Арбитражное фиаско

АРБИТРАЖНОЕ ФИАСКО

Следствие по т.н. делу «Мехмаша» тянется уже полтора года. Ведёт его краевая прокуратура. А параллельно следственным действиям развивается другая сюжетная линия истории, «прославившей» Железногорск на весь край.

ХРОНИКА ЛЕТЯЩИХ МИЛЛИОНОВ

Напомним суть дела. Летом 2001 года Серый дом рассмотрел проект, представленный директором ЗАО «Технополис» Бутычем. Бизнес-план предусматривал создание в Нашгороде производства универсальных замковых соединений академика Меликова. Городской Совет этот проект утвердил, Москва выделила 51 млн рублей, на которые уже в 2001 году в ЗАТО планировалось создать сотню рабочих мест.

В сентябре под проект было зарегистрировано ООО «Мехмаш». Но работа не задалась. В феврале 2002 года «Мехмаш» направил в Серый дом «Дополнение к бизнес-плану», в котором фактически отказывался от прежних намерений. Московский (!) директор фирмы предложил профинансировать новую идею – строительство линии полимерного проката (ЛПП). Заработанные на ней денежки, типа, можно пустить на многострадальные замки для трубопроводов. Когда-нибудь потом…

Летом 2002 года изменения в бизнес-плане вновь утвердил горсовет. Как очевидец могу заявить: депутаты прекрасно понимали, что никаких замков «Мехмаш» производить не станет. Тем не менее, они пустились на детскую хитрость: давайте назовём не-Меликова Меликовым. Не возвращать же деньги в Москву! Ну и назвали. Сделали приятное Андрей Васильичу и его соратникам по борьбе за дензнаки.

Катаргин и Бутыч (теперь в роли технического директора «Мехмаша») заключили договор о кредитовании. График освоения средств состоял всего из четырёх позиций. Считаем. Заказ линии полимерного покрытия металлической ленты стоимостью 12 млн рублей – раз. Покупка узлов и агрегатов для химподготовки ленты у московской фирмы за 19,85 млн рублей – два. Приобретение грузоподъёмного оборудования у другой московской фирмы, на 4,15 млн рублей – это три. И, наконец, покупка опять-таки у москвичей цеха в Железногорске (!) за 15 миллионов — четыре. Всё. Кредит расписан до копеечки.

В сентябре 2002 года финансирование «Мехмаша» началось, с кучей нарушений. И очень скоро участники сделки стали сигнализировать друг на друга в компетентные органы. Так, Катаргин заявил, что насчёт ЛПП его обманули. Хотя и не вполне ясно – кто. Обнаружилось также, что получателей железногорских миллионов по указанным адресам найти невозможно. И всё-таки администрация не унывала. Оставшиеся 11 миллионов мэр в 2003 году объявила «спасёнными» — и преспокойно пустил на другие цели.

 

НЕПРИЯТНОСТИ НАЧИНАЮТСЯ

Первый пинок за «Мехмаш» прилетел год назад, от Контрольно-ревизионного управления Минфина по Красноярскому краю. Инициирована проверка была РУ ФСБ по письму предпринимателя Юрия Кулачинского президенту Путину. Выделение «Мехмашу» 40 млн рублей ревизоры признали незаконным, а их использование – нецелевым.

Такое развитие событий администрации, естественно, не понравилось. Вряд ли их особо беспокоили, так сказать, общественные последствия этой неприятности. Подумаешь, накажут городской бюджет на кучку денег. У Серого дома таких кучек пока много. А вот что касается ответственности персональной, тут всё гораздо хуже. В первую голову отвечать на неприятные вопросы пришлось бы персонально мэру. Почему?

Шум вокруг «мехмашевских» миллионов начался не с пустого места. Коммерсанты написали куда следует бумагу о том, что глава администрации вымогает у них деньги. По этому заявлению была — вероятно — проведена какая-то проверка. Но возбуждать уголовное дело не стали. То ли гг правоохранители не нашли оснований, то ли попросту не решились. Второе, конечно, вернее. Ибо ваш корреспондент собственными ушами слышал запись беседы мэра с бывшим директором «Мехмаша». «Первое – расчёты с Москвой, — напоминал Катаргин Сергею Журавлёву. — Второе – со мной…»

Сильно сомневаюсь, что мэрским адвокатам удалось бы внятно объяснить столь чеканные формулировки в рамках действующего законодательства. Впрочем, у них ещё есть шанс попробовать. По имеющейся информации, постановление об отказе в возбуждении против Катаргина уголовного дела на днях было опротестовано и отменено. И это стало вторым ударом по сильно засаленной репутации нашего градоначальника. Первый случился так же неожиданно в арбитражном суде Красноярского края 13 августа.

 

РЫБАК РЫБАКА ВИДИТ ИЗДАЛЕКА

Едва ли не главным доводом Серого дома в подтверждение собственной правоты в деле «Мехмаша» было поведение федеральных органов. Если бы кредитование было действительно незаконным, твердили Катаргин сотоварищи, то финансовые санкции последовали бы незамедлительно. С бюджета ЗАТО сняли бы сумму нецелевого кредита, т.е. 40 млн рублей. Потом на такую же сумму Нашгород был бы оштрафован. Потом — пени, и всё такое прочее. Ну а раз санкций нету, значит, все разговоры беспочвенны.

Последний раз такие речи в Сером доме звучали, если не ошибаюсь, уже в этом году. Но, как выясняется, это была всего лишь очередная детская разводка. Потому что в октябре 2003 года краевое Управление федерального казначейства (УФК) Минфина предъявило нашему ГорФУ уведомление об уменьшении бюджетных ассигнований. Спорные, но однозначно исчезнувшие в «Мехмаше» 40 млн рублей Железногорск должен отдать, как использованные нецелевым способом.

Над поступившей бумагой в Сером доме думали целых пять месяцев. Администрация решила протестовать, лишь заполучив благоприятное для себя заключение от некой аудиторской фирмы. Комизм ситуации состоял в том, что в Центральном районном суде Красноярска аккурат в эти дни разбирался иск Андрея Катаргина к «СГ-26». Делу «Мехмаша» на том процессе было уделено немало времени. И вот там-то мы впервые узнали о существовании фирмы «Актив-Аудит», которую Катаргин нанял, чтобы хоть как-то подстраховаться. Тем не менее, в суд адвокаты мэра представили не оригинал аудиторского заключения, а копию. Оригинал, судя по всему, пошёл в уголовное дело №63270. В дело «Мехмаша».

Несколько слов об ООО АФ «Актив-Аудит». Свою лицензию за №Е003282 эта фирма получила в январе 2003 года. Как и где они пересеклись с сибирским мэром, не очень понятно. Но отчётность Серого дома они, конечно, проверить могли. Тем более, что работёнка эта, по слухам, обошлась нашим администраторам в оч-чень кругленькую сумму – 30 тысяч долларов. Однако готовить заключение «Актив-Аудиту» было бы куда проще, если б располагался он, скажем, в Красноярске. А не в подмосковном городке Долгопрудном…

 

«КОЗЫРНАЯ» ЗАЩИТА

Итак, администрация обратилась в краевой арбитражный суд с заявлением о признании решений КРУ и УФК незаконными, и об их отмене. По мнению Серого дома, проект академика Меликова был в Нашгороде всего лишь уточнён. В связи с чем возникла необходимость покупки линии полимерного покрытия листового проката. В «уточнённом» бизнес-плане она описывалась как якобы составная часть проекта. Что, собственно, и предстояло подтвердить на процессе аудиторскому заключению из Подмосковья.

Интересы администрации в суде представлял Дмитрий Козырев. Бывший юрист ГХК начал адвокатскую карьеру, если кто не знает, в 1991 году с директорства в АОЗТ «Партнер-маркет», которое Дмитрий Анатольевич учредил вместе с С.П.Коробейниковым. За следующие четыре года Козырев успел поучаствовать в деятельности ещё доброго десятка разнообразных предприятий. Об успешности выбранного им пути говорит тот факт, что ограбление козыревской квартиры в 1996 году обогатило налётчиков аж на 400 миллионов неденоминированных рублей.

Несмотря на железногорскую прописку, г-н Козырев трудится сейчас в краевом центре. И слывёт крутым и высокооплачиваемым специалистом как раз по арбитражу. Злые языки, правда, объясняют его успехи родственными связями в правоохранительных органах, но тут, как говорится, не пойман – не вор. Со своей стороны могу официально заявить, что в гражданском судопроизводстве Дмитрий Анатольевич не очень силён. Во всяком случае, представляя Катаргина на процессе против «СГ-26», особыми достоинствами он не блистал. Наоборот, «плавал» в вопросах, очевидных даже для профана. А потом давал «Информ-Экспрессу» совершенно невозможные для адвоката интервью.

Ну да не будем отвлекаться. По уже сложившейся традиции, г-н Козырев в арбитраже развернул самую бурную деятельность. Он менял исковые требования, уточнял их, заявлял ходатайства – словом, вовсю демонстрировал профессионализм. Привлечённые в процесс специалисты КРУ от этой суеты изрядно пали духом. (Миф про «всё схвачено, за всё заплачено» вообще пустил в российском обществе глубокие корни.) Однако прозвучавшее решение оказалось совсем не таким, как ожидали стороны.

 

БУМАГА ВСЁ СТЕРПИТ

В обоснование своего требования Серый дом представил суду два документа. Первый — уже упоминавшееся аудиторское заключение из Подмосковья, датированное декабрём 2003 года. Второй — письмо из Департамента межбюджетных отношений Минфина от 22.01.2004г. В первом фактически говорилось о том, что холодильники «Бирюса» и замковые соединения для трубопроводов – суть одно и то же. Во втором Министерство финансов вроде бы относило изменение проекта из Программы развития ЗАТО к компетенции местных властей.

Однако суд эти бумаги прочёл по-своему. Дорогущее аудиторское заключение попросту пошло в корзинку. Поскольку, цитирую, «выводы, изложенные в данном заключении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела». Деньги Программы развития были выделены «Мехмашу» на реализацию дополнения к бизнес-плану, а не самого бизнес-плана. В «Дополнении» предусматривалась лишь ВОЗМОЖНОСТЬ производства конструкций Меликова. А для этого требовалось сперва провести научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Но оплачивать их из средств бюджетного кредита было явно невозможно. Потому что – помните? – весь он без остатка уже был расписан. Следовательно, для реализации первоначального инвестиционного проекта потребовались бы новые кредиты. И значит, цель мероприятия Программы развития, утверждённого в Москве, не была достигнута.

Эта здравая мысль помешала суду принять во внимание и письмо из Минфина. Фактически в новой редакции бизнес-плана «Мехмаша» была произведена подмена одного производства другим. Соответствующее заключение экспертов из КГТУ также имеется в деле. Кроме того, с выводом о нецелевом характере использования кредита Департамент межбюджетных отношений Минфина, оказывается, официально согласился ещё в ноябре 2003 года.

Как видите, простора для фантазии у суда не было. «Денежные средства были направлены и использованы администрацией ЗАТО на цели, не соответствующие условиям их получения», — сказано в решении арбитража. Казначейство, выходит, поступило абсолютно законно. Заработали – получайте. Вернее, отдавайте разбазаренное.

 

КТО ПОПАДЕТ ПОД РАЗДАЧУ?

И вот тут настала пора определяться с конкретными субъектами имевшего место правонарушения. Главным распорядителем средств бюджета ЗАТО является ГорФУ. Оно непосредственно подчинено Катаргину, а в вопросах оперативного управления – первому заму мэра. Кстати, Анатолий Тубольцев тоже отметился в истории «Мехмаша», подписав от лица муниципалитета дополнительное соглашение к договору бюджетного кредита.

Отвечать за косяки должна именно администрация и никто иной. Это ясно. Городской Совет в силу его обезличенной коллегиальности наказать, к сожалению, сложновато. Но степень ответственности отдельных чиновников всё-таки очевидно дифференцирована. Та же начальница ГорФУ Елена Панченко, к примеру, была против предоставления кредита «Мехмашу». И предусмотрительно оставила в документах соответствующий автограф. В случае чего это ей, надо полагать, зачтётся…

Так что же у нас получается в итоге? Виновные в нарушении закона вроде бы определены. Нанесённый ими ущерб – налицо. Но на деле пока наказаны только ни в чём не повинные железногорцы, чей бюджет существенно облегчил «Мехмаш». Пострадал весь город в целом, рассчитывавший получить по Программе развития 2003-2004 годов ВОСЕМЬСОТ ШЕСТЬДЕСЯТ ЧЕТЫРЕ МИЛЛИОНА рублей. И не получивший их, по очевидным причинам.

Горя желанием обелить себя, Катаргин, в конце концов, подал на «Мехмаш» в суд. В январе с.г. формальное решение о взыскании долга было принято. Но, сами понимаете, взять что-либо с пустышки невозможно. В этой ситуации «СГ-26», как и всех горожан, естественно, очень интересует один вопрос: когда, наконец, виртуальная ответственность руководства города превратится в ответственность реальную? Чёткого ответа, увы, пока нет. Следствие вновь продлено. Насколько мне известно, никто из действующих лиц аферы не горит желанием садиться в тюрьму вместе с Катаргиным. А без их обличающих показаний наш градоначальник имеет шанс ещё долго изображать из себя оскорблённую невинность.

30.08.2004 года.

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.