Никто не забыт, ничто не забыто

10 августа 2005 года

НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО

Две недели назад в краевом Доме журналистов проходила пресс-конференция. Говорить на ней предполагалось о нашем бывшем мэре и его деятельности, направленной на повышение личного благосостояния. К сожалению, депутатские обязанности помешали мне сообщить краевым СМИ ту информацию, что скопилась у меня за последнее время…

ЧУДЕСА В РЕШЕТЕ

11 апреля с.г. следователь по особо важным делам прокуратуры Красноярского края Деменишин подписал постановление о привлечении в качестве обвиняемого по уголовному делу №25056 Катаргина А.В. По мнению прокуратуры, весной 2002 года у Андрей Васильича «возник умысел» на превышение своих должностных полномочий. Средства федерального бюджета, полученные на реализацию проекта «Создание производства универсальных замковых соединений Меликова» , он направил на финансирование другого проекта, не утверждённого Правительством РФ в рамках Программы развития ЗАТО.

Впоследствии проект этот получил название «Мехмаш» . Минувшей осенью представительница краевой прокуратуры заявила о нём примерно следующее: «Катаргин через подставные фирмы обналичил и украл 40 млн бюджетного кредита» . В апрельском постановлении старшего советника юстиции Деменишина ситуация детализировалась: «Средства бюджетного кредита ООО «Мехмаш» перечислило на счета лжефирм ООО «Дюкон», ООО НПО ПМ «Сибспецстройинвест» и ООО «Торисеврострой». Каких-либо работ, направленных на реализацию программы развития ЗАТО, указанными фирмами не велось. Денежные средства были фактически обналичены и присвоены собственниками ООО «Мехмаш» .

Квалифицируя преступление отставного градоначальника по ч.2 ст.286 УК РФ , следователь отмечал: «Цель программы развития: улучшение социально-экономического положения, создание производства и 100 новых рабочих мест, увеличение доходной части бюджета – не достигнута. Катаргин, будучи должностным лицом, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства» .

Пока всё ясно, правда? Однако уже 13 мая Деменишин подписывает иное постановление, о прекращении уголовного дела. В преамбуле этого документа многие положения предыдущей бумаги сохранены. Но не все. В частности, про действия Катаргина следователь теперь говорит по другому: «Небрежно относясь к обязанностям главы администрации…» И ещё: «Катаргин, зная, что не имеет права изменять целевое направление бюджетных средств, полагая, что действует правильно…» И наконец: «Действуя халатно, подписал договор бюджетного кредита».

 

МАЛОЙ КРОВЬЮ, МОГУЧИМ «ОТКАТОМ»?

Таким вот загадочным образом из преступника, действовавшего по чёткому умыслу, бедняга мэр превратился в чиновника, «всего лишь» по халатности прохлопавшего 40 млн рублей . По халатности, понимаете? Катаргин , оказывается, «не предвидел возможность наступления указанных общественно опасных последствий своих действий» , хотя – отмечает следователь — должен был и мог их предвидеть. В итоге с кредитными мильёнами произошло то, что произошло: «Бюджету ЗАТО причинён крупный материальный ущерб» вследствие небрежного отношения Катаргина к службе.

Данное преступление, естественно, подпадает уже под другую статью Уголовного Кодекса – ч.1 ст.293 . То есть расценивается законом, как преступление небольшой (! – Авт.) тяжести. Что это значит применительно к нашему случаю? Очень просто. Если с момента совершения такого преступления прошло два года, преступник автоматически освобождается от уголовной ответственности. А что у нас там получилось с датами? А получилось вот что: те полгода, что краевая прокуратура расследовала то ли злой умысел, то ли безалаберность мэра, как раз и помогли ему выйти относительно сухим из воды. «Инкриминируемое Катаргину деяние было окончено в ноябре 2002 года,.. срок давности уголовного преследования истёк в ноябре 2004 года» , — невозмутимо резюмировал свой поистине титанический следователь Деменишин .

Именно так – и никак иначе! – ушёл (пока?) от ответственности наш «молодой и энергичный» , проживающий ныне в Геленджике, на улице Первомайской, дом №2 . Следователь предложил ему согласиться с таким исходом дела, и Катаргин согласился. Отлично зная при этом, что подобный исход совершенно не реабилитирует его в данных обстоятельствах. Фактически бывший глава Нашгорода признал себя виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.293 УК РФ . А с другой стороны – что ему ещё оставалось делать? Возможность выскочить из истории с «Мехмашем» с минимальными потерями краевая прокуратура ему представила. По какой такой причине – можно только гадать. (Анатолий Мамаев на пресс-конференции в Домжуре говорил о крупной взятке, в связи с чем краевая прокуратура, по слухам, вознамерилась его самого озадачить уголовным делом – за клевету.) Катаргин естественно этот шанс не упустил, как человек практичный и комплексами не отягощённый.

 

КРАСНОДАРСКИЙ = КРАСНОЯРСКИЙ

Разговоры о том, что железногорский мэр регулярно нарушает закон, ходили по городу значительно раньше, нежели правоохранительные структуры соизволили заинтересоваться судьбой денег «Мехмаша» . В частности, очень много говорено было о коммерческих интересах Катаргина в Краснодарском крае. Мэр улетал в командировку в Минфин, а возвращался то из Испании, то из Геленджика, однако данное чудо тоже никого в Нашгороде не интересовало. А ведь оснований для привлечения градоначальника к ответственности достаточно имелось уже тогда!

Ещё зимой 2000 года городская прокуратура напомнила склеротичному Андрей Васильичу о необходимости прекращения предпринимательской деятельности. Нарушая федеральный закон «Об основах муниципальной службы в РФ» и краевой – «О муниципальной службе в Красноярском крае» Катаргин продолжал состоять в органах управления двух акционерных обществ, являлся учредителем и участвовал в работе семи коммерческих структур плюс персонально руководил еще двумя АО. В ответ на эти обвинения «молодой и энергичный» только пожал плечами и… перенёс свои бизнес-планы в более тёплые и инвестиционно привлекательные края.

Плевать Катаргин хотел на законы! Плевать он хотел на строительство теплозамещающего источника в Сосновоборске и на судьбу Железногорска вообще. «Завхоз» давным-давно готовил для себя убежище как можно дальше от «родного» сибирского городка, который делал из него человека, да так и не сделал. Зато обогатиться позволил – от пуза. Ещё в сентябре 2002 года Катаргин зарегистрировал в Краснодарском крае общество с ограниченной ответственностью «Кедровая роща» . Даная фирма занялась, в частности, строительством пансионата отдыха в Кабардинке. А в соседнем посёлке городского типа по имени Бетта у Катаргина имелся иной, но столь же очевидный коммерческий интерес. В апреле 2003 года мэр Нашгорода в компании своего зама по финансам Сергея Мерхалёва и сменщика в «Хозторге» Владимира Карасёва совершенно открыто перекупили у аборигенов фирму «Бирюза-Юг» .

Сколько денежек с сибиряков содрали за выход из дела три коммерческие структуры Краснодарского края, мы ещё выясним. Но уже сейчас можно говорить о том, что доли в уставном капитале ООО «Бирюза-Юг» 133 тысячи рублей — были поделены следующим образом: Карасёву с Мерхалёвым досталось по 30% , Катаргину 40 . (Правда, уже через пару месяцев долю Карасёва щедрый спортивный меценат Катаргин забрал себе.) Ну а представителем фирмы для регистрации изменений в её учредительных документах был назначен небезызвестный юрист Иосиф Сургуладзе , если не ошибаюсь — один из соучредителей железногорского ООО «Строительный холдинг «Сибхиммонтаж»

На вопрос, отчего и почему безнаказанность чиновников стала в Нашгороде железным правилом, вы легко сможете ответить и без моих подсказок. Система эта называется круговой порукой. От того, сумеем ли мы с вами сломать её, целиком зависит будущее города. Ставка достаточно велика. Игра стоит свеч. Сыграем?

© Эдуард БЕЗОБРАЗОВ.

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.