2007: подвиг Герасина

Сказ о том, как железногорский депутат мэра отзывал, и что из этого получилось.

ПОДВИГ ГЕРАСИНА

Летом 2007 года Горно-химический комбинат передал муниципалитету Железногорска инфраструктуру окрестных посёлков. Власти проведённым там ремонтом остались недовольны. Газетная публикация по этому поводу стала основанием для двух встречных судебных исков. Мы продолжаем наполнять уникальным архивным контентом рубрику «Информационные войны».

ПРО ГОЛОВЫ, БОЛЬНУЮ И ЗДОРОВУЮ

Лето 2007 года вообще выдалось в Нашгороде достаточно напряжённым. Депутат городского Совета Александр Герасин объявил вендетту главе ЗАТО. Сбор подписей под обращением к властям с требованием снять Геннадия Баховцева с должности «эридановское» телевидение поддержало с нескрываемым энтузиазмом. Самые нетерпеливые даже в «прямом эфире» автографы ставили. Опыт видного заколючинского оппозиционера Мамаева никого ничему не научил, похоже.

Подготовлено и продумано мероприятие было из рук вон плохо. Очень скоро выяснилось, что до референдума «по отзыву» дело не дойдёт. В установленный законом срок Герасин ничего конкретного сделать не смог. Пришлось дважды продлять процедуру и трижды переписывать само «обращение». Итог оказался тотально неубедительным для поднятого шума: всенародное негодование уместилось в две с половиной тысячи подписей. Зато Герасин добрых полгода практически не вылезал из телевизора. Хоть какой-то результат, типа?

В кротовском «Открытом городе» интеллектуальное могущество депутата-предпринимателя раскрылось в полной мере. Цитата для примера: «Вам нужно прописать, что действительно будет прописано, и я думаю, что на это будут искать средства, чтобы выделялись средства, потому что закладываются большие средства у нас в бюджете». Не поняли? Не напрягайтесь, понять это вообще невозможно. Зато достаточно прозрачно обозначил борец с коррупционерами в Сером доме свои личные приоритеты, как говорится: «Действительно, до Баховцева городом управлял Катаргин Андрей Васильевич. Действительно, у него были минусы. Какой бы он ни был, он принимал решения. Он принимал быстро решения и говорил это в кратчайшие сроки. И человек этот готов был брать на себя ответственность. У него было много нарушений, но это суд определит».

В этих словах Герасина, между прочим, заключается один из основополагающих феноменов ЗАТО Железногорск нашего времени. В том, что Катаргин регулярно пёр деньги из городского бюджета и создал для этого разветвлённую мошенническую сеть, не сомневается уже практически никто. Фактуры соответствующей скопилось – вагон и маленькая тележка. Следствие идёт пятый год. Народная молва «молодого и энергичного» регулярно сажает и хоронит. Тем не менее, средства массовой информации кальку деятельности бывшего градоначальника старательно накладывают на мэра нынешнего. То есть, крал один, а подозрения накачиваются в адрес другого.

 

— Деньги, товарищи, ещё никто не отменял!

Осенью 2007 года в Железногорске начался суд над генерал-майором Кияевым. Обвинённый в мошенничестве на сумму 84 млн рублей, он получил, в конце концов, 5,5 лет лишения свободы. В октябре был задержан при получении взятки в $10.000 старший судебный пристав Желнаковский, которого сыщики выпасали несколько месяцев. В августе переведён был из Железногорска по жалобе нескольких местных депутатов прокурор Сурин, слишком уж либерально относившийся к проделкам Александра Бривкальна на хлебозаводе. В июле объявили в розыск руководительницу Муниципального фонда поддержки малого предпринимательства Белозёрову, нагревшую окружающих на 18 млн рублей. И так далее, и тому подобное: жизнь криминальная в ЗАТО просто била ключом. Однако железногорское ТВ продолжало упорно лепить образ взяточника именно из мэра (даром что здесь-то никаких фактов нарыть им не удалось даже за четыре года). Реальные преступники их совершенно не интересовали и не интересуют, ибо прицепить их к Баховцеву проблематично.

«Социальный заказ» легко побеждает здравый смысл. От информационной войны требовать объективности не приходится. Как говаривал один сказочный персонаж: «Нам не нужны умные, нам нужны преданные».

КОГДА ВРАГ НЕВЕДОМ

Но вернёмся к казусу Герасина. Тому, что под его воззванием вообще подписалось какое-то количество народа, есть простое объяснение. Переход на новую-старую схему оплаты за тепло действительно взбудоражил город. Понять смысл произошедшего удалось далеко не всем. Принять – тоже. На этой теме на самом деле можно было неплохо приподняться. Вот только одного информационного повода всё-таки маловато было. Мозги ещё требовались для работы. А с этим у «оппозиции» дела обстояли катастрофически напряжённо.

Напомним лишь, что аккурат в это время железногорская ячейка «Единой России», где окопались самые стойкие последыши Катаргина (председатель Совета сторонников «ЕР», помните?), вынуждена была в очередной раз заменить вождя. На этот раз — на губернаторского советника Вадима Медведева. Местные кадры полностью дискредитировали себя: и экс-директор ГХК Жидков, и предгорсовета Тюрин, и директор МП «ГЖКУ» Свиридов, и прочая-прочая-прочая…

Неплохие стартовые позиции герасинской пиар-кампании растрачены были впустую. Суд «по теплу» депутат проиграл, естественно. Равно как продул он и суды вице-мэру Шалагинову, коего довольно неосмотрительно обвинил в совмещении муниципальной службы с частнопредпринимательской деятельностью. От губернатора Хлопонина ответ на своё «обращение» бедный Саша вообще не получил. Зато красноярский адвокат Александр Глисков прокомментировал Татьяне Доставаловой («Информ-Экспресс») ход одного из процессов, практически не выбирая выражений: «Я считаю, что Вы лично некомпетентный человек в своей деятельности, а гражданин Герасин – человек не адекватный. Поэтому мне очень жаль, что у вас есть такой депутат. И мне очень жаль, что такие люди, как Вы, вообще работают в телекомпании и пытаются своё мнение необъективное навязывать жителям города».

Выдал секрет, называется.

 

Анатолий Ромашов: «А я не уберу свой чемоданчик!»

Фоновую поддержку фронтальной психической атаке Герасина оказывали в Нашгороде разные, но не слишком многочисленные персонажи полит-болота. Буквально по пальцам перечесть. Вице-спикер ЗСК Анатолий Ромашов («как житель города, как избиратель, не как депутат Законодательного Собрания!»). Сергей Свиридов: ««С утра люди приходят, моют руки и думают: «Так, кто у нас сегодня враг?» И начинают поиски этого врага. И на это уходит основное рабочее время». Сопредседатель фонда «Союз предпринимателей Железногорска» Наталья Ботова: «В течение двух последних лет и исполнительная, и законодательная власть Железногорска демонстрируют неуважение к такому жителю города, как предприниматель». И.о. Кияева Николай Ерощук: «Если город не найдет возможности нас использовать здесь, мы вынуждены будем работать в Красноярске. Предложений очень много, начиная от Турции и заканчивая северами Красноярска».

— Ага, трусы шить в Решотах…

Если бы не ТВ, вся эта вакханалия вообще осталась бы бурей в стакане воды. Она и так-то никакого реального результата «оппозиции» не принесла, кроме самоудовлетворения, может быть. Сколько бабла «Эридан» со присными всадил в неё, нетрудно представить – а смысл? К тому же отряд телепузиков по пути неминуемо терял ведущих бойцов. Так, кротовский выдвиженец Стасик Катунин доболтался до феноменальных уже глупостей, был лишён аккредитации в Сером доме, получил персональный железный судебный иск, после чего быстренько сдёрнул в Красноярск. Не долго удивляла своими откровениями публику и бойкая девочка по фамилии Грибова, гневно сообщавшая с телеэкрана: «Про себя мы знаем, что телезрителям говорим только правду, в которой уверены, и несём за это ответственность перед законом».

— Эх, да если бы…

«СВИНЬИ ОДНОЙ ЦЕПИ»

Уровень исполнения заказа железногорским ТВ вообще не выдерживает никакой критики. Создаётся ощущение, что это детишки поссорились в песочнице и забрасывают друг друга сухими кошачьим какашками. Вот в июле 2007 года зам директора МП «КОСС» Швайковский накатывает в «Информе» на ненавистную мэрию: «Шалагинов вместе, вкупе с УКСом дурака включили. Зачем было надувать щеки, делать умный вид? Это стиль работы нашей администрации и главы!» Журналистка вторит ему: да-да-да, «пять миллионов бюджетных рублей куда-то исчезли». Будь у Баховцева нормальная пресс-служба и нормальные юристы, одного этого сюжетика хватило бы, чтоб редакция Доставаловой надолго потеряла всякий интерес к теленаездам. Вы же понимаете, что сообщения про «исчезновение» бюджетных средств вообще-то принято доказывать?

Или вот «апогеевская» Наталья Садриева несколькими днями позже рассказывала, как тяжело живётся в Нашгороде работникам почтовой службы. В Зеленогорске-то, сетовала она, учителям дали мэрскую надбавку к зарплате, решили проблему. А у нас, блин… И неизвестно девочке, что бузина в огороде и дядька в Киеве – всё же разные природные явления. А объяснить некому. Соратники — сами примерно такого же уровня подготовленности специалисты. Не без содрогания приходится по этому поводу напоминать воробьёвское бессмертное: «санитарно-лечебная школа»…

«В 2008 году должна измениться и городская медицина, медсанчасть войдёт в ведение федерального агентства», – пророчествовала осенью 2007 года Садриева. Ай-ай-ай, а была-то в чьём? «Пенсионеры просто устали выживать». Ка-ра-ул, гибнет город!

Те, кто поумней, только ручки потирали, взирая на эту пургу. Давай-давай, чучелко, нагоняй жути на железного горца. Нам всякое лыко в строку сгодится. Был Баховцевым в 1999 году арендован участок земли под застройку возле УПК, да он его передал потом другому человеку? Урод, понятно. Мошенник. Второй десяток лет дом строит мэр в лесу? Да взяточник, однозначно. Эгоист. Жена-предприниматель? Ну, это ващще – чисто хлопонинские миллионы!

Упоминавшийся выше плейбой Катунин мочил корки ничуть не хуже, а порой даже и лучше экзальтированных «апогеевских» дамочек. «Откуда главе удалось выкроить средства, остаётся неизвестным», — сие про погашение долгов МП «Гортеплоэнерго» перед ГХК сказано было, чтоб вы знали. Но из каких закромов денежки эти взялись, журналисту невдомёк, оказывается. Рыл-рыл, но не смог докопаться. Бедняжечка, что взять-то с него?

 

А Юлия Третьякова? «Железногорские чиновники в суд не являются, а тем временем в городе растёт число ВИЧ-инфицированных». А Юлия Гринько? «В одном из дружественных изданий глава города Геннадий Баховцев назвал имя своего кумира – Иосиф Сталин. Страшно подумать, чем это может закончиться!»

Да-да, страшно: чичас покатят но ночным улицам чёрные воронки. В подвалах Серого дома невинная кровушка прольётся. И падёт хиленькая железногорская демократия под напором административного фашизма…

А Владимир Хохлов? «Злые языки говорят, что конкуренты ПАТП – предприятие «Горавтотранс» – даже не участвовали в этом конкурсе».

Говорят.

Злые языки.

Японский городовой, да за что же нам проклятие такое?

А руководящие товарищи, что характерно, проговаривали в телевизор совсем другие слова. Вадим Медведев  в самый разгар герасинского фарса, в августе 2007 года, делился с мадам Кротовой: «Сказать о том, что ничего хорошего в городе не происходит, нельзя. Сало, мед, пчелы – всё месить с одной миске я бы не стал». Он же, после избрания в «ЕР» и в местные партийные лидеры, резонёрствовал: «Депрессивные настроение в ЗАТО удалось преодолеть». Непререкаемый Александр Хлопонин, ноябрь того же года: «В целом город Железногорск остается нашим ведущим городом в Красноярском крае. Мы гордимся этим городом».

Как это у них в рамках одного выпуска стыковалось-то, кто б рассказал?

ПОСЛЕ БАЛА

Гомерическая история герасинского переворота, наверное, не заслуживала бы столь пристального внимания, если б не две причины. Первая: Герасин был отнюдь не первопроходцем в благородном деле свержения тирана. Предшествовал ему (годом ранее и с тем же результатом) известный заколючинский абрек Анатолий Мамаев. Вторая причина – это след, оставленный герасинским шоу в головках, ослабленных политтехнологическими доходами.

Совсем недавно газета «Известия-Красноярск» опубликовала крайне примечательную заметочку про железногорские дрязги под загадочным названием «Расщепление «ЕдРа». Говорилось в ней, в частности, следующее:

в сен6тябре (так в тексте) 2007 года инициативная группа жителей ЗАТО потребовала от Владимира Путина снять с должности мэра Баховцева. Недовольство мэром достигло своего апогея после того, как он закрыл единственную молочную кухню в городе.

— по словам Герасина, с приходом Баховцева произошли заметные перемены: увеличение оплаты за ЖКХ на 50%, передача организации похорон в частные руки, непрофессиональная кадровая политика, отсутствие должного контроля в медицине, намеренное банкротство предприятий.

— тогда же губернаторский советник Вадим Медведев начал принимать весьма активное участие в политической жизни города, и даже собирался возглавить местное отделение «Единой России».

Такая вот очаровательная и явно очень неплохо оплаченная (особенно в сравнении с качеством исполнения) паранойя. Какой идиот это сочинял, предполагать не берусь, но искренне надеюсь, что кадр был не местный. Такого нагромождения нелепиц, фактических ошибок и откровенной клеветы в одном газетном абзаце я не припомню с весны 2005 года, когда железногорское «ЕдРо» оплачивало, не глядя, любую чернушную клевету — лишь бы не оказаться на обочине жизни.

Заметочка в «Известиях» содержит обвинение в совершении уголовного преступления. Следовательно, и газета, и Герасин – если, конечно, это действительно его слова были – в суде могут рассчитывать на заранее проигранное дело о диффамации. Художественный же свист насчёт роста оплаты услуг ЖКХ, закрытия молочной кухни, похоронного и медицинского шабашей в ЗАТО (про коняшек забыли почему-то!) только осложнят их положение, потому что обосновать подобные заявления физически невозможно.  уж какие бабки способна сдёрнуть Фемида с авторов залихватского вранья за подобные художества, «можно только догадываться».

Подзаголовок заметки, кстати, гласил: «партия власти намерена поставить мэром Железногорска Вадима Медведева». Сдаётся мне, губернаторский полпред вряд ли будет благодарен тайным доброхотам за такую рекламу. Если, конечно, он человек хоть немного адекватный.

Продолжение следует.

 

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.