Политическая реклама

ГЕННАДИЙ БАХОВЦЕВ: «ЛЮДИ ВЫБИРАЮТ ЧЕСТНУЮ ВЛАСТЬ»

Чудес на политическом небосклоне Нашгорода не было давненько. Триумфальный прорыв Геннадия Баховцева на первом туре мэрских выборов стал приятным сюрпризом для железных горцев, жаждущих перемен к лучшему. Впрочем, сам Геннадий Яковлевич убеждён, что избиратели не просто выразили ему свою поддержку. Население города проголосовало против нынешней исполнительной власти, в какие бы одежды она не рядилась.

ЧТО ПОКАЗАЛО УТРО
Для такого вывода у депутата горсовета, директора МП «Горэлектросеть» имеются все основания. Десятипроцентный отрыв от ожидавшегося фаворита предвыборной гонки – это вам не кот начхал. Заявления оппозиции о кризисе власти в Железногорске получили самое что ни на есть материальное подтверждение. «Опрос Машковцева» (так уже окрестили выборы в Сером доме) дал достаточно печальную для Тубольцева и Катаргина картину. Картину полного краха, если учитывать, какие ресурсы были впалены этим тандемом в избирательный процесс.

Об этом, судя по всему, и шёл разговор у г-на Тубольцева со срочно прилетевшим в Нашгород Андрей Васильичем в минувший вторник. У нас же с Геннадием Баховцевым приоритеты в беседе получились несколько иными. «СГ-26» интересовало, как оппозиционный кандидат оценивает результаты прошедших выборов. И какие прогнозы делает на будущее. Однако первый вопрос был о внешнем виде здания администрации. Какое-то оно сразу неухоженное стало. Скользкие ступени главного входа, снег и лёд на стенах… Неужели некому стало прибраться?

— Итоги первого тура выборов убедительно выявили настроение в обществе, — улыбается Геннадий Яковлевич. — Люди считают, что власть надо менять. Такие результаты голосования безусловно стали полной неожиданностью как для Анатолия Тубольцева, так и для его штаба. Это понятно. Внешне всё у них выглядело достаточно благопристойно. Кампания вроде бы сбоев не давала. На встречах с Тубольцевым все ему обещали поддержку. Кто же начальнику в глаза скажет другое?

— Но ведь такую вероятность нельзя было не учитывать? У специалиста должна быть ясная голова. Это кандидату дозволяется переоценивать свою роль в истории. Политик без амбиций – не политик…
— Амбиции тоже на чём-то должны базироваться. Что-то нужно иметь за душой, чтобы предъявить избирателям. Мы, признаюсь, реально рассчитывали, как люди трезвые, на второе-четвертое место. Причины на то были вполне весомые. Мы поздно начали засвечиваться. На встречи с избирателями на предприятиях был наложен строжайший запрет. (В этом смысле административный ресурс сработал отлично.) Доступ в СМИ тоже был искусственно ограничен. Либо – как на теледебатах – ведущие проводили политику максимальной поддержки в отношении только одного человека, Анатолия Тубольцева. Неугодным же кандидатам приходилось нелегко.

У ПОБЕДЫ МНОГО ОТЦОВ
— Но Вы неплохо справились. А Кротова Вам после голосования ещё не звонила?
— Нет. Да я и не знаю, о чём нам говорить. Вела-то она себя не очень хорошо. Я прекрасно понимаю, какая задача перед нею была поставлена, и в принципе не возражаю: пусть она меня поливает. Но только не в моё эфирное время. Это уже чересчур! Перебор явный.

— За такую работу муниципальных средств массовой информации отдельное спасибо надо сказать городскому Совету. И Вам лично — обязательно отметила бы Людмила Георгиевна — тоже. Вы же депутат!
— Никто и даже Кротова не сможет отрицать, что я всю жизнь требовал у администрации оставить СМИ в покое. Не делить их, не выделять, не трясти коллективы. Но они всё равно сделали по-своему. И получилось как в пословице «За что боролись, на то и напоролись». Тот же Мерхалёв сейчас витает от штаба к штабу – кто возьмёт?

— А Ваша популярность после воскресенья сильно выросла? Телефон не перегружен?
— Звонят много, но я трубку почти не беру. Не успеваю просто. Не все ведь по делу звонят. Кому-то просто охота отметиться. Как говорится, поражение – сирота, а у победы всегда отцов много.

— С той стороны звонки были? По городу ходят слухи, что кандидат Баховцев снимет свою кандидатуру в пользу Ульяныча. Часть народа готова повестись на эти провокационные разговорчики.
— Никаких переговоров с Тубольцевым не будет, это люди должны знать чётко. Выборы главы администрации – не зимняя рыбалка, куда я могу поехать, а могу передумать. Это совсем другое мероприятие. Здесь так не играют. С доверием людей, в первую очередь, не играют. Что, кстати, показали и все остальные кандидаты. Ни один из них в первом туре не снялся в чью-то поддержку, все дотянули до голосования.

— Но теперь ситуация в корне изменилась. Консенсус какой-то, блокирование с коллегами возможно?
— Большинство кандидатов тоже придерживались той точки зрения, что существующая исполнительная власть полностью себя изжила. Нас, депутатов городского Совета, в последнее время часто упрекали в том, что целых шесть человек двинулись на выборы. Мол, не в состоянии Совет консолидироваться. Понятно, конечно, к чему велись такие разговоры. Ну так вот. В течение двух дней уже шесть кандидатов официально выступили в мою поддержку. В том числе – все четыре действующих депутата ГС. Они готовы оказать мне посильную помощь. Не за какие-то блага в будущем. Просто потому, что считают необходимой смену власти.

ПРО ТЕХНОЛОГИИ И ЖИЗНЬ
— Геннадий Яковлевич, что Вас больше всего удивило на этих выборах?
— Естественно, Моргун. Мы с Базаем в городе тридцать лет проработали и вот к чему-то пришли. А тут человек за месяц сделал себе 10%! Однако я всё-таки считаю, что политтехнологи и деньги – не самое главное. Не решающее. Иначе соваться на выборы и не стоило бы. Вспомните Норильск. Там тоже не учли настроение города. Думали, что административный ресурс, деньги, плюс стандартные кальки политтехнологий сработают в их пользу. Но этого не произошло.

— Для профессионального политтехнолога главное – дать результат. Реноме своё подтвердить, чтобы новые заказчики потом приходили. А если задача ставится явно невыполнимая, то за неё берутся либо за очень большие деньги, либо это нахальные дилетанты.
— Не знаю. В моей кампании не были задействованы ни профессиональные пиарщики, ни большие деньги.

— Сколько, кстати, она стоила?
— Примерно четыреста тысяч с небольшим. В основном это была покупка площадей в газетах, ролики на телевидении и радио. Штаб мой работал практически весь бесплатно. У нас даже не было возможности проводить регулярные соцопросы. Приходилось пользоваться чужими. Но в них меня вообще не было. Ни первым, ни вторым, ни пятым. И всё-таки политтехнологи пусть не плачут, что не попали в точку, и пусть объяснят своим хозяевам, почему такая беда с ними приключилась. Город у нас маленький. Прежде чем выдвигать свою кандидатуру, я тщательно взвесил факторы, которые сыграют на меня.

— И что это за факторы?
— Я всё-таки отработал в городе тридцать лет. К нам по долгу службы ходило очень много людей. Кому-то приходилось отказывать, кого-то отключать за неуплату. Тем не менее, мы ни с кого не вымогали никогда денег. Жили по закону. Были порядочными. Думаю, что это в головах у людей всё-таки отложилось.

Второе: огромную поддержку и помощь мне оказал наш коллектив. Я обратился к ним, сказал, что у меня нет больших финансовых ресурсов. Попросил проагитировать своих знакомых, близких – на добровольной основе. Обратился также к нашим пенсионерам, которым мы по мере сил помогаем уже много лет. Качественная и очень искренняя агитация получилась.

Ну и третья составляющая – это власть. Которая настолько обрыдла народу, что менять её было достаточно легко. Позиции были подготовлены Вашей газетой. Причём сокрытие информации муниципальными СМИ лишь усиливало интерес читающей публики к «СГ-26».

ЛЮДИ И МАНЕКЕНЫ
— Революционная ситуация налицо?
— Да. В городе сейчас происходит мини-революция, которую во многом подготовила сама власть. Я уже где-то говорил: власть обязана постоянно помнить о том, что когда-то ей предстоит отвечать за свои дела перед населением. Как можно этого не понимать? Жизнь так устроена, что ты сегодня начальник, а завтра – бомж. В городе, конечно, могут быть разные оценки деятельности уходящей команды. Но высокий процент протестного голосования показывает, что стойкое недоверие к администрации в обществе имеет место быть.

— У всякой проблемы есть причина. Что сейчас беспокоит избирателей больше всего?
— Про теплоисточник меня очень много спрашивали. Про колючую проволоку. Про закрытие школ и садиков. Про стоимость жилищно-коммунальных услуг. Про низкую заработную плату. Про жизнь вопросы были, короче говоря. Баню вот закрыли на девятом — а надо было держать, там же много жителей! Пусть чуть-чуть она будет дотационной, ничего страшного. Про спирт спрашивали. Власти говорят, что не могут прекратить торговлю. Почему!? У них что, лицензия есть на торговлю палёным спиртом на дому? Просто не хочет никто этим заниматься. А кому-то, наверное, ещё и выгодно ничего не делать. Как у Вас в газете пишут: крышевать этот «бизнес»… В филиале КГТУ ребятишки очень много вопросов назадавали. В частности, про платные секции и кружки. Дети из малообеспеченных семей вынужденно болтаются на улице. Неужели городу это может быть выгодно?

— Что ещё в этой кампании Вы можете отметить?
— «Чёрных» технологий всё-таки было мало. Хотя это, наверное, нас ещё ждёт впереди? Большое количество кандидатов, думаю, здесь сыграло свою роль. Штаб Тубольцева не смог верно определить главного противника, поэтому понемножку доставалось всем.

— Но теперь-то всё будет по-другому. Даже если бы Ульяныч сам не готов был ломиться к власти любой ценой, его заставило бы окружение. Ставка ведь больше чем Ж.
— Да. Разведка доносит, что в штабе оппонента хотят списать на «Горэлектросеть» проблемы с запуском новых очистных сооружений. Это, конечно, бред, мы свою работу там сделали давным-давно, но если тебя обвиняют, надо оправдываться. А если ты оправдываешься, то ситуация уже заведомо проигрышная. Часть людей думает: «Оправдывается — значит, в чём-то виноват!» На эту группу избирателей, собственно, подобные приёмы и рассчитаны. Мы, конечно, своё доброе имя восстановим потом. Но будет поздно. Поэтому я призываю избирателей очень внимательно слушать то, что им сейчас будут рассказывать. И крепко думать над услышанным.

СКОМОРОХИ НЕ ТРЕБУЮТСЯ
— Геннадий Яковлевич, каковы Ваши прогнозы на второй тур?
— Ситуация вроде бы должна вызывать эйфорию, да? Мы очень достойно сейчас выглядим. Разрыв-то большой. Это ещё не победа, но полученным результатом уже можно гордиться. Грубых ошибок мы всё-таки не сделали, в отличие от конкурентов. Однако практики добровольной передачи власти в городе не существует. Все держатся за своё кресло до конца. Поэтому второй тур будет очень напряжённым.

Могут быть применены любые приёмы, в том числе, мы опасаемся, и противоправные. Есть сигналы о том, что попытки фальсификации итогов голосования на отдельных участках всё-таки были. И это неудивительно. Город у нас маленький, мы уже видим, какими путями и методами движется к цели администрация. Например, Ямпольскому (директор МСУ-73 – Ред.) Тубольцев сказал ещё до голосования: «Не получишь ни одного муниципального заказа, если пустишь к себе Баховцева». Анатолия Никитича Распутина вообще заставили уволиться. Очень неприлично всё это смотрелось…

Кроме того возможна попытка отменить итоги выборов, ссылаясь на формальные обстоятельства. Связанные с ситуацией в муниципальных СМИ, а также с непроработаным Уставом ЗАТО. Когда в Совете начали гонку по экстренному принятию Устава, я предупреждал, что такая опасность весьма вероятна, но коллеги меня не услышали, к сожалению. Так что расслабляться нам не приходится. Ещё надо будет поработать напрямую с избирателями. Надеюсь, что теперь проблемы с допуском на градообразующие предприятия будут сняты… Словом, будем бороться и бороться. Причём бороться будем чистыми методами.

— А в Нашгород валом повалят всевозможные коробейники, на все лады расхваливающие Тубольцева.
— Пусть едут. Итоги первого тура показали, что железногорцы не склонны слепо верить кому бы то ни было. Я думаю, что «Единая Россия», к примеру, сама не рада теперь, что ввязалась в агитацию на стороне Тубольцева. Вряд ли какие-то гости с Большой Земли смогут сейчас переломить настроение избирателей. Разве что Винокур с Эсамбаевым? Сомневаюсь, что кто-то из действительно уважаемых людей захочет очутиться в роли наёмного клоуна. Поэтому я искренне благодарю тех моих земляков, кто пришёл на выборы и отдал свои голоса за меня, благодарю вообще всех избирателей, явившихся на избирательные участки 16 января. И прошу так же серьёзно отнестись ко второму туру выборов. Один шаг к новой жизни мы уже сделали. Нужно сделать другой. Останавливаться на полпути недопустимо. Судьба города зависит от нас.

Беседовал Эдуард БЕЗОБРАЗОВ.

Добавить комментарий

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.