребовал с них заложенную (2,7 млн) трёхкомнатную квартиру за просроченный потребительский кредит. А чуть погодя Наталье Ботовой пришлось судиться с ООО «Русфинанс Банк» по поводу переуступки её долга.

Да что банки? В этом январе фамилию эту я случайно встретил в архивах городского мирового суда, какие-то там разборки имелись в виду с «КрасноярскЭнергоСбытом». Обратили внимание, что ни про какое кафе в центре города или спутниковую группировку над Северным полюсом «Уран-Батор» давно не вспоминает? Это логично. Я сам весь в долгах, кому бы ещё войти было в трудное положение Ботовых, как не мне? Живи сам и давай жить другому, однозначно!

Или вот камрад Лейбович. Бедняге и так не повезло с соучредителем многочисленных «финкомов». Шлейф мошеннической слава волочится за ним по городу несколько лет подряд, вгоняя в адские убытки. Только в марте ООО «Ломбард «Залоговый дом» и его директор были нахлобучены за неуплату административных штрафов размером в десять и пятьдесят тысяч рублей, соответственно. Повторное наказание удовоило сумму долгов. Первого апреля мировой суд обязал Лейбовича заплатить двадцать килорублей за жадность, а восьмого директору микрокредитной компании накинули ещё двадцаточку. Ёжику понятно, как ему нелегко сегодня. Неужели же я такой садист, что стал бы ещё и со своей стороны тиранить предпринимателя?

А когда коммерсант Закалин проиграл профильный иск налоговой инспекции и уехал покорять Килиманджаро, разве «Уран-Батор» хоть словечко проронил о моральной стороне дела, несмотря на ещё одну старинную и прекрасную историю знакомства? Нет. Мы отлично понимаем: кризис на дворе, человеку надо хоть немножечко поразвеяться, чтобы потом с новою силой строить светлое капиталистическое завтра для нас для всех. Пускай себе ездит. Не будем завидовать.

И когда депутат Новаковский не вернул триста тысяч ПАО «Росбанк», разве стали мы увязывать судебный процесс с неожиданно прорезавшимся у братьев-строителей интересом к «реформе» жилищно-коммунальной сферы Нашгорода имени тт Куксина-Сергейкина? Конечно, нет. Какое отношение имеет заурядная кредитная задолженность к деятельности ассоциации заколючинских управляек? Да никакой! Где тут Ки(я)ев, а где дядька?

Короче, ваш корреспондент прекрасно понимал своё место в этой табели о рангах и только грустно вздыхал, натыкаясь у мусорного бака на очередную жертву рывков, скачков и прыжков заколючинского процветания. Однако бесконечно такая история повторяться не могла. И когда дорогой Владимир Владимирович отправил Нашгород на месячные каникулы, я понял, что время пришло. И теперь говорю вам: не надо стесняться мизерности своих возможностей, граждане. Во-первых, это почти всегда не ваша беда. Во-вторых, настоящий и эффективный, я извиняюсь, краудфандинг строится не на крупных донейтах, а на регулярных. В конце концов, у Навального миллионы просмотров и всего четыре тысячи спонсоров на «Youtube». А он, как ни крути, политик и шоумен федерального масштаба.

Итак, появилась возможность скинуть нам денежку — кидайте. Нет? Ну, что ж тут поделаешь… Просто надо помнить, что вам предлагается вкладываться в коллективную информационную безопасность, а не в мои поездки в Тайланд или, там, вискарики с имбирём гречку с туалетной бумагой. Ну, и главное, да. Про обратную связь не забываем. Молча сидеть годами на взрывоопасном материале неразумно и самоубийственно. Корабль тонет и однажды утонет совсем, а шлюпки всех не примут. Давайте собираться с силами и затыкать пробоины, откачивать воду из трюмов и, что немаловажно, наводить порядок на капитанском мостике. На баррикады, ладно, я вас пока не зову, а там видно будет.

.

*1 Теперь их нет. Цифровая революция в России успешено импортозамещается электронной полицейщиной, поэтому поддержать наш проект вы сегодня и впредь можете, переводя любые доступные суммы на телефонный номер 923-360-48-25 или на банковскую карту 5213-2438-1817-3930. Мы придумаем какие-то ещё варианты, в случае необходимости, те же «Яндекс Деньги» задействуем, например, но пока надо просто проверить проходимость канала и осмысленность всей затеи в целом. Можете приступать прямо сейчас)))

*2 Любому отлично известно, сверх того, насколько причудливой организацией является отчественный суд. Посмотрите, например, как приставы на ровном месте наказали за мифический долг по алиментам депутата Шаранова. Разве можно подыгрывать такому государству?

 

4 комментария к “Сигналы точного бремени

  1. Эдуард Николаевич, никто не донатит, потому что нельзя найти на сайте страницу с платежными системами и все думают, что и не нужно донатить. Добавьте карту Сбербанка к донатам и инструкцию (что к примеру нужно написать примечание, что на благотворительность, чтобы не уплачивались НДФЛ и НДС). Платежи на сбербанк будут не только без комиссии, так они еще и легче и доступнее, чем скидывать через вебмани.

  2. Наконец-то ты начал ныться про деньги. Вот сейчас и посмотрим сколько у тебя действительности преданных читателей)))
    Спойлер: ты огорчишься

  3. Цитата Злой Буратина:
    Наконец-то ты начал ныться про деньги. Вот сейчас и посмотрим сколько у тебя действительности преданных читателей)))
    Спойлер: ты огорчишься

    Я тебя огорчу, посыл был о другом, донаты шли прицепом.
    Скоро….

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.