Фигура умолчания

Перевозка трупов — занятие неприятное, но потенциально выгодное.

ФИГУРА УМОЛЧАНИЯ

Заместитель главного врача Клинической больницы №51 Сергей Шаранов — очень интересный персонаж, если приглядеться.

Наблюдением за корпоративными войнами в сфере ритуального бизнеса ЗАТО Железногорск ваш корреспондент занимается с 2004 года. Времени прошло много, иных участников процесса уже нет с нами, другие далече, однако попытки передела и даже монополизации рынка похоронных услуг не прекращаются.

Сегодня на виду остались, пожалуй, только две противоборствующие стороны — это фирмы Виктора Мохнина и Игоря Щукина. Да ещё где-то на периферии зрения маячит мутная тень бывшей ЦМСЧ, у которой собственных интересов в этой истории, кроме финансового, не имеется, похоже. Что же до муниципалитета, то он если и хотел санировать социально болезненную тему, то давно этого никак не демонстрирует. Не исключено, поэтому, что некий финансовый пунктик диктует модель поведения и там…

Данный материал опубликован был «Уран-Батором» почти два месяца назад, но причудливое развитие ситуации заставляет нас повторить его почти дословно, прежде чем излагать новые подробности.

Исторически и законодательно сложилось так, что за похороны в Нашгороде отвечает муниципальное предприятие «Комбинат благоустройства». Ну, то есть, как отвечает? МП «КБУ» распределяет через конкурсы муниципальный заказ. Речь в данном случае идёт об электронном аукционе «Услуги по перевозке тел умерших (погибших) в патологоанатомическое отделение ФГБУЗ КБ №51 ФМБА России». По словам Мохнина, здесь всегда разыгрывалось примерно четыре миллиона рублей.

Мохнин уверяет, что торги должны были состояться ещё в прошлом году, но у Пасечкина сообщили, что некие технические проблемы задержаивают оформление документов. Далее Мохнин говорит, что информация о старте аукциона появилась на сайте госзакупок не в пятницу, двадцать шестого, а в понедельник, двадцать девятого января. Почему? Чтобы оставить возможным претендентам меньше времени на подготовку. Ради этой же цели, уверен владелец «ЖГРС», муниципальный заказ был разбит на две части — чтобы уменьшить сумму выставленных на торги в январе средств и уйти от более длительного срока сбора предложений.

Кроме того, настаивает Виктор Мохнин, прежде аукционы проходили в бумажном варианте, а на этот раз КБУ перешло на электронную форму распределения денег. Сами понимаете, это немного другие правила игры, и если предприятие ваше заранее не знало о подобном сюрпризе, уложиться в недельный срок у него остаётся ещё меньше шансов.

Здраво прикинув свои возможности, Мохнин отчётливо понял, что может не успеть с оформлением электронной подписи и прочей машинерии, и обратился за помощью к коллегам из краевого центра. Те выставили на аукцион заявку, резоннно полагая, что им придётся иметь дело с ООО «Городская ритуальная служба» Игоря Щукина и Алексея Николаенко. Однако их ждал сюрприз. Фирма «ГРС» ни малейшей заинтересованности в первозке трупов (888 штук по плану) не проявила. Это было очень странно, поскольку с незапамятных пор то предприятие, что первым проникает в квартиру умершего, заключает потом, как правило, с его родными договор на похоронные услуги.

Тем не менее, в стартовавшем в 13:42 двадцать шестого января и завершившемся в 9:00 пятого февраля сборе предложений «ГРС» не обнаружилась. Поучаствовать в борьбе за 2,99 млн рублей захотели только два юридических лица — упомянутое выше ООО «Томаце-Красноярск» и… инновационно продвинутое федеральное государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Клиническая больница №51 Федерального медико-биологического агентства». В ходе торгов КБ-51 уронила цену с трёх миллионов до ста двенадцати тысяч (это даже меньше, чем обеспечение участия в конкурсе, по его условиям), после чего красноярские коммерсы выкинули белый флаг. Одно дело помочь знакомому и самим что-нибудь подкалымить, и совсем другое — сработать в ноль. Хотя заколючинских медиков такие соображения не остановили.

Мохнин уверен теперь, что полученные от МП «КБУ» средства больница уже должна исчерпать. Вы же понимаете, что государственная контора — это серьёзно. Автотранспорт с водителями, санитары, зарплаты, налоги, страховые отчисления — и на всё это в месяц Александр Ломакин (а точнее, его зам по «общим вопросам» и коллега по депкорпусу Сергей Шаранов) рассчитывает тратить девять тысяч триста тридцать три рублика? Ой, не смешите меня. Но тогда в чём же фокус? В силу давнишних завязок в корпоративных войнах Виктор Мохнин убеждён, что аукцион проводился всё-таки в интересах Алексея Николаенко…

Ещё раз повторюсь: заметка эта написана была 17 февраля с.г. и к тому моменту непонятно было, как именно КБ-51 собирается выходить из столь непростого положения. В конце концов, это ведь не частная лавочка, которая может рисковать своими деньгами и своим будущим, как будет угодно её директору. Государственное бюджетное учреждение здравоохранения обязано — ну, в теории, по крайней мере, как получатель бобосиков из казны — руководствоваться здравым смыслом и экономической целесообразностью. А ими тут и не пахло, согласитесь.

Почесавши в затылке, премного изумлённый итогами заколючинского конкурса директор ООО «ТОМАЦЕ-Красноярск» написал заявление в прокуратуру с просьбой проверить соблюдение в Железногорске требований законодательства о контрактной системе. Двадцать восьмого марта зампрокурора Модестов В.А. ответил ему, что означенная система, конечно же, нацелена на создание равных условий для всех участников рынка, а предпринимательская деятельность хоть и направлена на получение прибыли, всё-таки подразумевает наличие определённых рисков.

Последнее, очевидно, относилось именно к поведению Клинической больницы, обвалившей цену электронного аукциона до 112.287 рублей 87 копеек. «Что не противоречит действующему законодательству», — невозмутимо подчеркнуло т.н. око государево. «Проверкой установлено, что данное учреждение имеет в наличии соответствующие требованиям законодательствам силы и средства. ФГБУЗ «КБ №51 ФМБА России» имеет реальную возможность исполнения заключенного контракта по установленной в нем цене. В настоящее время оказание услуг осуществляется в полном объеме. Замечаний со стороны заказчика /…/ не поступало».

Далее прокуратура сообщала, что не выявила косяков и в самой процедуре конкурса, и в его документации. Однако завершалось письмо довольно странным пассажем, если учитывать всё выше изложенное: «В то же время прокуратурой города заместителю главного врача ФГБУЗ «КБ №51 ФМБА России» объявлено предостережение о недопустимости нарушения законодательства о контрактной системе в сфере закупок при исполнении заколюченного контракта».

Как это понимать? С точки зрения оптимиста — как дежурное укладывание соломки на место потенциально возможного падения, ибо ценовой феномен аукциона был виден, что называется, невооружённым глазом и крайне трудно объясним с точки зрения обычных законов экономики. Пессимист же непременно усилил бы акценты и объявил: прокуратура дала понять Шаранову, что расшифровала его фокусы и готова спустить собак с поводка, едва он рискнёт передать контракт «Городской ритуальной службе», какими бы доводами не обставлялcя данный шаг.

Оба этих варианта имели, увы, один общий недостаток — были чисто умозрительными и никакой документальной базы под собой не имели. А ещё две недели спустя загадка бесплатной труповозки получила принципиальный апгрейд почти сенсационного содержания. Двенадцатого апреля директору «ТОМАЦЕ-Красноярск» было направлено письмо за подписью заместителя руководителя Федерального медико-биологического агенства Михайловой Н.Н. — каковой факт подразумевает, естественно, что ещё в феврале означенный директор накатал жалобу и туда. В послании за номером 32-028/290 говорилось следующее:

«С ФГБУЗ КБ № 51 ФМБА России 28.02.2018 заколючен государственный контракт № 0519300004118000001-0376865-02 (ИКЗ № 183245200126824520100100030039603000) на оказание услуг по перевозке тел умерших (погибших) в патологоанатомическое отделение ФГБУЗ КБ № 51 ФМБА России. 19.03.2018 исх. № 09-01/1089 ФГБУЗ КБ № 51 ФМБА России направило в адрес МП «Комбинат благоустройства» уведомление о расторжении Государственного контракта, в соответствии с требованиями п. 11.4 Контракта, части 8 ст. 95 Федерального закона от 05.04.2013 года №44-ФЗ».

Там ещё много чего было понаписано, но главное — это. Если в Москве ничего не перепутали, то заключённый 28 февраля договор на транспортировку трупов был разорван победителем аукциона менее, чем три недели спустя. Попытки выяснить, что за причины подвигли заколючинских предпринимателей в белом на столь странные действия, к успеху не привели. Упомянутый в письме восьмой пункт 44-ФЗ краток до лаконизма: «по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством».

Точно такую же ничего не объясняющую отсылку содержит пункт 11.4 проекта контракта, предложенного Николаем Пасечкиным Александру Ломакину. Сомневаюсь, что итоговый документ в этом месте содержал какую-то иную фактуру.

Итак, что же мы имеем в сухом остатке, граждане? Виктор Мохнин в феврале вожделенного заказа не получил — и это, похоже, было единственной целью проведённой МП «КБУ» и ФГБУЗ «КБ-51» спецоперации. Несмотря на заверения прокуратуры в том, что больница имеет «реальную возможность исполнения контракта по установленной в нем цене», работать задарма медики вовсе не планировали. Поэтому договор был расторгнут в кратчайшие сроки, дабы не нанести собственной казне чересчур большого ущерба.

Правда, до проведения нового аукциона возить покойников приходится всё равно автомобилям бывшей ЦМСЧ-51. А вот когда состоится этот аукцион, и какими способами на сей раз его организаторы постараются бортануть надоедливого Мохнина с пляжа, нам с вами предстоит выяснить, я надеюсь, в самое ближайшее время. Следите за нашей рекламой.

 

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.