Досье «СГ-26»

Досье «СГ-26»

Родился Геннадий Баховцев в августе 1947 года в деревне Каспиль Омской области, в семье механизатора. Детство было обычным для послевоенного деревенского пацана. В 1965 году он окончил среднюю школу. В связи с нехваткой учителей целых три года в этой же школе преподавал физику и математику. Потом поступил в Омский политех, который в 1972 году окончил с дипломом инженера-электрика. Молодого специалиста судьба занесла ещё глубже в Сибирь – в места глухие, секретные. Трудовой путь Баховцев начал в 1973 году электромонтёром в «Энергоуправлении». Хотя, если быть точным, тому предшествовали несколько месяцев работы грузчиком: анкеты в закрытый Красноярск-26 проверялись довольно долго, а жить чем-то надо было.
Из монтёров Геннадий Баховцев был переведён в мастера, затем в старшие мастера, наконец — возглавил участок. Профессионализм и порядочность стали основными аргументами для коллектива при назначении Баховцева руководителем самостоятельного предприятия «Горэлектросеть», что выделилось из «Энергоуправления» в 1992 году. С тех пор Геннадий Яковлевич бессменно возглавляет его. И нужно отметить, что в самые сложные времена МУП уверенно держался на плаву, не допуская «веерных» отключений производств, сокращения работников, задержек заработной платы. Более того. За эти годы, по инициативе Баховцева, было создано свыше 100 новых рабочих мест на участках по обслуживанию пожарной сигнализации и внутренних электрических сетей. Удалось оживить практически мёртвую станцию техобслуживания автомобилей…
Сейчас «Горэлектросеть» — стабильно работающее предприятие, где не забывают и своих пенсионеров, производя им ежемесячные доплаты к пенсии. Откуда денежки? Баховцев первым в городе задумался о необходимости экономии. И не только задумался. Проведённый им ряд мероприятий позволил МУПу вдвое снизить расходы на тепло.
В 2000 году Геннадий Баховцев был избран депутатом городского Совета. «Я долго, настойчиво и неприметно, не влезая в политику, работал на благо предприятия и его коллектива, — говорил он избирателям. — Чувствую, что приобретённый опыт может пригодиться в масштабах города. Баллотируясь в Совет, своей работой в нём я хочу принести пользу каждому жителю города». Что ж, по прошествии времени можно с уверенностью констатировать: и на этом посту директор «Горэлектросети» остался прежде всего ответственным, прямым и честным человеком. Ну а кроме того, он стал одним из своеобразных «центров силы» в законодательной власти Железногорска.

Депутат городского Совета Геннадий БАХОВЦЕВ: «За город обидно!»
Выборы муниципальной власти приближаются. 14 декабря горизбирком вручил удостоверение кандидата Геннадию Яковлевичу Баховцеву, депутату городского Совета и директору МП

«Горэлектросеть». Уроки бережливости
Всю дорогу в машине по радио пел Борис Гребенщиков: «Этот поезд в огне, и нам не на что больше жать. Этот поезд в огне, и нам некуда больше бежать. Эта земля была нашей, пока мы не увязли в борьбе. Она умрёт, если будет ничьей. Пора вернуть эту землю себе». Вот и говори после этого о совпадениях! Естественно, наш разговор с кандидатом начался со злободневного:
— Геннадий Яковлевич, уже никто не сомневается в том, что пресловутая Сосновоборская ТЭЦ вовремя сдана в эксплуатацию не будет. Правда ли, что полноценной, на уровне города, программе энергосбережения по силам немного снизить остроту грядущего теплового кризиса?
— Так говорит мировой опыт, так показывают наши расчёты. Знаете, первый вариант теплосберегающих технологий я увидел в деревне, четверть века назад. Там бабки на зиму поверх двойных рам приколачивали реечками обычную плёнку. И получалось у них тройное остекление. А ведь никаких планов для них никто не писал, никаких мероприятий не разрабатывал. И никакой глава их не утверждал. Просто бабуля знала, что зимой будет холодно, а дрова покупаются за свой счёт.
У себя в «Горэлектросети» энергосбережением мы начали заниматься примерно в 1997 году. Этого требовало нормальное развитие предприятия. Работаешь ведь как? Сначала затыкаешь дыры. Если дыры заткнул – делаешь профилактическую работу, чтобы новые не появлялись. А там уже можно начинать работать на перспективу. Энергосбережение – одно из таких перспективных направлений. И мы его на предприятии обкатали. В итоге здания «Горэлектросети» стали подходить под евростандарт. Температура регулируется, тепло экономится… Почти наполовину нам удалось снизить платежи за тепловую энергию.
— Впечатляет. Но почему то же самое не было сделано в масштабах города?
— Почти четыре года мы занимались внедрением этой программы на городском уровне. Ничего гениального там тоже придумано не было. Они давно известны, эти мероприятия. Они систематизированы. Просчитано, какая экономия будет иметь место от внедрения того или иного мероприятия. Все они ранжированы, то есть понятно, что нужно делать в первую очередь, что во вторую, и так далее.
Для эксперимента «Горэлектросеть» взяла три дома. На одном провели полный комплекс подготовки. На другом заменили теплоузел и установили теплосчётчик. На третьем — только теплосчётчик. И практика показала, естественно, что большей экономии удаётся достигнуть там, где больше проведено мероприятий. А в целом появились основания говорить о возможности 20-процентной экономии тепла на жилом фонде. Ура?

Кому невыгодна экономия
Тот же эксперимент показал, что горячей воды население потребляет больше норматива. Примерно процентов на десять. Никто ведь никогда не пытался её экономить. Да и счётчиков индивидуальных в квартирах нет: как проверишь, каков был расход? Очень многое зависит также от качества горячей воды. Если утром она в кране чуть тёплая, понятно, что её будут спускать очень долго и много. Пока не нагреется. При установке теплоузла здесь тоже можно было бы добиться кое-какой экономии.
— Итоги эксперимента подтвердили необходимость внедрения программы энергосбережения, — продолжает рассказ Геннадий Баховцев. — С относительными трудностями её принял депутатский корпус. Пошло финансирование. Но, к сожалению, придерживаться логики программы получалось далеко не всегда. Почему? Где можно быстро освоить большие деньги? Конечно, на окнах! Следовательно, в городе начали ставить эти самые окна с тройным остеклением. И к чему это привело? Температура в помещении повышается, а регулировки подачи тепла там нет. Люди вынуждены окна открывать и выпускать тепло в космос. Получается, что мы не только не экономим, а теряем, да ещё и создаём дискомфорт людям.
Кроме того, и эффект от экономии получился маленький. Потому что расчёты за тепло как производились по нормативам, так и производятся. Человеку ставить регулятор, закручивать его, уходя на работу, нет никакого смысла. А вот если бы мы обеспечили реальное снижение оплаты за сэкономленные ресурсы, разговор был бы совсем иной. Но, к сожалению, общего языка с ГЖКУ найти не удалось. У них очень сильно усложнилась бы методика расчётов – и они наотрез отказались от наших предложений. Так что фактически от реализации программы есть только итоговые данные эксперимента. А пользы жителям она не принесла.
— Могла ли такая экономия в принципе благотворно сказаться на кошельке горожанина? Реальные расходы производителя тепла никто не снижал. Есть котельные, есть их персонал. Есть дорожающее топливо. Есть, наконец, тарифы, рассмотренные и утверждённые Региональной энергетической комиссией. И эти тарифы, сколько бы мы ни экономили, всё равно будут повышаться…
— Я тоже слышал такие разговоры. Но это не совсем так. Включая режим экономии, мы сохраняем главное. Если речь идёт о воде, то мы меньше выкачиваем её из скважин. Когда город начинал строиться, уровень воды был примерно на восьми метрах. А сейчас качают уже с сорока! Есть разница? Живой пример – Карасятник. Как только уровень грунтовых вод понизился, озеро пропало. То же самое с теплом. Если мы все будем экономить, «Гортеплоэнерго» придётся меньше жечь мазута или угля. Это понятно. И к этому подталкивает вся логика развития человечества. Сравните нашу российскую машину с японской такого же класса. «Японец» процентов на 40 экономичнее. Потому что люди там привыкли считать затраты и всегда ставят себе такую задачу.

Пора вернуть эту землю себе
— Бог с ними, с японцами. Вы мне вот какую загадку объясните. Деньги на программу затрачены, шума власти наделали много, даже перед американцами похвастаться успели, а реального результата нет. Почему?
— Если предприятие требует денег на теплосбережение, оно должно чётко заявить: я берусь утеплить, скажем, три километра труб. За счёт этого вот на столько будут уменьшены теплопотери. И вот на столько процентов мы потом понизим тариф для потребителей. К сожалению, такой цельной цепочки городские власти не создали.
— По какой причине?
— Это целиком и полностью завело от руководителей города. Больше ни от кого. Почему-то они всё время запаздывали с принятием решений. Общее руководство программой мэр не удосужился назначить. Сначала её курировал Дектярёв, он ещё более-менее разбирался в хозяйстве, и мы находили общий язык. А потом всё перепоручили Дианову. А тому главное — свести цифры. И всякая логика вообще была потеряна. А сейчас даже и разговоры любые на эту тему прекратились. Некогда: выборы…
— На днях г-н И.О. пообещал жителям, что город не замёрзнет. И что власть сделала для этого всё возможное…
— Не знаю, что он имел в виду. Мы пока впереди планеты всей в том смысле, что очень много денег успели истратить. Но на деле те же тепловики, будучи монополистами, а) выдают потребителю неизвестно сколько тепла, и б) неизвестно, сколько эта услуга на самом деле стоит.
Обидно за город! Человек не может проверить ценообразование или тем более поторговаться с кем-то. Сказали – плати! Но и снизить потребление, если тариф ему не по карману, он тоже не может. Это же не электричество, где всё учитывается, и если хочешь сэкономить, то достаточно просто спать пораньше ложиться. Лампочка не горит – денежки не утекают. Поэтому я убеждён, что коммунальную реформу начинать нужно было как раз с установки счётчиков. Люди имеют право знать, за что они платят. Так, кстати, и правительство планировало. Как говорит Батухтин, нам надо было тупо исполнять закон. Но и этого никто делать не хочет!
— И пресловутые рыночные механизмы не работают?
— Ну почему? Кое-где работают. Очень выгодно заниматься энергосбережением частным предприятиям. Они снижают свои расходы — но энергетики тут же перекладывают их на других потребителей, кто ещё не созрел для экономии. И те начинают платить больше. Так что если мы сейчас не позаботимся о населении, то ему придётся тяжело. Потому что предприятия рано или поздно все начнут считать деньги и экономить, а для народа власть такую возможность так и не создала. Я думаю, это положение вещей пора изменить.

Беседовал Эдуард БЕЗОБРАЗОВ.

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.